April 9th, 2008

Патрушев, Доренко и терроризм

Патрушев высказался о необходимости "бороться с идеологией терроризма", "подавлять" ее. А что такое "идеология терроризма". Сегодня в утреннем разворте на Эхе Москвы Доренко откомментировал это  заявление Патрушева.
Для начала надо бы определиться с термином "терроризм". РЭС:
"терро́р, терроризм (лат. terror — страх, ужас), насильственные действия (преследования, разрушения, захват заложников, убийства и др.) с целью устрашения, подавления политических противников, конкурентов, навязывания определенной линии поведения. Различают индивидуальный и групповой террор (например, действия экстремистских политических группировок) и государственный террор (репрессии диктаторских и тоталитарных режимов)".
Важнейший момент: "навязываниe определенной линии поведения".
Collapse )

Маркс, буддизм и Фуко. О "корне вещей"

Натолкнулся на слова Маркса: "Быть радикальным - значит понять вещь в её корне".
В каком-то смысле - так и есть. В тоже время, мне кажется, многое зависит от некоей глубинной установки, от того, как человек переживает свое место в этом мире, от того, как он воспринимает себя и жизнь. Но эти переживания и отношения в значительной мере определяются теми дискурсами, которые проникают в сознание, в психику человека. Часто - это дискурсы успокаивающие, расслабляющие и направляющие деятельность человека в сторону в гиперпотребления и т.п.
В любом случае, понимание не радикализирующее человека, понимание приводящее его в состоянии пассивности, даже если он подпитывает себя мыслями о "внутренней активности", но при этом уходит от мира - это меня никогда не устраивало. Платонизм с его созерцанием идей, образцовых моделей, и любованием ими,из какого-то там трансцендентного мира и неизбежно сопутствующее этому нарциссическое самолюбование - это не для меня.
Collapse )

Капитал, Маркс и Бодрийяр

Из "Символического обмена и смерти" Бодрийяра:
"Генеалогия производства
При нынешней системе воспроизводится сам капитал в самом строгом своем определении — как форма общественных отноше­ний, — а не в вульгарном понимании, как деньги, прибыль и хозяй­ственная система. Воспроизводство всегда понималось как «расши­ренное» воспроизводство способа производства, обусловленное этим последним. На самом же деле следовало мыслить способ производ­ства как одну из модальностей (не единственную) режима воспроиз­водства. Производительные силы и производственные отношения — иными словами, сфера материального производства — представляют собой, пожалуй, лишь одну из возможных, то есть исторически относи­тельных конъюнктур, возникающих в процессе воспроизводства. Воспроизводство — форма гораздо более емкая, чем экономическая эксплуатация. А стало быть, игра производительных сил не является ее необходимым условием.
Разве исторически статус «пролетариата» (наемных промыш­ленных рабочих) не определялся прежде всего заточением, концент­рацией и социальной исключенностью?
Collapse )