al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Вещи, (как-бы) больные раком

Из "Системы вещей" Бодрийяра (а это 1968г.). В более поздней "Прозрачности зла" эти размышления имели уже куда более мрачный оттенок... Но я во многом с ним согласен. Рак и СПИД - это мрачные, но весьма подходящие метафоры для описания самых различных тенденций и граней жизни как общества, так и человечества в целом. Временами я начинаю думать, а не является ли и все человечество сейчас чем-то вроде все более разрастающейся раковой опухоли, метастазы которой начали проникать уже и в космос, в околоземное пространство (пример - растущее кличество мусора там). Но, надеюсь, это все-таки преувеличение. Речь нужно вести о борьбе тенденций в развитии цивилизации. 
Бодрийяр:
" Вещи как бы болеют раком: безудержное размножение в них внеструктурных элементов, сообщающее вещиее самоуверенность, - это ведь своего рода опухоль. А между тем именно на таких внеструктурныхэлементах (автомати­ке, аксессуарах, несущественных отличиях) зиждется вся си­стема моды иуправляемого потребления ^ 1  . Именно к ним, как к своему завершению, стремится техническаяэволюция. В них вещь, изначально перенасыщенная, внешне пышу­щая здоровьем в своих метаморфозах,истощается в судо­рожно-броских изменениях формы."
 "Техническое общество живет стойким мифом о непрерыв­ном развитии техники и о нравственном«отставании» от нее людей. Оба аспекта взаимосвязаны: благодаря «стагнации»
137
 нравов технический прогресс получает новый облик, пред­стает как единственная надежная ценность,как высшая ин­станция нашего общества; тем самым получает оправдание и весь строй производства.Под прикрытием морального про­тиворечия уходят, таким образом, от противоречия реально­го,состоящего в том, что современная система производства, работая для реального технологическогоразвития, сама же ему и противится (а тем самым противится и перестройке со­циальных отношений).Миф об идеальной конвергенции тех­ники, производства и потребления прикрывает собой всевоз­можныепротиво-целесообразности в политике и экономи­ке. Да и вообще, как может система техническихсредств и вещей гармонически развиваться, в то время как система от­ношений между производящими ихлюдьми переживает стаг­нацию или регресс? Люди и техника, потребности и вещи вза­имноструктурируют друг друга - к лучшему или к худшему. В ареале той или иной данной цивилизацииструктуры ин­дивида и общества связаны с технико-функциональными особенностями едва ли неуниверсальным законом. Он дей­ствует и в нашей технической цивилизации: техника и вещи страдают оттой же порабощенности, что и люди, - процесс их конкретного структурирования, то есть объективныйтех­нический прогресс, страдает от тех же задержек, отклонений и отступлений назад, что и процессконкретной социализа­ции человеческих отношений, то есть объективный соци­альный прогресс.
 Вещи как бы болеют раком: безудержное размножение в них внеструктурных элементов, сообщающее вещиее самоуверенность, - это ведь своего рода опухоль. А между тем именно на таких внеструктурныхэлементах (автомати­ке, аксессуарах, несущественных отличиях) зиждется вся си­стема моды иуправляемого потребления ^ 1  . Именно к ним, как к своему завершению, стремится техническаяэволюция. В них вещь, изначально перенасыщенная, внешне пышу­щая здоровьем в своих метаморфозах,истощается в судо­рожно-броских изменениях формы. По словам Льюиса Мамфорда («Техника ицивилизация», с. 341 ), «с точки зрения техники перемены в форме и стиле суть признаки незрелости.
^ 1  См. ниже, «Модели и серии».
138
 Они знаменуют собой переходный период. Капитализм же ^ 1  сде­лал этот переходный периодпостоянным». В качестве примера он приводит тот факт, что в Соединенных Штатах после герои­ческойэпохи 1910-1940 годов, когда появились на свет авто­мобиль, самолет, холодильник, телевизор ит.д., новые изобре­тения практически прекратились. Вещи улучшались, совершен­ствовались, по-новомуоформлялись - делались привле­кательнее, но без структурных нововведений. «Главное препят­ствие кдальнейшему, более полному развитию машины, - продолжает Мамфорд, - состоит в том, что вкус и модасвязы­ваются с расточительством и коммерческой выгодой» (с. 303). Действительно, с одной стороны,второстепенные усовершен­ствования вещей, их усложнение и введение новых систем (си­стем безопасности, престижа) поддерживают в обществе иллю­зию «прогресса», скрадывая необходимостьболее глубоких пре­образований (это, так сказать, «реформизм» вещей). С другой стороны, мода,беспорядочно приумножая вторичные системы, является царством случая и вместе с тем бесконечногоповторе­ния форм, где, следовательно, и концентрируется максимум коммерческих поисков. Междувертикалью техники и горизон­талью прибыли, между непрестанным процессом превосходящих друг другатехнических изобретений и замкнутой системой вещей и форм, повторяющихся в интересах производства,су­ществует фундаментальная противопоставленность.
 Здесь-то и сказывается то, что вещи призваны служить заменой человеческих отношений. В своейконкретной фун­кции вещь - это разрешение некоей практической пробле­мы. В несущественных же своихаспектах это разрешение некоего социального или психологического конфликта. Именно таковасовременная «философия» вещи у Эрнста Дихтера, пророка исследований мотивации: она сводится кубе­ждению, что любое напряжение, любой индивидуальный или коллективный конфликт разрешимыпосредством некоторой вещи («Стратегия желания», с. 81). Как на каждый день в году есть свойсвятой - так и для каждой проблемы есть своя вещь;
^ 1  Безусловно, для целого исторического периода влияние капитализ­ма было здесь решающим. Но сдостижением известного уровня техниче­ской эволюции и доступности изделий и благ все становится нестоль ясно.
139
 главное - в нужный момент изготовить ее и выбросить на рынок. Если Дихтер видит в этом идеальноерешение про­блем, то Л.Мамфорд с большим основанием усматривает здесь решение вынужденное икритически рассматривает всю нашу цивилизацию через подобную концепцию вещи и тех­ники как подменычеловеческих конфликтов: «Механичес­кая организация зачастую представляет собой временную идорогостоящую замену настоящей социальной организации или же здоровой биологической адаптации» (с.244). «В не­котором смысле машины санкционируют собой неэффектив­ность общества» (с. 245). «Внашей цивилизации машина от­нюдь не является знаком могущества социального строя, но знаменуетнередко его бессилие и паралич» (с. 366).
 Нелегко определить, во что обходится обществу в целом такое отвлекающее действие техники (рабскизависимой от моды и форсированного потребления) по отношению к ре­альным конфликтам ипотребностям. Эти потери колоссаль­ны. Если обратиться к примеру автомобиля, то сегодня труд­нодаже представить себе, каким он мог бы стать потрясаю­щим орудием перестройки человеческихотношений, обеспечивая покорение пространства и стимулируя структур­ное преобразование целого рядатехнических процессов; од­нако он очень скоро оказался отягощен паразитарными фун­кциями престижа,комфорта, бессознательной проекции и т. д., которые затормозили, а затем и вовсе заблокировалираз­витие его функции человеческого синтеза. Сегодня эта вещь находится в полной стагнации. Всеболее абстрагируясь от своей социальной функции транспортного средства, все бо­лее замыкая этуфункцию в рамках архаических пережитков, автомобиль переделывается, перестраивается ипреобража­ется в безумном темпе, но в непреодолимых пределах раз на­всегда данной структуры. Настадии автомобиля способна ос­тановиться в своем развитии и целая цивилизация. Следует разграничивать три уровня, на которых парал­лельно происходит эволюция:
 - техническое структурирование вещи (конвергенция функций, их интеграция, конкретизация,экономия),
 - параллельное структурирование мира и природы (победа над пространством, контроль над энергией,моби-
140
 лизация материи; все большая информированность, взаимосоотносительность мира),
 - структурирование человеческой практики, индиви­дуальной и коллективной, в сторону все большей«относитель­ности» и мобильности, открытая интеграция и «экономия» общества аналогично тому, чтопроисходит в передовых тех­нических изделиях. В таком случае приходится констатировать, что привсей несогласованности, связанной с собственной ди­намикой каждого из этих трех уровней, ихразвитие по сути синхронно замедляется или же замирает. Техническое изделие, достигнув требуемогорезультата и застыв на этом уровне (в случае автомобиля это частичная победа над пространством вовтором аспекте), в дальнейшем лишь коннотирует эту не­подвижную структуру, все болеезахлестываемую всякого рода субъективными мотивациями (регресс в третьем аспекте). И тогдаавтомобиль, например, утрачивая свою динамику как тех­нического изделия (регресс в первомаспекте), начинает не-подвижно-взаимодополнительно соотноситься с домом: дом и машина составляютзамкнутую систему, психически нагру­женную условными человеческими значениями, так что ма­шина,вместо того чтобы служить фактором отношений и об­мена между людьми, всецело превращается впредмет чистого потребления. «Не только старые технические формы тормо­зили собой развитиенеотехнической экономики, но и но­вейшие изобретения нередко содействовали тому, чтобыпод­держивать, подновлять и стабилизировать структуру устарев­шего строя» (Мамфорд, с. 236).Автомобиль уже не устраняет преграды между людьми - напротив, люди делают эти са­мые преграды егонагрузкой. Побежденное пространство раз­деляет их еще более непроходимо, чем непобежденное ^ 1  .
^ 1  В этом смысле понятно, что и кино и телевидение прошли или про­ходят мимо своих грандиозныхвозможностей «переменить жизнь». Как пишет Эдгар Морен («Кино и человек воображаемый», с. 15),«никого не удивляет, что кинематограф с самого своего рождения круто отошел от своих очевидныхнаучно-технических задач, вступил в стихию зрелищ и превратился в «кино»... Бурный подъем «кино»обернулся атрофией та­ких его потенций, которые могли бы показаться вполне естественными». И далееон показывает, каким образом медлительность технических но­вовведений в кинематографе (освоениезвука, цвета, объемности) связа­на с его эксплуатацией как потребительского «кино».!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments