June 18th, 2011

грядущее восстание. невидимый комитет


http://www.ultraculture.net/2011/06/17/gryadushhee-vosstanie-book/
http://komitet11noyabrya.wordpress.com/контекст/
В общем, неплохо. Временами текст напоминает полотно, сотканное из цитат (хотя так устроено все) и, быть может, было бы лучше пройти по тропинкам к другим авторам, но это одеяло, эти лоскуты скреплены эмоциональным отношением. И, главное, сохранять это отношение (эмоциональное восприятие) в себе, именно оно-то и оживляет любые рекомбинации. :)
В плане критического анализа - во многом согласен. А в отношении вопроса - "ЧТО ДЕЛАТЬ" - это уж тут не стоит увлекаться, склоняясь к манипулированию, ибо каждый решает сам, если решает. А коммуны как перспектива - некоторая идеализация имеет место быть.
"После тридцати лет массовой безработицы, «кризиса», торможения экономического роста нас до сих пор хотят заставить верить в экономику. Хотя, конечно, за эти тридцать лет было несколько передышек: иллюзия 1981-1983 годов, когда мы поверили, что левое правительство принесет народу счастье; иллюзия «Эры Бабла» (1986-1989), когда мы все должны были разбогатеть, податься в бизнес и заиграть на бирже; Интернет-антракт (1998-2001), когда считалось, что все смогут найти виртуальную работу благодаря постоянному нахождению онлайн, и когда цветная, мультикультурная, но единая Франция собиралась победить все кубки мира. Что ж, сегодня наш запас иллюзий исчерпан, мы коснулись дна, мы банкроты, если не должники. Зато мы поняли следующее: экономика не в кризисе, экономика – это и есть кризис.
...

 
Collapse )

 

антикибернетика :)

Ускользание от кибернетики. И про маразм трудоцентризма тоже хорошо, но это все так, рецитирование..., что тоже неплохо)
"Капитализм ради своей выгоды разрушил без остатка все социальные связи, и теперь он пытается заново построить их на своих собственных основаниях. Общественная жизнь современных метрополий служит ему лабораторией. Точно так же капитализм разрушил естественные экосистемы и теперь носится с безумной идеей реконструировать их как контролируемые фрагменты окружающей среды, снабженные нужными датчиками. Этому новому человечеству соответствует новая экономика, которая хочет быть уже не отдельной сферой существования, но самой его тканью, самой материей человеческих отношений. Работа получает новое определение – как работа над собой, а Капитал становится человеческим капиталом. Появляется новая идея производства как производства реляционных благ[2], и потребления – как потребления ситуаций; а главное – новая идея ценности, которая призвана объединить в себе всю совокупность качеств человеческих индивидов. Эта нарождающаяся биоэкономика рассматривает планету как закрытую управляемую систему и стремится заложить основы науки, которая включала бы все параметры жизни. Подобная наука еще заставит нас пожалеть о старых добрых временах ошибочных показателей, когда пытались измерять счастье народа ростом ВВП, но когда, по крайней мере, никто в это не верил.

«Придавать большее значение неэкономическим аспектам жизни» – таков лозунг «экономического спада» и одновременно – программа реформы Капитала. Экопоселения, камеры видеонаблюдения, духовность, биотехнологии и общительность принадлежат к одной и той же нарождающейся «цивилизационной парадигме» – парадигме тотальной экономики, вырастающей из низов. Ее интеллектуальная база – ни что иное как кибернетика, наука о системах, то есть о контроле систем. Чтобы окончательно и повсеместно навязать экономику, ее этику труда и скупости, на протяжении всего XVII века пришлось изолировать и искоренять всю эту фауну бездельников, нищенствующих, колдуний, юродивых, жуиров и прочих неприкаянных бедняков, все это человечество, которое самим своим существованием бросало вызов порядку, основанному на корысти и умеренности. Новая экономика не сможет воцариться без такой же селекции субъектов и зон, способных к мутации. Давно предвещаемый хаос станет поводом для подобной селекции, или же нашей победой над этим отвратительным проектом."