al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

технонаука, исчезновение субъекта и сделка с дьяволом

 В первом номере журнала Лаканалия Виктор Мазин ("Шребер и технонаука") пишет о тотализирующей технонауке ("действующей как спектральный конвейер, с которого незаметно сходят мириады призраков), о том, что научный дискурс занял место религиозного, об оборотной стороне  human engineering’a, об индустриализации бессознательного...
"...Инженер человеческих душ XXI века создает не столько души, сколько управляемые когнитивно-поведенческие машины. Между соматическим и психическим в этих машинах не остается зазора.<…>. Господин инженер продолжает работать в направлении
индустриализации бессознательного. При этом на руках у него две карты – мозга и генотипа. Эти две карты и конструируют – даже если и не принимают ее во внимание – ту символическую вселенную, которая как некий sofware, необходима для исправной работы hardware."  "...технонаучно-оккультный дискурс являет собой вариант дискурса капиталистического".
Но форклюзия субъекта - дело весьма проблематичное. По меньшей мере - не быстрое)))  Почему исчезает душа, почему растворяется субъект? Кто ранее требовал душу человека? Дьявол, после того, как человек совершал с ним сделку на предмет богатства, успеха, славы и пр. Но сейчас уже нет такой инстанции, как Дьявол, сейчас все уже дано  материнским окружением общества изобилия, постоянно демонстрирующим свою технико-технологическую мощь и готовым одаривать человека тем, что раньше и не снилось, "телехномедийная наука готова на магический акт устранения любых субъективных неполадок", а чудеса технонауки в совокупности с "большими  деньгами" подливают масло в огонь "архетипических" фантазий о возможности собственного беспредельного всемогущества ("возможности" личного бессмертия, фантастических нанотехнологий, преодоления природных законов и пр. - все "можно" будет купить ). Что нужно от человека?  Да все просто - "интегрироваться" в это общество, "адаптироваться", что и равносильно (в данном случае) продаже собственной души.  Ведь общество, с которым заключается та сделка, подчиненно логике капитала, логике "рынка", где все становится товаром (а значит и - вещью, то есть не живым, мертвым объектом - ведь только  его и можно продавать), где все включается в процесс производства и индустриализации.  "У тебя есть бессознательное? - тогда ты должен научиться его "освобождать", использовать его энергии наиболее "эффективным" или "полезным" образом!" То же самое говорится и в отношении тела, сексуальности и пр. Понятно, что понимается под "эффективностью" в условиях господства капиталистического дискурса. Когда-то бессознательное было гениальным образом "открыто", сейчас же "бессознательное" превращается в капитал, который вверяется каждому и каждый должен отчитаться о "правильном" его использовании. Что говорить о бессознательном, если в такой же капитал (а капитал - это лишь осадок, некий мертвый остаток, лишь имитирующий свойства живого) превращается сама жизнь, которая уподобляется чему-то вроде прибавочной стоимости, которую можно (и "нужно"!) наращивать. А наращивать же жизнь можно опять-таки с помощью техники, науки и капитала. Приращение капитала, приращение жизни.
"Каждый должен иметь возможность до конца истратить свой биологический «капитал», пользоваться своей жизнью «до предела», без всякой насильственно-преждевременной смерти. Как если бы каж­дому выдавался документальный план его жизни, этакий «пожизнен­ный контракт» на «нормальную продолжительность» жизни; отсюда социальные требования качества жизни, включающего в себя есте­ственную смерть. Новый общественный договор: общество в целом, вооруженное наукой и техникой, становится солидарно ответствен­ным за смерть каждого индивида...В самом деле, сегодня требование такого контракта обращается именно к социальной инстанции — это раньше договор о долголетии, богатстве и наслажде­ниях заключали с дьяволом. Тот же договор — и та же ловушка: выигрывает всегда дьявол." (Бодрийяр, "Символический обмен и смерть").
Однако, что в бессознательном всегда сопротивляется это логике капитала, этим попыткам насильственно включить решительно ВСЕ в процесс постоянного роста капитала, его ускоренному оборота и гиперпроизводства. Сопротивляется через многочисленные симптомы и различные иные психологические проблемы, которые не особенно поддаются терапии, несмотря на постоянное "совершенствование" методик последней (на Западе раздаются голоса, что динамика роста депрессий сейчас такова, что вскоре это станет угрозой для экономики - очень все ведь прозрачно, на самом деле), через простую пассивность и апатию, через делинквентное или просто асоциальное поведение и пр. И чем больше общество совершенствует "методы работы" с этими проблемами, тем более изощренными они становятся. Результата нет, как нет его и в борьбе медицины против  вирусов или опасных заболеваний (типа онкологии), зато эта "борьба" опять же служит делу росту производства и капитала.
Не хочет человек отдавать свою душу. Но при этом он хочет пользоваться обещанными благами)))
Вот коллективные фантазии о "конце света" - это же парадоксальное явление!  Желание апокалипсиса и одновременное желание наблюдать за ним (как можно было бы наблюдать за своей собственной смертью, а затем остаться жить) - "все умрет - а я останусь" - это уже совсем походит на бред, принявшего форму коллективных фантазий.   "Когнитивно-поведенческая машина по имени «человек» продолжает порождать призраки эффекта субъективности, в том числе и призрак конца света как (конца) эффекта субъективности" (В. Мазин). На мой взгляд, в этих фантазиях есть также и желание краха цивилизации как угнетающей инстанции, со всей этой технонаукой и прочими благами. Но эти коллективные галлюцинации, воспроизводимые киноиндустрией, служат опять все тому же господину - капиталу)))

Из "Общества потребления" Бодрийяра:
"«Студент из Праги» (немой фильм 30-х) — это замечательная иллюстрация процесса отчуждения, то есть обобщенная схема индивидуальной и общественной жизни, управляемой логикой товара. Сделка с Дьяволом является, впрочем, начиная с позднего средневековья, центральным мифом общества, включенного в исторический и технический процесс господства над природой, постоянной частью которого выступает в то же время процесс укрощения сексуальности. Западный образ «ученика колдуна» служил для обнаружения в силах Зла, соотносимых с Дьяволом, огромной виновности, связанной с пуританским и прометеевским предприятием прогресса, с сублимацией труда, рациональности и действенности. Вот почему средневековая тема нового появления подавленного, навязчивого преследования подавленным и продажи своей души («сделка», отражающая нашествие рыночных процессов на первое буржуазное общество) оказалась возрожденной романтиками первой эпохи «индустриальной эры». С этих пор тема присутствует постоянно (параллельно «чуду техники») позади мифа о фатальности техники. Сегодня она пропитывает всю нашу научную фантастику и всю повседневную мифологию, начиная от опасности атомной катастрофы (техническое самоубийство цивилизации) вплоть до тысячу раз возобновляемой темы о фатальном разрыве между техническим прогрессом и общественной моралью людей.

Можно, значит, утверждать, что эра потребления, будучи историческим завершением всего процесса ускоренного производства под знаком капитала, является также эрой глубокого отчуждения. Логика товара распространяется, управляя сегодня не только процессами труда и производства материальных продуктов, она управляет всей культурой, сексуальностью, человеческими отношениями вплоть до индивидуальных фантазмов и импульсов. Всё охвачено этой логикой не только в том смысле, что все функции, потребности объективируются и манипулируются под знаком прибыли, но и в том более глубоком смысле, что все делается спектаклем, то есть представляется, производится, организуется в образы, в знаки, в потребляемые модели.

Но тогда возникает вопрос: смогут ли еще схема или понятие отчуждения в той мере, в какой они вращаются вокруг иного самости (то есть вокруг сущности отчужденного, перевернутого человека), играть роль в контексте, в котором индивид никогда больше не сталкивается со своим собственным раздвоенным образом? Миф о сделке или об ученике колдуна — это еще демиургический миф, миф о рынке, золоте и производстве, трансцендентная цель которого оборачивается против самих людей. Потребление же не является прометеевским, оно гедонистично и регрессивно. Его процесс не является более процессом труда и преодоления, это процесс поглощения знаков и поглощения знаками. Оно характеризуется, следовательно, как об этом говорит Маркузе, концом трансцендентного. В распространенном процессе потребления нет больше души, тени, двойника, образа в зеркальном смысле. Нет больше ни противоречия бытия, ни проблематики подлинности и видимости. Есть только излучение и получение знаков, и индивидуальное бытие уничтожается в этой комбинаторике и подсчете знаков… Человек потребления не находится перед лицом своих собственных потребностей, и более того — перед лицом продукта своего собственного труда, он никогда больше не сталкивается со своим образом: он имманентен знакам, которые он упорядочивает. Нет больше трансцендентности, финальности, цели: это общество характеризует отсутствие «рефлексии», перспективы в отношении себя самого. Нет, значит, больше злобной инстанции вроде Дьявола, с которым заключают фаустовскую сделку, чтобы достигнуть богатства и славы, так как все дано благоприятным и мате-ринским окружением самого общества изобилия. Или тогда нужно предположить, что целое общество, «анонимное общество», общество с ограниченной ответственностью заключило контракт с Дьяволом, продало ему всё трансцендентное, всю финальность за изобилие и теперь страдает от отсутствия целей.

В специфическом способе потребления нет больше трансцендентного, нет даже фетишистской трансцендентности товара, есть только имманентность в системе знаков. Так же как нет онтологического разделения, а есть логическое отношение между обозначающим и обозначенным, нет онтологического разделения между бытием и его двойником (его тенью, душой, его идеалом), божественным или дьявольским, а есть последовательный подсчет знаков и поглощение в систему знаков. Нет больше зеркала или зеркальной поверхности в современной системе, человек больше не сталкивается со своим образом, лучшим или худшим, взамен появилась витрина — геометрическое место потребления, в которой человек сам не отражается, а занимается созерцанием многочисленных предметов-знаков и поглощается системой знаков социального статуса и т. д. Он не отражается там, а поглощается и уничтожается. Субъект потребления — это система знаков. Пусть последнюю определяют структурно как инстанцию кода, или эмпирически — как расширившееся окружение предметов, — в любом случае включение в нее субъекта не будет проявлением «отчужденной» сущности в философском и марксистском смысле термина, то есть сущности, лишенной владения, охваченной отчужденной инстанцией, ставшей чуждой самой себе. Ведь нет больше, собственно говоря, ни «самости», ни «самого субъекта», ни, значит, иного самости, отчуждения в собственном смысле. Дело обстоит почти так же, как в случае ребенка, который целует свой образ в зеркале перед тем, как лечь спать: он не смешивает себя с ним целиком, потому что он его уже «распознает». Но это также не чужой двойник; там, где он отражается, он «играет» с ним, играет между самим собой и другим. Так и потребитель: он «играет» со своей персонализацией от одного конца в цепи товаров до другого, от одного знака к другому. Между знаками нет противоречия, так же как между ребенком и его образом, нет исключающей противоположности, а есть связь и упорядоченная последовательность. Потребитель определяется «игрой» моделей и своим выбором, то есть своей комбинаторной включенностью в эту игру. Именно в этом смысле потребление является игровым и игра потребления заменяет собой поистине трагедию тождества."  

Tags: Бодрийяр, капитал, психоанализ, система
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Футбол и абсурд

    Интерес к футболу как одна из реакций на абсурдность контекста человеческого существования. Столь большое внимание к столь бессмысленному мероприятию…

  • Теория личной выгоды - о мифах неолиберализма

    Теория личной выгоды и эгоизма как источника всякой человеческой мотивации является всего лишь самоисполняющимся пророчеством и лишена какой либо…

  • Антисолидарность: современные формы

    В связи с движением антивакцинаторов (и не только) интересная складывается ситуация, в частности в сфере работы. Пример не из интернета, не из…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments