March 23rd, 2012

семимиллиардный

СМИ сообщают: врачи выявили у мамы малыша Елены Николаевой (к которой демонстративно приезжал пиариться Путин) рак молочной железы третьей степени. В Калининграде женщина проходит курс химиотерапии, но гарантии "на полное излечение" врачи не дают и отказывают больной в операции.
"Мы готовы бить во все колокола. Случай очень тяжелый, о болезни Елена узнала недавно, время играет очень большую роль. Мы уже обратились в несколько израильских клиник, где обещают комплексное лечение. На обследование мы наскребем — понадобится $3-5 тысяч. Но найти около $50 тыс. на лечение мы не сможем, поэтому вынуждены просить помощи у общественности и благотворительных фондов"

Шумный пиар, общество спектакля, бурные медиапотоки, поглощающие реальность, туповатая радость по поводу роста численности человечества, все рады, все довольны и продолжают спать, а тут раз - у матери семимиллиардного рак, а денег на лечения нет (вот она платная медицина, капитализм, товарно-денежные отношения и общество потребления, и поддержка существующей власти, существующего порядка вещей).

Collapse )


Что еще нужно людям, чтобы начать задумываться о реальности? Ведь известно, что попытки прямого убеждения чаще всего обречены на провал, поэтому те же манипуляторы  и пропагандисты стараются действовать не прямо, а изощренно. А тут, кажется, сама "жизнь" пытается таким вот драматическим образом что-то показать людям.

Что касается самого "семимиллиардного"... Там же была еще суета по поводу, так сказать, присвоения, захвато, что уже само по себе выглядело как бред.
А я думаю, что "на самом деле" семимиллиардный ребенок родился где-нибудь в дебрях Амазонки, или в закрытом африканском племени, а, быть может, где-нибудь в латиноамериканских или азиатских трущобах,  среди нищеты и голода, и, возможно, он быстро умер либо от недоедания, либо от болезней...
но такая реальность совершенно невыносима для обывателя, подключенного к медиатизированной реальности и наслаждающегося гиперреальностью, растворенного в ней...

Зиновьев об оболваненном западном гражданине и спланированном развале СССР

Берлинское интервью А. Зиновьева    Беседа состоялась в Берлине и была опубликована французской газетой «Фигаро» 24 июля 1999 года. (Спасибо pino_noir )
Интервью интересное, я приведу лишь отрывки.
ВОПРОС. После краха коммунизма основным предметом Ваших исследований стала западная система. Почему?
ОТВЕТ. Потому что произошло то, что я предсказывал: падение коммунизма превратилось в развал России.
 
ВОПРОС. Выходит, борьба с коммунизмом прикрывала желание уничтожить Россию?
ОТВЕТ. Совершенно верно. Я это говорю, потому что в свое время был невольным соучастником этого для меня постыдного действа. Российскую катастрофу хотели и запрограммировали здесь, на Западе. Я читал документы, участвовал в исследованиях, которые под видом идеологической борьбы на самом деле готовили гибель России. И это стало для меня настолько невыносимым, что я не смог больше находиться в лагере тех, кто уничтожает мой народ и мою страну. Запад мне не чужой, но я рассматриваю его как вражескую державу.
......
ВОПРОС. Значит, роль Горбачева не была положительной?
ОТВЕТ. Я смотрю на вещи немного под другим углом. Вопреки устоявшемуся мнению советский коммунизм развалился не в силу внутренних причин. Его развал, безусловно, самая великая победа в истории Запада. Неслыханная победа, которая, я повторюсь, делает возможным установление планетарной власти. Конец коммунизма также ознаменовал конец демократии. Сегодняшняя эпоха не просто посткоммунистическая, она еще и постдемократическая! Сегодня мы являемся свидетелями установления демократического тоталитаризма, или, если хотите, тоталитарной демократии.

Collapse )
Так что демократия постепенно исчезает из общественной организации стран Запада. Повсюду распространяется тоталитаризм, потому что наднациональная структура навязывает государствам свои собственные законы. Эта недемократичная надстройка отдает приказы, дает санкции, организовывает эмбарго, сбрасывает бомбы, морит голодом. Даже Клинтон ей подчиняется. Финансовый тоталитаризм подчинил себе политическую власть. Холодному финансовому тоталитаризму чужды эмоции и чувство жалости. По сравнению с финансовой диктатурой, диктатуру политическую можно считать вполне человечной. Внутри самых жестоких диктатур было возможно хоть какое-то сопротивление. Против банков восставать невозможно.
ВОПРОС. А что насчет революции?
ОТВЕТ. Демократический тоталитаризм и финансовая диктатура исключают возможность общественной революции.
ВОПРОС. Почему?
ОТВЕТ. Потому что они совмещают грубую всемогущую военную силу с финансовым удушением планетарного масштаба. Все революционные перевороты получали когда-то поддержку извне. Отныне это невозможно, так как больше нет и не будет суверенных государств. Более того, на самой низкой общественной ступени класс рабочих заменен классом безработных. А чего хотят безработные? Работу. Поэтому они находятся в менее выгодном положении, нежели класс рабочих в прошлом.
...

На самом деле идеология, сверх­идеология западного мира, развивавшаяся в течение последних пятидесяти лет, намного сильнее коммунизма или национал-социализма. Западного гражданина гораздо больше оболванивают, нежели когда-то обычного советского человека посредством коммунистической пропаганды.
Collapse )



Беньямин о революции в каждом мгновении

"В представлении о бесклассовом обществе Маркс секуляризировал представление о мессианском времени. И правильно сделал. Беда началась тогда, когда социал-демократия возвела это представление в «идеал». Идеал определялся в неокантианском учении как «бесконечное задание». А это учение было школьной философией социал-демократической партии — от Шмидта и Штадлера до Наторпа и Форлендера. Как только бесклассовое общество было определено как бесконечное задание, пустое и гомогенное время тут же превратилось, так сказать, в приемную, где более или менее спокойно можно было ожидать наступления революционной ситуации. В действительности же нет ни одного мгновения, которое не обладало бы своим революционным шансом — надо только понять его как специфический, как шанс совершенно нового решения, предписанного совершенно новым заданием."

Вальтер Беньямин / О понятии истории