November 22nd, 2010

"курбам-байрам" как собирательный образ

Еесли бы я не поленился графически оформлять эту запись, то я поставил бы в один ряд  хорошо известные фотографии мусульманских праздников, и фотографии московских пробок  перед  супермаркетами и рынками, и толпы спортивных болельщиков, и фотографии разных "госпраздников", и толпы последователей других конфессий, и военные парады, патриотические мероприятия и т.п.
Что такое футбол? Языческие воины были непрочь попинать отрубленные головы поверженных врагов, потом вот появился футбол, и футбол, в его нынешнем виде (если это не просто дворовая игра, забава) для меня символизирует пинание (своего) отрубленного разума (мозга).
Во время курбам-байрама также приносят в жертву свой разум. Вопрос тут в том, что одни способы кровавы и связаны с реальным убийством других живых существ, другие способы могут быть внешне иными, но это не означают, что они менее опасны по последствиям.Collapse )

"спонтанные собрания"

(это как-бы  продолжение тем предыдущей записи) Про немецкий опыт.
"...Собственно вопрос, конечно, в тех собраниях, которые могут обойтись без извещений властей о факте собрания. И тут у немцев начинается крутая таксономия и диалектика присутствия. Правило оповещения полиции о собрании не распространяется на "Спонтанные собрания" (Spontanversammlungen). Такие собрания возникают из некоего "актуального повода". Однако есть спонтанные собрания в узком смысле слова (о которых можно власти в известность не ставить), и спонтанные собрания в широком смысле слова (о которых оповещать надо, но не обязательно в рамках двух суток и в установленном порядке - можно на крайний случай позвонить по телефону). Первые - Sofortversammlungen (совсем спонтанные собрания), вторые - Eilversammlungen (просто срочные собрания).
Определение ключевого случая "совсем спонтанного собрания", тотчас-собрания, или сверхсрочного собрания (Sofortversammlung) могло бы стать украшением не только "Бытия и времени", но и вообще любого трактата по сверхсрочной мобилизации.
В примерном переводе, сильно уступающем поэтике оригинала: "Сверхсрочные собрания (не подлежащие обязательному заявлению) обычно характеризуются отсутствует способного оповестить о них и обязанного сделать это устроителя. Они отличаются тем, что они мгновенно (augenblicklich) возникают из актуального повода, причем непосредственное решение собраться столь же непосредственно совпадает по времени с фактическим проведением [собрания].
В таком случае оповещение становится невозможным, поскольку оно противоречило бы смыслу собрания (для выполнения обязанности оповещения пришлось бы отложить собрание на более поздний срок)"
.
Конечно, полетом мысли нельзя не восхититься, то есть тем, как все прописано именно на метафизическом уровне. Однако метафизика присутствия таки налицо: она опознается по тому, что неподотчетное мероприятие должно стирать внутри самого себя различие между поводом, решением и самим фактом, то есть выступать в виде такого смыслового единства, ядра "события-неотложности", внутри которого "нельзя не собраться", причем, фактически, и сама коммуникация внутри собравшейся "группы" таким образом тоже отрицается - ведь если все собираются через некоторую коммуникацию, а не по "непосредственному решению", всегда есть зазор между решением и фактом собрания. То есть граждане, де факто, не обязаны отчитываться перед полицией в том случае, где они вообще не являются гражданами, а попадают augenblicklich в некий объективный мобилизующий их смысловой аттрактор повода-решения, делающий собрание не просто срочным или спонтанным, а "неотложным", сверх-ургентным. Подлинно спонтанное собрание - это то, где повод или задача не подвергается вообще никакому дискурсивному опосредованию, что и выключает таковое собрание из зоны действия государства. В общем, любой Деррида был бы в восторге: подлинное граджанство начинается там, где ургентность повода и смысла (который нельзя отложить, не повредив ему) выводит граждан за пределы любой дискурсивной системы различий/опосредований/неполнот/нехваток.
Конечно, политический вопрос в том, как используется такая крутозамесная метафизика - в качестве некоторой "презумпции невиновности" (раз не оповестили - значит вы типа спонтанны), или, наоборот, в качестве метафизической мины, уже разобранной и показанной в качестве невозможности, априорного опровержения спонтанности..."