March 2nd, 2012

Р. Сеннет: капитализм излучает безразличие

Ричард Сеннет "Коррозия характера":
«Кто нуждается во мне?» — это вопрос со стороны личности, которая сталкивается с решительным вызовом со стороны современного капитализма. Эта система излучает безразличие. Она безразлична к результатам человеческих усилий, выдвигая, например, девиз «Победитель получает все рынки»... Она излучает безразличие в организации, где отсутствует  доверие, где нет причин, чтобы в тебе нуждались.
Это происходит через реинженирование институтов, в которых к людям относятся, как к заменяемым деталям. Такая жизнь и такая работа очевидно и грубо приглушают чувство значимости личности, ее потребность быть необходимой другим. Можно, конечно, сказать, что капитализм был всегда таким. Но не таким способом и не в такой манере. Безразличие старого, «завязанного» на классы капитализма было абсолютно материальным. Безразличие же, которое излучает гибкий капитализм, более личностно, потому что сама система менее жестко отчеканена, менее материальна по форме... В своей традиции марксизм представлял неразбериху в умах, как вид ложного сознания, в наших же обстоятельствах - это точное отражение реальности. Так обстоит дело сегодня с неразберихой по поводу ответа на вопрос личности «Кто в обществе нуждается во мне?» Нехватка отзывчивости — это логичная реакция на ощущение, что в вас не нуждаются. Это верно как для «гибких» рабочих сообществ, так и для рынков труда, которые сокращают работников среднего возраста. Сети и команды ослабляют характер - характер, как описывал его Гораций, характер, как связь, как то, что соединяет нас с внешним миром, заставляет нас считать себя необходимыми другим...

Опасное местоимение 

И все же в Давосе на меня снизошло некое озарение, когда я слушал «правителей» этого «гибкого королевства»: «мы» является опасным местоимением и для них. Они комфортно существуют в предпринимательском беспорядке, но они страшатся организованной конфронтации. Они, конечно, боятся возрождения профсоюзов и чувствуют себя личностно некомфортно — суетятся, избегают смотреть в глаза или погружаются в делание записей, если их вынуждают говорить о людях, которые, на их жаргона, «остались позади». Они знают, что большинство тех, кто напряженно трудится в условиях гибкого режима, «остались позади», и, конечно, они «об этом сожалеют». Но гибкость, которую они прославляют, не дает и не может дать какого-либо руководства для ведения обычной жизни. Новые хозяева отвергли карьеру в старом английском смысле этого слова — как тропы, по которой люди могут путешествовать; надежные и устойчивые тропы деятельности — теперь «иностранные» территории.
Поэтому мне и показалось, когда я бродил по конференц-залам, пробирался сквозь скопище лимузинов и полиции на горных деревенских улицах, что этот режим может, по меньшей мере, потерять свою теперешнюю хватку над воображением и чувствами тех, кто остался глубоко внизу Я по горькому и радикальному прошлому своей семьи знаю: если изменение происходит, оно происходит на земле, между людьми, говорящими открыто о своей внутренней нужде, а не благодаря массовым восстаниям. Какие же политические программы должны проистекать из этих внутренних нужд, я просто не знаю. Но зато я твердо знаю другое: режим, который не дает людям серьезных причин и веских оснований для того, чтобы заботиться друг о друге, не сможет долго сохранять свою легитимность.
"

Хорошая  книга, важная тема, но и одновременно - активно вытесняемая. Еще Фромм пытался анализировать типы социальных характеров, выделяя рыночный (кибернетический) характер, что актуально сейчас.
А капитализм много чего излучает. Запускаются механизмы  схизмогенеза, что приводит к войне всех против всех, пусть и в латентной форме. То, что описывает Сеннет порождает далеко не только одно ответное безразличие, эта ситуация порождает и (как мн\инимум) хроническую тревогу, и враждебность, переходящую в агрессию.
Психологи, вяло констатирующие высокий уровень агрессии в обществе, производят довольно жалкий вид, если они избегают говорить о социальных реалиях - о рынке и капиталистическом строе.
Между тем, например, Бодрийяр был куда более проницателен: если насилие порождается угнетением, то ненависть зарождается, когда человека отправляют на помойку.
...Понятие отбросов следует модифицировать и расширить. Материальные, количественные отбросы, образующиеся вследствие концентрации промышленности и населения в больших городах — это всего лишь симптом качественных, человеческих, структурных отбросов, образующихся в результате предпринимаемой в глобальном масштабе попытки идеального программирования, искусственного моделирования мира, специализации и централизации функций (современная метрополия очевидным образом символизирует этот процесс) и распространения по всему миру этих искусственных построений.
...Ghost-towns, ghost-people: сами человеческие существа бесконечно воспроизводит себя в виде отбросов или в виде обыкновенных статистов, удел которых — обслуживать этот холостой механизм, символизирующий порочный круг производства, когда, вопреки требованиям истории, уже не Труд воспроизводит Капитал, а Капитал бесконечно воспроизводит Труд. Горька участь этого разрастающегося персонала, которому суждено перейти в отходы; так у человека и после смерти продолжают расти ногти и волосы.

чей же проект этот прохоров? :)

Путина, Кремля???? Нет: ни одно, ни второе, ни третье.  Сейчас одна главная власть - капитал. И прохоров, и путин, и весь Кремль являются "проектами" капитала (капитализма, неолиберализма), который просто пользуется разным масками. А стандартная постановка вопроса (вынесанная в заглавие поста) призвана лишь скрыть существующие реалии (то есть настоящие механизмы власти).
Джон Фишер в книге "Капиталистический реализм" очень удачно сравнивает капитализм с инопланетным существом из "Нечто" Карпентера.

Collapse )
Пределы капитализма не устанавливаются в приказном порядке, но определяются (и пересматриваются) прагматично и носят импровизационный характер. Это делает капитализм очень похожим на Нечто из фильма Джона Карпентера с одноименным названием: чудовищное, бесконечно пластичное существо, способное к усваиванию и поглощению всего, с чем оно соприкасается. Капитал, говорят Делез и Гваттари, «пестрая картина из всего, что когда-либо было»; странный гибрид ультрасовременного и архаичного. В годы, когда Делез и Гваттари написали оба тома «Капитализма и Шизофрении», казалось, будто детерриториализирующие импульсы капитализма были ограниченны финансами, оставляя культуру под контроль сил ретерриториализации.

Collapse )
И наша ситуация со всеми этими путными-прохоровыми-кремлем - прекрасная иллюстрация к этому положению дел.
Только мы имем дело с куда более серьезным монстром, чем в фильме Карпентера. Мы имеем дело не с монстром, но с властью, работающей на более тонком уровне (если угодно, тут можно использовать известные термины "молекулярное", "микровласть", "вирусы" и пр.). Все это, конечно, не исключает тактической борьбы против конкретных масок этого монстра (путина, например), но главными являются стратегические задачи. 
Но можно пойти и еще дальше. Ведь, вероятно,  все-таки не существует окончательных интерпретаций (Если угодно,не существует никакого interpretandum, которое не было бы уже interpretans - Фуко), поэтому есть смысл попытаться подумать о том, что и капитализм не является "окончательной реальностью" (сущностью).
Моя гипотеза, в самом обшем виде, отсылает к коммуникационному подходу в психотерапии (Бейтсон, Вацлавик, школа Пало Альто и пр.). Капитализм предоставляет "прекрасные" условия для постоянного самовоспроизведения различных форм патологической/парадоксальной (и патогенной) коммуникации, чертой которых являются отношения зависимости (злокачественной, всячески эксплуатируемой ). Поэтому он так и устойчив (пока). В частности, такой подход делает более понятным сложности с понимаем сути частной собственности (собственность - это, главным образом, отношения между людьми, а не к каким-то объектам).