al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

шизофреничность "пассивности" и конформизма

Есть люди, которые поедают землю и всех людей на ней, подобно библейской саранче, и другие люди, которые стоят вокруг и смотрят, как они поедают ее. (Лилиан Хеллман)

Согласно некоторым исследованиям авторитарной власти (Алан Джакобс, психотерапевт), "самая большая группа в системе - это зрители... Наибольшая группа зрителей пассивна и молчаливо дает свое разрешение, не говоря и не делая ничего. Это кажется им единственным, что нужно делать в это время."

Но термин "зрители" - не самый удачный.

Пассивность (социальная, гражданская) - шизофреническая позиция (таким же является и утверждение "я (мы) не могу ни на что повлиять"). Она является просто одним из действий (транзакций) в более широкой шизофренической игре. Социальная система работает, петли обратной связи - тоже. А влияет на В, вызывая определенную реакцию, а В влияет на А, также вызывая соответствующие действия. "Пассивность" - удобная иллюзия, она позволяет в какой-то мере снимать ответственность за происходящее, тем не менее участвуя во всем.

В какие игры включена пресловутая "пассивность"? В такие, когда и активность, и пассивность порицается, когда практически нет возможности сделать выбор.



Все происходит, конечно, очень тонко и неявно. По сценарию double bind. А также в условиях противоречивых и парадоксальных предписаний, одним из примеров которых является внешнее требование внутренней активности.

При парадоксальных предписаниях подчиненный не может осуществлять метакоммуникацию, то есть коммуниуировать о коммуникации (о предписании) - критика (метакоммуникация) рассматривается как нарушение "субординации".

То, что называют демократией, предполагает (на словах) власть народа и реальную и равную возможность (для всех) влиять на органы власти, выбирать их, участвовать в политической жизни и и т.п.

Человек не может избежать коммуникации. Можно даже сказать и так: человек не порождает коммуникацию, он в ней участвует. Или просто становится частью коммуникативных паттернов. Ситуация здесь, однако, сложилась странная - народ влияет на то, что он ни на что повлиять не может. То есть, народ участвует в поддержании ситуации, в которой он участвовать ни в чем нем может (я не рассматриваю здесь "косметическую" коррекцию системы). Демократия - хитрая система, она не дает возможности определить отношения и метаправила, а невозможность определить характер отношений является характеристикой шизофренической системы (М. С. Палаццоли "Парадокс и контрпарадокс").

У каждой коммуникации есть аспекты, касающиеся содержания и взаимоотношения, при этом последний классифицирует первый и, следовательно, является метакоммуникацией.

Каждая фраза, каждый посыл может содержать и содержит в себе оба эти аспекты. Даже простая фраза "закрой дверь" может быть непростой с точки зрения понимания того, что в ней преобладает - содержание или команда, утверждение еиоархических отношений. Даже внешнее нейтральная фраза "дверь не закрыта" также может быть премущественно командной, имеющей отношение больше к отношениям.

Но тоже самое относится и к социальным действиям и призывам. "Все на выборы!", "активней участвуйте в политической жизни!", "будьте сознательными гражданами!", а чего стоит призыв-команда "выбирайте!", или "делайте свободное волеизъявление"!!!! В ошибках внутрисемейной коммуникации родительская фраза "будь, наконец-таки, взрослым", адресованная ребенку, может сопровождаться подзатыльником (или, чаще, соответствующей интонаций, помещающей его в роль ребенка, за которую тоже не погладят по голове))), в политике свои методы, еще более действенные (кризисы, безработица, "доктрина шока"...).

Чем более «здоровы» отношения, тем более аспект отношений (если они определены, если никто ни кого не ущемляет, воспроизводя паттерны патологических игр) отходит на второй план. Напротив, «нездоровые» отношения характеризуются тем, что за природу отношений идет постоянная борьба, а содержательный аспект коммуникации становится все менее и менее важным. Смешение уровня содержания и уровня отношения нередко приводит к нарушению коммуникации.

Современная "демократия" насквозь патологична с этой точки зрения. Народ и устраняется от политики, и тем не менее участвует в ней. Власть и опирается на народ, и попирает его, используя в своих целях. Шизофреническая борьба за природу отношений идет полным ходом, но об этом нельзя говорить. Метакоммуникация блокируется, а вместо нее - "выборы". Выборы - это тест (воспроизведение реакций в строго определенном поле на основе бинарного кода - "да"/"нет") на поддержание всей существующей системы и негласных метаправил, о которых надо не забыть забыть (все тот же дабблбайнд)

Установка "я не могу ни на что повлиять" является примером «самоосуществляющегося пророчества», одного из видов патологической коммуникации, связанной с нарушением "пунктуации последовательности событий" (игрой с последовательностью причин и следствий). Люди ведут себя пассивно, тем самым они не влияют на власть, а та получает простор для бесконтрольности и безнаказанности; но одновременно они "пассивностью" влияет на ситуацию; вместе с тем, такая установка ("не влияиния") появилась не на пустом месте и не вдруг. В этом смысле, "реальностей" всегда много, ибо каждая "реальность" - это результат разного упорядочивания пунктуации и коммуникации, а искажения "реальности" идут с разных (со всех) сторон.

Одна и главных проблем лежит в неспособности метакоммуникатировать о соответствующих паттернах своей интеракции.

Заблокирована возможность обсуждения уже существующих метаправил. А "способность к соответствующей метакоммуникации является не только conditio tine qua поп успешной коммуникации, но она тесно связана с проблемой осознания себя и других" (Вацлавик). Людям и обществу жизненно не хватает способности коммуницировать о коммуникации и об отношениях. Говорить о том, что у нас сейчас "общество контроля" (Делез) - это только полдела. Это такой контроль, который нельзя обсуждать, как нельзя обсуждать некие метаправила общественного устройства. А это все приводит к соответствующим изменениям и в психике.

Вацлавик с соавторами в "Прагматике человеческой коммуникации" нишет следующее:

"... эта патология явно присутствует в известных экспериментах Павлова, в которых собаку сначала тренируют различать круг и эллипс, затем постепенно расширяют эллипс, так что он все больше становится похож на круг и собака уже не способна отличить их друг от друга. Это, как мы утверждаем, и есть контекст, содержащий все составляющие двойной ловушки, и подобные поведенческие эффекты Павлов назвал «экспериментальным неврозом». Затруднение этой ситуации заключается в том, что в этом виде эксперимента, экспериментатор сначала обманывает животное жизненной необходимостью правильного различения и затем в рамках этого опыта делает это различение абсолютно невозможным. Таким образом, собака оказывается в мире, в котором се выживание зависит от согласия с законом, который нарушает сам себя: парадокс поднимает свою голову Горгоны. Здесь животное начинает проявлять типичное беспорядочное поведение: оно может впасть в коматозное состояние или в бешенство и, кроме того, у нее могут возникнуть физиологические расстройства."

Совсем нетрудно, как мне кажется, сопоставить все это с социальными проблемами.

Надо отметить, Лакан тут тоже недалеко. Вот что говорил Жак Ален Миллер:

"Политика, по мнению Лакана, действует по принципу идентификации, она манипулирует господствующими означающими, посредством которых стремится захватить субъекта. Последний же, нужно сказать, только этого и ждет. Будучи субъектом бессознательного, субъектом, нуждающимся в идентификации, субъектом, пустым, исчезающим, в точности как cogito, он ждет, пока божественный большой Другой обеспечит ему устойчивость, - идея, сформулированная Лаканом благодаря прочтению Марсьяля Геру. Это и есть роль большого Другого, который стал не божественным Другим, а политическим.

...Бессознательное, открытое Фрейдом, не является субстанциональной реальностью, скрытой в индивидуальной психике, подобно замкнутому, солипсическому миру, в который можно проникнуть, только приложив определенные усилия. Это бессознательное субъекта, который в структурном отношении сопряжен с дискурсом Другого. У этого субъекта нет другой реальности, кроме той, где он подчинен означающим этого дискурса, где он является эффектом скольжения означающих. Если говорить, используя категории Аристотеля, это upokéimenon, а не ousia. Это субъект предположительно знающий или подлежащий знанию. Изначально Лакан рассматривает бессознательное, применяя схему коммуникации, включающую адресанта и адресата, где субъект, будучи адресантом, получает свое же сообщение от бессознательного адресата в перевернутой форме. Я не стану, с вашего позволения, вдаваться в детали. Отмечу лишь, что, формулируя понятие бессознательного, Лакан ни в коей мере не прибегает к интуиции, но исходит лишь из аналитической практики. Таким образом, бессознательное - это отношения или нечто, что возникает в отношениях."


Tags: даблбайнд, конформизм, система, шизо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment