al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

изготовление слуг и господ

"Можно, стало быть, притворяться и приписывать себе некое «оральное влечение» или некую «генитальность» как более или менее само собой разумеющиеся; но когда дело касается анального влечения, мы этого сделать не можем. Столь же мало мы можем приписывать себе анальное влечение вообще и пытаться свести к «сублимации» последнего настолько разные общественно-исторические продукты и установления, как труд и порядок, деньги и живопись. Ибо эта сублимация не только была бы невозможна, если бы ее объекты не предлагались и не представлялись бы ей внешними, но они могут предлагаться и представляться, лишь будучи общественно выведенными и установленными. Однако эта сублимация, каждый раз такая, какой она каждый раз по-особому является (без чего не было бы ни психики, ни влечения, ни психоанализа) посредством общественного установления, которое делает обязательными для бесчисленных общественных индивидов такие-то объекты сублимации при исключении таких-то иных объектов, причем объекты эти включены в отношения друг с другом, каковые не только наделяют их значением, но делают возможной относительно слаженную и упорядоченную жизнь общества.
Все это как раз совершенно противоположно «изменчивости» или «функциональному замещению» объектов влечения, каким его полагал Фрейд, считавший как раз, что оно имеет смысл лишь в рассматриваемом узко индивидуальном поле. Общество может иметь место лишь постольку, поскольку объекты сублимации являются одновременно образцовыми, упорядоченными и дополнительными по отношению друг к другу; точно так же, на пару с этим, полюса отождествления, которые общество предлагает индивидам, должны быть одновременно образцовыми и взаимодополняющими. К примеру, полюс отождествления «сеньора», который предлагался сыну сеньора в феодальную эпоху, превратился бы в чистое ничто в его реальной психической жизни (или производил бы лишь странных психотиков), если бы на пару с ним общество не навязы-вало множеству других детей полюса такого отождествления и значения, которые на всю оставшуюся жизнь превращали их в слуг.

Проясним это положение еще одним примером. Психоаналитическое толкование якобы должно быть в силах давать отчет о том, что делает индивида более или менее способным принимать свое реальное положение, которое, разумеется, всегда является каким-то социальным положением. Капиталистического общества не могло бы быть, если бы самой жизнедеятельностью этого общества капиталисты и пролетарии не воспроизводились бы ежедневно миллионами экземпляров как раз там, где эта жизнедеятельность едва ли век тому назад производила лишь полуфеодалов и крестьян. Психогенетические процессы, делающие индивидов способными принимать положение капиталиста и положение пролетария, имеют решающее значение, и они являются одним из условий существования капиталистической системы, - что в принципе забывают марксисты, желая свести их к эпифеномену, автоматически сопутствующему «способу производства». Эти процессы несводимы к чисто социальным процессам; но они также логически и действительно предполагают эти последние, поскольку в данном случае речь идет о том, чтобы образовать индивида в качестве капиталиста или в качестве пролетария, а не в качестве сеньора, патриция или жреца Амона-Ра. Ничто в психике как таковой не может производить эти значения, мир значений, без которого они ничто, способ бытия значений как устанавливаемых. Никакая «конституциональная» составляющая, никакое искажение образования, никакое функциональное замещение объекта влечения или извращенность родителей не могли бы изначально создать в Афинах или в Риме ребенка, который стал бы президентом Дженерал-Моторс; никто не мог бы сегодня в Париже или в Нью-Йорке заложить основы того, чтобы он стал фараоном или шаманом, кроме как через превращение в психотика, и если бы содержание психотического бреда не использовало подручные исторические значения. «Первые очевидности?» - но чего ради! Почему же все-таки психоаналитическое рассуждение раз за разом вынуждено прикидываться, что этих будто бы «очевидностей» не существует?

Так вглядимся повнимательнее в капиталиста как индивида. Вовсе недостаточно здесь будет вспомнить, что для того, чтобы этот образчик индивида имел место, нужно чтобы субъект соотносился с другим, с другими, или с «реальностью». Так что же это за «реальность»? Ведь наряду с огульным отрицанием психоанализом воображаемого, с другой стороны, как симметричные и соразмерные ему существуют не менее огульное отрицание психоанализом исторического характера реальности вообще, которая всегда лишь является реальностью общественной, и далее - пресловутая пустота психоаналитических рассуждений, когда речь заходит о том, о какой же реальности идет дело, и что делает ее некой реальностью. Для того, кто живет в капиталистическом обществе, реальность есть то, что полагается установлением капитализма как реальности, - и именно она имеет значение и силу с психоаналитической точки зрения, а не всемирное тяготение или строение атомного ядра. В данном случае эта реальность есть реальность огромного количества вторичных установлений, социально подразделяемых индивидов (таких как капиталисты и пролетарии), машин и т. д. и т. п., общественно-исторических творений, удерживаемых вместе посредством общего соотнесения с некой магмой воображаемых социальных значений, которые являются значениями капитализма, причем посредством такого соотнесения они просто есть и являются тем, что они есть вообще и для каждого индивида в частности. Эта реальность как общественно-историческое творение включает в себя социальное изготовление индивидов, которые являются капиталистами, и невозможна без этого.

 

Изготовление же в свою очередь требует намного большего, чем, к примеру, просто анального влечения и его «сублимации» в строгом смысле. Говорить, что с психогенетической точки зрения день-ги соответствуют некой сублимации фекалий, - значит предполагать, что деньги выступают как общественный институт (что не разумеется само собой, но и не является просто внешней случайностью) и как условие сублимации на деле обязательное в том или ином типе общества (без чего ни сами эти общества не могли бы существовать, ни индивиды, которые в них родятся, не могли бы в них выжить). Однако деньги суть нечто боль-шее - ведь капитализм предполагает и нечто намного более особенное, чем острейшая нагрузка значением денег или даже обладания вообще, будь то с общественно-исторической или же с психоаналитической точки зрения. Как психическое образование, капиталист в собственном смысле слова не является ни жадиной, ни лихоимцем, ни скопидомом-землевладельцем - ни каким-нибудь Гранда, ни Жеромом Николя Зеша-ром. Он принадлежит другой вселенной, как в социологическом, так и в психоаналитическом смысле. Быть капиталистом, как были ими индивиды, которые воплощали собой рождение, распространение и триумфальное шествие промышленного капитализма в Западной Европе в течение последних веков, - значит нагружать значением не деньги или обладание вообще, а машины и предприятия, причем также неким особым образом. Ибо это не отношение к машине как таковой: те, кто изобретает машины или одержимы ими, не являются или только по случаю являются капиталистами. Это - не отношение управления в сообществе, не отношение власти как таковое: капиталист - не генерал, не министр и не епископ. Это - не связь с «рациональностью» или какой-либо «рационализацией» как таковыми: капиталист - не математик, не ученый и не философ.

Быть капиталистом - это значит нагружать значением тот особый объект, который может существовать лишь как общественное установление, а именно: предприятие как сложное устройство из людей и машин, предполагающее бесконечное число других установлений и процессов вне предприятия; и нагружать его значением в качестве носителя и инструмента особого субъективного фантазматического образования: как некую находящуюся в беспрерывном расширении и размножении сущность, непрерывно стремящуюся к самовозрастанию и погруженную в принятие решений о пропитании, - «рынок», где безымянные социальные предложение и спрос призваны к тому, чтобы выявлять и использовать, - что было бы лишь фантазмом или элементом некоего бреда, если бы не оказывалось, что в то же самое время она является чем-то общественно осуществимым и уже осуществленным. И равным образом оказывается, что этот капиталист не существовал бы, что его «сублимация» была бы только психозом, если бы, к примеру, в то же самое время «сублимация» других индивидов не побуждала бы их к тому, чтобы изобретать машины, создавать точные науки, обновлять религию или работать над установлением национальных государств не как элементов фантазма, но как составляющих общественного установления

."

Tags: Касториадис, система
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments