al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Производство умерло. Да здравствует воспроизводство!

 Бодрийяр ("Символический обмен и смерть"): 
"Гранди­озный парадокс: труд все меньше и меньше является производитель­ной силой и все больше и больше — продуктом. Этот аспект — одна из самых характерных сторон той перемены, которую претерпевает ныне система капитала, той революции, в результате которой она пере­ходит от собственно производственной стадии к стадии воспроизвод­ства. Чтобы функционировать и распространяться вширь, она все меньше нуждается в рабочей силе, а от нее требуют, чтобы она давала, «производила» все больше труда. Абсурдный замкнутый круг — система, в которой ра­ботают, чтобы производить труд.
Ныне, когда продукты производства — все продукты, включая и сам труд, — оказались по ту сторону полезного и бесполезного, производительного труда больше нет, остался только труд воспроиз­водительный. Точно так же нет больше и «производительного» или «непроизводительного» потребления, осталось только потребление воспроизводительное. Досуг столь же «производителен», сколь и труд, фабричный труд настолько же «непроизводителен», как досуг или труд в третичном секторе; первая формула не отличается от вто­рой, и эта неотличимость как раз и знаменует собой завершение фазы политической экономии. Все стали воспроизводителями — то есть утратили конкретные целевые установки, которые их различали. Никто больше не производит. Производство умерло. Да здравствует воспроизводство !

При нынешней системе воспроизводится сам капитал в самом строгом своем определении — как форма общественных отноше­ний, — а не в вульгарном понимании, как деньги, прибыль и хозяй­ственная система. Воспроизводство всегда понималось как «расши­ренное» воспроизводство способа производства, обусловленное этим последним. На самом же деле следовало мыслить способ производ­ства как одну из модальностей (не единственную) режима воспроиз­водства. Производительные силы и производственные отношения — иными словами, сфера материального производства — представляют собой, пожалуй, лишь одну из возможных, то есть исторически относи­тельных конъюнктур, возникающих в процессе воспроизводства. Воспроизводство — форма гораздо более емкая, чем экономическая эксплуатация. А стало быть, игра производительных сил не является ее необходимым условием.
Разве исторически статус «пролетариата» (наемных промыш­ленных рабочих) не определялся прежде всего заточением, концент­рацией и социальной исключенностью?
Заточение мануфактурного рабочего — это фантастическое распространение того заточения, которое описано у Фуко для XVII века. Разве не возник «промышленный» труд (то есть труд не­ремесленный, коллективный, поднадзорный и без владения средства­ми производства) в первых больших Генеральных госпиталях? На своем пути к рационализации общество первым делом интернирует праздношатающихся, бродяг, девиантных индивидов, дает им занятие, прикрепляет к месту, внушает им свой рациональный принцип труда. Однако здесь происходит взаимозаражение, так что разрез, с помо­щью которого общество учредило свой принцип рациональности, об­ращается и на все трудовое общество в целом: заточение становится микромоделью, которая затем, в качестве промышленной системы, рас­пространяется на все общество в целом, и под знаком капитала и продуктивистской целесообразности оно превращается в концентрацион­ный лагерь, место заключения, затворничества."

Фурс в своей статье о Бодрийяре пишет:
"Прежде труд означал реальность общественного
производства, он был пронизан целенаправленностью. Даже подвергаясь эксплуатации,
он производил общественное богатство. Более того: представая как историческое
страдание, своей оборотной стороной он обещал конечное освобождение. Теперь это
не так: перестав быть производительным, труд стал воспроизводительным. Он
воспроизводит сам себя в качестве общественного знака: пафос производства умер,
тем важнее воспроизводить труд как службу на благо общества, как общественный
принцип реальности. На деле труд уже не является воплощением исторического "праксиса",
порождающего общественные отношения, он больше не сила, а общественный знак
наряду с другими: "Трудом овладела знаковая форма, чтобы выпотрошить из него
всякое историческое и либидинальное значение и поглотить его в процессе своего
собственного воспроизводства…" [6, p. 24]. 
От труженика требуется не производить, а социализироваться — включаться в сеть
общественных знаков, значимых только как взаимно соотнесенные элементы, и
воспроизводить ее своей энергией. Подвижная структура интеграции, помещающая
индивидуумов в операционально размеченную социальную сеть, работает в режиме
постоянной мобилизации: люди должны быть повсюду приставлены к делу. В итоге
воспроизводительный труд заполняет всю человеческую жизнь как фундаментальная
репрессия и контроль, как необходимость постоянно чем-то заниматься в то время и
в том месте, которые задаются общественным кодом. Этот аспект своеобразного "закрепощения"
индивида общественным кодом в процессе воспроизводительного труда Бодрийяр
поясняет при помощи понятия труда-услуги, в котором продукт неотделим от
исполнителя. Этот вид труда не случайно был пренебрежительно оставлен без
внимания Марксом: труд-услуга представляется архаичным при продуктивистском
понимании общества, но оказывается фундаментальным, если исходить из понятия
воспроизводительного труда. Предоставление услуги — это предоставление времени
своей жизни, отдача своего тела, и не важно, производится ли при этом вообще что-либо. 

Благодаря понятию воспроизводительного труда упраздняется не только надуманное
различение производительного и непроизводительного труда, но и выделение труда
среди других видов общественной деятельности: труда в узко-экономическом смысле
слова больше нет, поэтому-то и можно сказать, что труд — повсюду. Даже досуг
является формой воспроизводительного труда в той мере, в какой он
регламентирован общественным кодом. 
Таким образом, именно потому, что сфера экономики утрачивает свою специфичность
(свою "ауру" производительности), все общественные процессы можно описывать в
терминах расширенной политической экономии — в терминах тотальности
воспроизводительного труда, регламентированного общественным кодом. Подсказка
Беньямина помогает Бодрийяру ответить на вопрос о природе объекта-кентавра: вещь-знак
создается воспроизводительным трудом. Воспроизводительный труд находится по ту
сторону различения экономики и культуры: он не локализован в сфере экономики, а
образует всю общественную материю; создает не просто стоимости, а вещи,
являющиеся общественными знаками. С другой стороны, он никоим образом не
исчерпывается практикой означивания, поскольку его продукты суть предметы
общественно регламентированного потребления в самом широком смысле (включая,
конечно же, и знаки как предметы культурного потребления). Производя предметы
потребления как общественные знаки, он воспроизводит специфический режим
общественного господства. 
Новый модус "господства капитала": моделирование реального. Если капитал
представляет собой режим господства над трудом, то, по Бодрийяру, можно говорить,
что мы по-прежнему живем при капитализме, так как регламентация
воспроизводительного труда общественным кодом представляет собой чистейшую форму
господства. Уникальность этой формы состоит, прежде всего, в том, что капитал не
имеет здесь конкретного социального воплощения: господство осуществляется без
опоры на какой-либо общественный класс и без видимого насилия. В
воспроизводственной фазе "дискурс" капитала очищен от промышленных, финансовых,
классовых "диалектов", представленных в производственной фазе. В рамках наличной
общественной системы капитал воспроизводится в своем самом строгом определении —
как форма общественных отношений, — а не вульгарно представляется в виде денег,
прибыли или экономической системы [6, p. 49]"


Subscribe

  • 9 из 10 будут плевать вам в лицо)))

    Жириновский - Единой России: выйдете на любую улицу, зайдите в любой дом - 9 из 10 человек будут плевать вам в лицо, вся страна вас ненавидит!!!!!…

  • "спонтанные собрания"

    (это как-бы продолжение тем предыдущей записи) Про немецкий опыт. "... Собственно вопрос, конечно, в тех собраниях, которые могут обойтись без…

  • фрагменты политики. законы и парадоксы

    В связи с реформой МВД много чего пишут и говорят. Меня уже давно заинтересовали комментарии, что, дескать, и УЖЕ имеющиеся законы (не обязательно о…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments