al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

символический обмен

Бодрийяр.  "Пароли. От фрагмента к фрагменту":
"Символический обмен важен для меня как процесс, стирающий любые привыч-
ные нам границы между явлениями, процесс, в пространстве которого все мо-
дальности ценности, следовательно, могут функционировать лишь на грани сво-
его рода неразличимости. Термин «символическое» традиционно используют в
смысле «воображаемое», иногда в том значении, которое он получил в психоана-
лизе Лакана. Здесь, однако, речь идет о символическом обмене, каким его дони-
мает антропология. Если ценность всегда ориентирована в одном направлении,
если она перемещается из одного пункта в другой в соответствии с законом экви-
валентности, то в символическом обмене имеет место реверсивность элементов.
Используя понятие символического обмена, я попытался выйти за пределы ры-
ночных отношений и подвергнуть наше общество политической критике с пози-
ции, которую можно, по-видимому, назвать позицией утопии, но утопии, состав-
ляющей действительное основание отличных от нашей культур.
Реверсивность, о которой идет речь, представляет собой обратимость сразу и
жизни и смерти, и добра и зла — всего того, что для нас существует лишь в виде
альтернативных ценностей. В символическом мире жизнь и смерть обменивают-
ся. И  поскольку  царствующая  здесь  реверсивность  устраняет  все  обособленные
элементы,  постольку  она  устраняет  и  принцип  ценности,  [:17]  предполагающий
наличие противоположностей, между которыми неизбежно устанавливаются диа-
лектические взаимоотношения. Однако никакой диалектики в пространстве сим-
волического нет. Если говорить о смерти и жизни, в нашей системе ценностей их
реверсивность отсутствует: то, что позитивно, — на стороне жизни, то, что нега-
тивно, — на стороне смерти, смерть есть конец жизни, ее оппозиция; но в симво-
лическом мире элементы именно обмениваются.  
Это  справедливо  для  всех  областей,  следовательно,  и  для  области  обмена
имуществом:  в  потлаче  дает  о  себе  знать  специфический  тип  циркуляции  благ,
который  абсолютно  свободен от власти ценности,  который  базируется на  расто-
чительности, на растрате вещей и который в то же время никогда не должен пре-
кращаться. Обменный процесс никогда не должен иметь завершения, а его интен-
сивность при случае надо доводить до пределов возможного. Игра, судя по всему,
принадлежит  именно  данной  форме  обмена,  ибо  деньги  здесь  уже  не  обладают
никакой закрепленной за ними ценностью и находятся в движении в соответствии
с  правилом,  которое  явно  отличается  от  нравственного  закона.  Согласно  этому
символическому  правилу,  выигранные  деньги  ни  при  каких  обстоятельствах  не
должны опять стать рыночной ценностью — их нужно обязательно снова ввести в
игру в рамках самой игры.
Символический  обмен может  быть  рассмотрен  ив  более широком  плане,  на
уровне форм. Таковы, к примеру, животный, человеческий и божественный миры,
обменивающиеся в соответствии с правилом метаморфоз и потому утрачивающие
свою жесткую  определенность:  человеческое  теперь  перестает  быть  противопо-
ложностью нечеловеческого и  т. д. Здесь существует  символическая циркуляция
вещей, при которой ни одна из них не обладает обособленностью и все они функ-
ционируют  по  канонам  своего  рода  сообщничества  сопричастных  друг  другу
формообразований: Это относится и к телесности: в пространстве символического
и она не имеет «индивидуального» статуса, выступая в качестве некой жертвен-
ной субстанции, находящейся вне каких бы  то ни было оппозиций  типа оппози-  
ции тела и души, тела и духа и т. п. В культурах, где тело неизменно включено в
ритуал, оно отнюдь не является символом жизни, и в них не возникает проблемы
заботы о его здоровье, сохранения его целостности и обеспечения его долголетия.
Если для нас телесность оказывается особым объектом, осмысляемым в категори-
ях владения  [:18] и господства, то там она обнаруживается в контексте постоян-
ной реверсивности. Это субстанция, способная, не покидая мира людей, присут-
ствовать также и в мирах животных, растений и минералов.
Однако не обстоит ли дело таким образом, что, по существу, все события все-
гда происходят как раз в сфере символического обмена, которая кардинально от-
личается  от  сферы  практикуемой  нами  сегодня  рациональной  купли-продажи
предметов и тел? Пусть эта точка зрения и выглядит достаточно парадоксальной,
я, тем не менее, склонен утверждать следующее: экономики, какой мы привыкли
ее  понимать,  экономики  в  рациональном,  освященном  экономической  наукой
смысле1
 не существует, ибо подлинное основание движения вещей и в прошлом и
сейчас не что иное, как символический обмен, и именно в его пространстве они в
действительности и функционируют.
Конечно, в символическом обмене можно видеть лишь исторический объект и
изучать потлач в первобытных социумах исключительно с антропологических по-
зиций, при каждом удобном случае подчеркивая, что в нашем обществе все осно-
вано на рынке, подчинено принципу ценности… Но так ли это на самом деле? А
что  если и мы живем  в  условиях непрекращающегося потлача? Мы  создали  ре-
альность,  казалось  бы,  полностью  зависящую  от  своего  рода  союза  экономиче-
ской, телесной и сексуальной рациональностей, но главной, радикальной формой
жизненности всегда выступает вызов, безудержное повышение ставок, потлач, то
есть  отрицание  ценности.  Принесение  ее  в  жертву.  Следовательно,  и  мы,  по-
видимому, живем жертвенностью, но, в отличие от представителей других куль-
тур, не хотим принять данный образ жизни. И не можем, поскольку, расставшись  
с мифами и ритуалами, обрекли себя на его неприятие.
Сожалеть по  этому поводу бессмысленно: мы сотворили иной  тип организа-
ции социума, и там, где заявляла о себе цикличность, кругообразность, реверсив-
ность, господствует теперь система линейности, система необратимости. Мы жи-
вем, затем умираем, и это по-настоящему конец. [:19]     
                                                        
1  Ж. Бодрийяр имеет в виду, что для экономической науки экономика всегда представляла собой
сферу  рационально-экономной,  то  есть  ориентированной на  сохранение и  умножение  ценно-
стей, организации хозяйства."
  


Tags: Бодрийяр
Subscribe

  • экология - дело политическое

    как и, например, психология, и вот почему. Дело тут еще ещё и в метакоммуникации, но обо всём по порядку. Об интервью Касториадиса (вот выжимки из…

  • $100 млрд

    Новости капитализма. Самым богатым человеком недавно недавно стал Джефф Безос, основатель и директор Amazon. Вот здесь я привел немного…

  • Касториадис о капиталистическом воображаемом

    Хорошие люди с left.by выложили два небольших текста Касториадиса из сборника «Дрейфующее общество». Они про экологию (про новую…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments