al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

"окультуривание" территорий, ризома, пунктум и пр.)

Года два назад местные власти начали  "обустраивать" территорию, прилегающую к Измайловскому парку, возле которого я живу.  Искусственно обустроенные территории, где растет  "газонная" трава, вымощенные дорожки, толпы праздно шатающихся обывателей  и пр.,  мне никогда особо не нравились. В моем восприятии, даже Измайловский парк очень и очень выгодно контрастирует с ними.   Сейчас работы почти законченны и новый облик территории возле парка послужил  поводом для размышлений на темы ризомы и древовидности, пунктума и прочих занятных понятий.
Ризома и Дерево - в общем-то, примерно понятно, что хотели сказать Делез и Гваттари (на всякий случай - вот) .  Но мне все-равно сразу не совсем понравились эти метафоры. Мне хотелось сравнить ризому не с деревом, а с чем-то иным, например, с асфальтом. Пусть, конечно, тут дело запахнет дихотомией, а ДиГ не хотели использовать дихотомии, ну и ладно) Газонная трава - это та же ризомность, но выглядит  она совершенно иначе, она слаба и не "распутна", она однообразна... Деревья же, пусть они они и имеют "стержневой корень", фиксирующий место и порядок, пусть логика дерева - это "логика кальки репродукции", но деревья всегда вплетены в экосеть; деревья - это, возможно, лишь внешнее проявления ризомной организации природы, они часть бОльшей ризомы ("Благоразумие растений: даже когда у них есть корни всегда есть внешнее, где они составляют  ризому с чем-нибудь еще - с ветром, с животным, с человеком"). А вот "окультуренные пространства" - это калька или карта??? Они древовидны или ризомны?
Ризома - гениальный "концепт", однако чувствуется его недостаточность и неполнота (что является его огромным плюсом, на самом деле).
Перефразирую ДиГ - если в головах людей растут деревья, это еще не самое плохое. А вот когда в головах проложены асфальтовые дорожки, когда все пути возможного передвижения размечены, когда буйная и своевольная ризома замещается слабой травой, которую еще и регулярно стригут, когда не остается укромных и труднодоступных тропинок и полян - вот это настоящая беда.
Ризому и ризомность я бы соотнес с искусственным  моделированием, контролем, "внешнем управлением" (напрашивается и другое сравнение - самоорганизация и насильственная организация извне). Что вызывает такое стремление к моделированию и программированию (являющееся, на мой взгляд, одной из базовых проблем как всего человечества, так и "частных" межличностных отношений, например - мать-ребенок) - отдельная тема, тут могут быть разные интерпретации. Точнее сказать, у человека есть иллюзия, что он может конструировать живые системы (психологию человека, ребенка, общество, свою жизненную среду) совсем как механизмы и машины. Это - очень опасная иллюзия.
Другой момент, касательно "обустроенных территорий". Я не вижу в них пунктума. (В качестве пояснения - Ролан Барт, как мне кажется, описал в своей замечательной "Камера люцида" нечто гораздо более сложное и глубокое, чем способы восприятия фотографий). Эти территории не подают признаков жизни, при взгляде на на них я не чувствую внутри себя никакого живого отклика. Это и неудивительно - такие места представляют собой полностью кодированную территорию, они не могут вызвать активности "некодированной" части нашего внутреннего мира. Бартовский "укол пунктума" - это укол бессознательного, сохранившего способность к творческой активности, прорыв некодированных "потоков". "Окультуренные" трритории и их восприятие - это studium. Это пространство социальной дрессировки, контракта, это ленивый интерес, это полужелание, полустрасть и т.д. (см. дедушка Барта). Пунктум - это жизнь, это живое восприятие, это сатори (как об этом и сам Барт писал), это дзенско-буддистский "нырок в таковость", что возможно лишь в пространстве, где нет тотального кодирования и дрессировки. (Пространство в данном случае - это любая сфера социального поля).
Склонность к окультурованию-моделирования связана, наверное, с попыткой вытеснения (если ни с попыткой форклюзии) некоторых "зон" или способов функционирования (кому как нравится) психики. На "обустроенные пространства" сразу начинают тянуться толпы обывателей, которые раньше не посещали эти же места, пока там не появились вымощенные дорожки и газонная трава, хотя и тогда эти места были далеки от непроходимости. В находящийся рядом Измайловский парк, гораздо более приближенный к (ризомной) природе ходят далеко не все. Можно предположить, что "окультуривание" воспринимается как "дар" (общества - потребителю) и эта наживка легко заглатывается обывателями. Такие дары парализуют и инфантилизируют, они служат делу воспроизводства властных отношений, как и при индейском потлаче, что гораздо важнее для Системы, чем возможность для московских властей воровать на всех подобных проектах. Важно понимать, что территория вокруг смоделированного пространства (операционального, функционального) начинает восприниматься лишь как место для свалки мусора, отбросов, либо как просто "бесполезное" поле, а  все не включенное, не попавшее в смоделированное пространство тоже воспринимается как отбросы и оправляется на "свалку" (речь не о предметах и вещах).
До того как территория возле Измайловского парка подверглась процедуре "окультуривания", пунктум мог проявиться в хаотично растущем кустарнике, в сорняках, в засохшем дереве, в какой-то несуразной кочке... Сейчас "пунктум" (и все, связанное с ним) исчез с этой территории. Зато он остается совсем рядом - в парке. Достаточно сделать несколько шагов и углубиться в него.
Tags: Барт, бессознательное, общество, психоанализ, ризома, система, цивилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments