al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

Бодрийяр и постмодернизм

Неплохая статья в "Хоре"  - «Какой смысл философу верить в реальность?», беседа с Джерри Култером. Местами  - сумбурно, на мой  взгляд, но  - интересно. В  частности:
авайте подробнее поговорим о ярлыках, навешиваемых на Бодрийяра. Вы уже
упоминали  о  таких,  как  «гуру»  и  «первосвященник  постмодерна».  Как  можно  очи-
стить Бодрийяра от них? И нужно ли это делать?

К этой коллекции ярлыков я бы добавил: «гуру французского постмодернизма» и
«одинокий рейнджер левых пост-марксистов». Но давайте разберѐмся по порядку.
«Гуру» — это индуистский учитель, а часто и лидер религиозной секты. В повсе-
дневном языке так называют учителя, ментора, учѐного мужа. Я полагаю, что Бодрийяра
действительно  можно  назвать  «гуру»  в  смысле  «учѐный  муж»,  просто  этим  термином
злоупотребляют. Если всѐ, что вы можете сказать о человеке — это то, что он «гуру», это
значит, что вы не читали его трудов и не можете сказать ничего осмысленного. «Гуру» —
это журналистский  термин.  «Одинокий рейнджер  левых пост-марксистов» — по  види-
мому, выражение с суперобложек издательства «Verso», и в нѐм больше смысла. Прав-
да, у одинокого рейнджера был друг-индеец Тонто, а я не знаю, кто мог бы оказаться
этим Тонто для Бодрийяра. Однако после 1968-го он одним из первых порвал с левыми
и стал развивать сокрушительную критику марксизма. Я уже упоминал о людях, кото-
рые, желая изменить мир, в действительности работают на систему. Именно в этом от-
ношении Бодрийяр критикует Маркса. Для Бодрийяра Маркс недостаточно радикален,
потому что, в конечном счете, он искал лишь новую форму продуктивизма — утопиче-
скую  социалистическую модель производства. Маркс опирается на  концепты,  связан-
ные с метафизикой рыночной экономики. Ярлык «первосвященник постмодерна», как и
«гуру», крайне несерьѐзен и может служить лишь журналистам и книгопродавцам. Эти
выражения годятся лишь для рекламы.
А каковы отношения Бодрийяра с постмодернизмом/постмодерностью?
Отличный вопрос! Самое раннее использование  термина «постмодерн», о кото-
ром мне известно, можно найти в книге автора по имени Хундут «Архитекстура и че-
ловеческий дух» (1949), и до сего дня этот термин имеет точное значение лишь в архи-
тектуре. Фрэнк Джери и многие другие архитекторы  создают  сегодня нечто поистине
постмодерное. Удивительно,  что Джери  пользуется  компьютером,  создавая  нечто  со-
всем не виртуальное. В искусстве этот термин ограниченно используется применитель-
но к живописи 1980-х гг. Если же применять этот термин к Бодрийяру, то он родился в
эпоху модерна  (1929),  а жил  в  период,  последовавший  за модерном. Бодрийяр жил  в
эпоху  всеобщего  смятения,  конца прогресса, и  с  самого детства  (когда  ребѐнком был
вынужден бежать от нацистов) с подозрением относился к любым представлениям об
универсальных истине или смысле. Мне очень нравится, как Роберт Хьюз характеризу-
ет исторические периоды. Он говорит, что периоды эти не разбиваются подобно стеклу,
но  вьются, как  верѐвка из множества волокон, которая никогда не рвѐтся. В качестве
примера Хьюз выбирает Ренессанс и говорит, что невозможно установить, в каком году
тот  закончился;  некоторые  его  аспекты  по-прежнему  с  нами —  те  волокна,  которые
никогда не рвутся. То же самое он говорит о модерне, за исключением того, что сего-
дня  мы  слишком  закрыты  для  этого  масштабного  идеологического  проекта. Постмо-
дерность — всего лишь понятие, при помощи которого некоторые теоретики пытались
показать,  что  модерность  в  целом  завершилась,  но,  конечно  же,  пройдѐт  ещѐ  много
времени, прежде чем мы сможем сказать о еѐ конце.
Бодрийяр впервые использовал термин «постмодерность» в «Симуляции и симу-
лякрах» (1981), говоря о способности постмодернизма подрывать устоявшиеся смыслы.
Мэл и Титмарш посвятили значительную часть своей беседы с Бодрийяром вопросу о
постмодерне. Бодрийяр  сказал, что не  уверен  в  значении  термина  «постмодерн» и не
имеет на этот счѐт никакого суждения. Он добавил, что его ирония не относится к тому
типу, который сам он признаѐт постмодернистским. Таким образом, Бодрийяр охотно
признаѐт способность понятия «постмодерность» отражать современные перемены, но
в  то же  время дистанцируется  от  этого  термина. Признавая,  что  настоящее  пусто,  он
задаѐтся вопросом о том, может ли постмодернизм — не просто термин, который пус-
тые люди используют для описания нашего пустого времени, — стать своего рода тео-
ретической  игрой  с  фрагментами.  В  конце  интервью  он  констатирует,  что  идея  про-
гресса мертва, и задаѐтся вопросом о том, не есть ли постмодерность отчаянная попыт-
ка продолжать жить с осколками ушедшего понимания мира. Бодрийяр весьма резонно
вопрошал: как можно верить в модерность и прогресс после Третьего Рейха, Аушвица
и Хиросимы? И  тем не менее, консервативные интеллектуалы продолжают цепляться
за традиционные эмпирические подходы.
Бодрийяр  нашѐл  (не)счастливую  идею,  за  которую  ухватилось много мыслите-
лей,  норовивших  превзойти  Бодрийяра  (Артур Крокер, Джордж Ритцер),  а  также  его
противники  (Алекс  Каллиникос  и  Дуглас  Келлнер),  вместо  того,  чтобы  попробовать
себя как теоретиков. Именно эта компания  (и некоторые другие) наклеила на него яр-
лык  постмодерного  мыслителя.  Крокер  представляет  пример  интеллектуального  и
весьма тонкого читателя Бодрийяра, но его письмо всегда чрезмерно политизировано.
Это  лучший  из  известных  мне  примеров  интеллектуала,  отчаянно  пытающегося  вер-
нуть  утраченную  политическую  страстность,  и  это  губительно  действует  на  его  бле-
стящие способности. Бодрийяр же, напротив, требует разоблачения политики и любых
желаний  изменить  мир.  Бодрийяр  был  вернейшим  приверженцем  холодной  иронии.
Соразмышлять Бодрийяру — значит принять загадочность и непостижимость, принять
ту форму письма, которая разрушает понятия и системы вместо того, чтобы поддержи-
вать, пытаясь создавать их  заново или «улучшать». Мыслители, о которых я говорил,
движимые лучшими побуждениями и придерживаясь концептуальной точности, оказа-
ли Бодрийяру медвежью услугу, сделав его номинальным главой постмодерного мыш-
ления, невзирая на то, что сам он дистанцировался от этого термина. Крокер и Ритцер
одними из первых поддались притягательности Бодрийяра и заслуживают звания пер-
вых, кто отнѐсся к нему со всей серьѐзностью. Однако уже в 1992 г. Бодрийяр порвал с
постмодерностью. В «Иллюзии конца»  этот  термин появляется лишь в кавычках — с
соблазном покончено.
Уже в 1989 г., в интервью с Джоном Джонсоном, Бодрийяр сказал: «…Сам по-
стмодерн  постмодернен:  это  всего  лишь  модель  поверхностной  симуляции,  которая
сама по  себе ничего не  значит. Сегодня он имеет много приверженцев». Разве  это не
высшая похвала? В последующие пять лет у Бодрийяра было время, чтобы переосмыс-
лить  значение  постмодерна  и  заметить,  что  его  собственные  концепции  фатальных
стратегий и соблазна расходятся с «траекториями постмодерна».
До 1990 г. понятие «постмодернизм» ещѐ присутствует в его арсенале, а в «Cool
Memories 2» (1990) он расправляется с постмодерном: «постмодерн — первый поисти-
не  универсальный  канал  коммуникации,  вроде  джинсов  или  кока-колы. Он  в  равной
степени значим в Ванкувере или в Занзибаре, в Чикаго или в Будапеште. Это всемир-
ный вербальный блуд».
Импликации этого понятия становятся довольно забавными: после «Забыть Фу-
ко» от него отвернулись 98 % французских интеллектуалов (его отказ от марксизма не
благоприятствовал  перемене  в  этой  ситуации),  потом  он  отказался  от  традиционного
эмпиризма в мышлении, а  заодно от всех традиционных дисциплин, теперь же он от-
вернулся от постмодерна. Если вы практикуете радикальное и независимое мышление,
в 90-х нужно было поступать именно так.
Весьма примечательно, что  как раз  в  это  время на Бодрийяра наклеили  ярлыки
«гуру» и «первосвященник постмодерна». После 1992 г. принято было заявлять на весь
мир: «Я не читал Бодрийяра!». Ирония судьбы в том, что люди, продававшие англий-
ские  переводы  его  книг,  пользовались  именно  этими  терминами. Жан,  как  и  многие
другие, сам того не ожидая превратился в интеллектуального козла отпущения. Всяко-
му нужно время от времени, чтобы над ним посмеялись, а нашему брату критику при-
ходится сталкиваться с этим довольно часто. Тем, кто пользуется такими выражениями,
я хотел бы напомнить старый принцип: «если вы не понимаете шуток, не шутите».
Постмодернисты  совершенно  не  переносят  сделанного  Бодрийяром  по  поводу
Войны в Заливе  заявления о том, что постмодерности не было. Тем, кто называет его
постмодернистом, он ответил в интервью с Гейном (1993): «…Постмодернизм, как мне
кажется, в изрядной степени отдаѐт унынием, а то и регрессией. Это возможность мыс-
лить все эти формы через своеобразное смешение всего со всем. Я не имею с этим ни-
чего общего. Это ваше дело. Оттого, что я говорю об этом, ничего не изменится». То
обстоятельство, что сегодня мы всѐ ещѐ говорим об этом, доказывает верность послед-
него суждения».
Впрочем, Бодрийяр был весьма признателен постмодерной литературе за те вы-
зовы,  которые  она  ему  бросала. Он  очень  любил  Лиотара —  в  его  работах  критики
Лиотара вы не найдѐте. Я спросил его об этом в мае 2006 г., и он ответил, что «Лиотар
играл очень важную роль в собирании нового тела идей, помогая ему в своей провока-
тивной манере — это был один из немногих поистине очаровательных писателей своей
эпохи». "
   А это все ( «…Постмодернизм, как мне кажется, в изрядной степени отдаѐт унынием, а то и регрессией. Это возможность мыслить все эти формы через своеобразное смешение всего со всем. Я не имею с этим ничего общего. Это ваше дело.")  и не должно удивлять -  ведь и в том, что было переведено, весьма ярко звучало отношение Бодрийяра к некоторым граням нашей "реальности". Вот, из "Прозрачности зла":
огда вещи, знаки, действия освобождаются от своих идей и концепций, от сущности и ценности, от происхождения и предназначения, они вступают на путь бесконечного самовоспро- [12] изводства. Все сущее продолжав функционировать, тогда как смысл существования давно исчез. Оно продолжает функционировать при полном безразличии к собственному содержанию.
...Может быть, в каждой системе, в каждом индивидууме заложено тайное стремление избавиться от идеи своего существования, от своей сущности с тем, чтобы обрести способность размножаться и экстраполировать себя во всех направлениях? Но последствия такого распада фатальны. Всякая вещь, теряющая свою сущность, подобна человеку, потерявшему свою тень: она погружается в хаос и теряется в нем. [13]
Здесь начинается порядок, а точнее, метастатический беспорядок размножения путем простого соприкосновения, путем ракового деления, которое более не повинуется генетическому коду ценности. Тогда начинают постепенно исчезать любовные приключения - приключения существ, наделенных половыми признаками; они отступают перед предшествующей стадией существ бессмертных и бесполых, которые, подобно одноклеточным организмам, размножались путем простого деления одного и того же вещества и отклонением от существующего кода. Современные технологически оснащенные существа - машины, клоны, протезы - тяготеют именно к этому типу воспроизводства и потихоньку насаждают его среди так называемых человеческих существ, снабженных признаками пола. Все современные исследования, в особенности биологические, направлены на совершенствование этой генетической подмены, этого последовательного, линейного воспроизводства, клонирования, партеногенеза, маленьких холостых механизмов
. "
Убийственные ведь слова для "постмодернистов", а уж упоминание о "сущности"... Но тут надо понимать, что это понятие  Жан вряд употребил в "традиционном" смысле. Восприятие Бодрийяра - это особая песня :)
...
Tags: Бодрийяр, постмодернизм
Subscribe

  • Футбол и абсурд

    Интерес к футболу как одна из реакций на абсурдность контекста человеческого существования. Столь большое внимание к столь бессмысленному мероприятию…

  • Теория личной выгоды - о мифах неолиберализма

    Теория личной выгоды и эгоизма как источника всякой человеческой мотивации является всего лишь самоисполняющимся пророчеством и лишена какой либо…

  • Антисолидарность: современные формы

    В связи с движением антивакцинаторов (и не только) интересная складывается ситуация, в частности в сфере работы. Пример не из интернета, не из…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments