December 19th, 2010

антикоммунизм и страх поглощения

(продолжение предудущей записи).
"В жизни мужчин из Freikorps были три сорта женщин: отсутствующие - такие, как оставленные дома жены и любовницы, обыкновенно в их дневниках не называемые и незаметные; женщины, возникающие в воображении и на словесном фронте, как "белые покровительницы", непорочные, немецкие фрау высшего класса; и, наконец, те, которые являются их классовыми врагами - "красные женщины", которых он видит в разъяренных толпах или в единичных солдатах. Лучшие из них - это, само собой, отсутствующие женщины. Но и женщины из разряда "белых покровительниц" - тоже не вполне присутствующие: они неопределенны, размыты, безымянны. В фантазиях, хорошая женщина, покровительница, фактически бестелесна: это как бы гладкая белая равнина. В фантазиях, они - уже умершие.
 
Красная женщина - более сложный случай. Она жизненно, агрессивно сексуальна. В фантазиях, это почти шлюха. У нее большой рот, изрыгающий оскорбления в адрес наших солдат Freikorps, которые пытаются патрулировать улицы, прямо сидя в седле. Красная женщина вооружена - по крайней мере, в фантазиях, - она может прятать под юбкой пистолет, или в темноте вести наших солдат прямо в засаду. Другими словами, нет большой разницы между ее сексуальностью и смертельной опасностью, которую она представляет. Так что, когда солдат Freikorps ее убивает (что он снова и снова будет делать на страницах этой книги), он сам понимает это как самозащиту. В момент проникновения в нее - пулей или штыком - он приближается, он оказывается волнующе близко к ней, и к страху поглощения. Но, как только момент миновал, он снова окажется в безопасности, а также в состоянии возбуждения (мы думаем, очень чистом и сухом), а она будет - "кровавая каша". Когда она исчезает, мир снова становится безопасным и мужским.
 
В мужчинах из книги Тьюлейта читатели-феминисты обнаружат тип "охотника на ведьм", для которого женская сексуальность является воплощением зла+ или насильника, который имитирует или сопровождает убийство половым актом+ или разновидность садиста, находящего облегчение в образах избитых и униженных женщин+ или+ Но давайте вернемся к тому типу мужчин, о которых идет речь. Вспомним, что речь идет о солдатах Freikorps, авангарде нацизма, и мы знаем, что они занимались вовсе не охотой на ведьм. В 1920-е - в период описываемых "фантазий" - они воюют с коммунистами, а по ходу, и со всем рабочим классом Германии, участвующим в политических столкновениях. И то, что они в итоге сделают - это не "сексоцид", как некоторые феминисты назвали процессы над ведьмами в Европе XVI века, а геноцид. Где связь?
 
Здесь Тьюлейт выводит нас на территорию, которая пока оставалась далеко за пределами любых феминистских концепций: от ненависти к женщинам - к ненависти к коммунизму и к революционному рабочему классу. Помните о том, что все начинается со страха поглощения. Коммунизм - и это не коммунизм Ленина или Сталина, а самый мощный и ужасающий коммунизм "красной женщины" Розы Люксембург, а также Вильгельма Райха - представляет собой некую неразборчивую смесь, разрушение всех прежних границ, нечто дикое и хаотическое ("представляет" - не то слово, поскольку это именно то, что он обещает угнетенному и голодному рабочему классу послевоенной Германии). Солдаты Freikorps охвачены ужасом при воспоминании, как пролетарии захватили замок и, захватив его, стали там объедаться, трахаться (так, по крайней мере, гласят воспоминания солдата Freikorps), и находить тысячи других способов осквернить этот памятник феодально-националистической гордости. С точки зрения бойцов Freikorps, красные, также как и женщина, являются безымянной силой, стремящейся поглотить, они снова и снова описываются как "поток", "прилив", угроза, наступающая "волнами". Мужчина должен стоять твердо и вертикально, чтобы не быть "высосанным" этим нечистым потоком+ Все это, богатое и разнообразное, должно быть разглажено (чтобы стать гладким, подобно пустым фасадам зданий в фашистской архитектуре), все это, влажное и сочное, должно быть преграждено и ограничено, все это экзотическое (темнокожее, еврейское+) должно быть уничтожено."

страх поглощения и коммунизм/анархизм

Продолжая предыдущие записи.  На чем психологически строится капитализм? Как он формирует буржуазную и мелкобуржуазную психологию? Человек - это его деньги, это его собственность, это его вещи, это возможность гиперпотребления (модус обладания, то есть). Говоря иначе, человек - это его социальный статус. Происходит полная идентификация индивида со всем вышеперечисленным.
Поэтому-то коммунистическая или анархистская перспектива и вызывает у буржуазии страх поглощения, страх смерти, страх перед силами "хаоса" (понятно, что "хаосмос" они не хотят понимать).  Они просто не могут понять, что эта перспектива как раз может помочь им...ожить, стать живыми и перестать умерщвлять остальных.