al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

о "кризисе доверия" к власти и даблбайнде

Тема кризиса доверия народа к власти вновь стала одной из "популярных" в последнее время. Эта тема регулярно возобновляется, что позволяет сделать предположения и неверной постановке самого вопроса и том, что тут скрываются некоторые другие проблемы.

Путину недавно потребовалось возродить институт доверенных лиц. Кремлевский чиновник объяснил, что известные люди, пользующиеся, как ему кажется, доверием и авторитетом в обществе, помогут убедить население в пользе тех мер, которые Путин объявит в Послании Федеральному собранию 12 декабря. Без помощи доверенных лиц будет невозможно проводить масштабные реформы, задуманные Путиным, так как они не будут поддержаны людьми, сказал "Ведомостям" источник администрации, участвовавший во встрече. О дефиците доверия как раз накануне, в рамках подготовки к ней, говорил гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров.

Ведущий в прошлом политтехнолог Кремля Глеб Павловский выступил в еженедельном проекте ТОП-клуб по приглашению Русского управленческого сообщества с публичной лекцией «Как власти вернуть доверие общества».

Основной темой выступления стал кризис, но не экономический, а кризис доверия между властью и обществом.

http://polit.ru/article/2012/11/28/pavlovsky/

«Согласно политической теории, демократия невозможна без доверия создаваемой политическими институтами и институтами идентичности нации, - продолжил политтехнолог. - У нас есть все эти элементы, но они разобщены».

Демократия, если судить грубо, не вдаваясь в тонкости, предполагает систему отношений между властью, избирателем и институтами личной свободы – сложные, противоречивые отношения. А институт выборов в этой системе, – это возможность избирателя высказать свою волю, при этом безопасным для себя способом. И вот здесь, считает Павловский, начинается интересный момент, который отчасти этому определению демократии удовлетворяет, а отчасти с ним спорит. А именно – страх. «К объекту страха ты не можешь испытывать доверия. В России же доверие и страх находятся в тесной связи. Мы живем в поле источников страха различий интенсивности, большой и малой.

А согласно политической теории, государство должно нас освобождать от страхов, оно должно анализировать страх, направляя его против врагов общественного порядка, на криминальные элементы и тому подобные вещи. У нас наоборот – государство источник рассеянного, диффузного страха для граждан»

В связи с этими двумя событиями сказать можно следующее.

Формулировки Павловского парадоксальны. Страх и доверие исключают друг друга. Если есть доверие, то нет страха. Если есть страх, то значит в отношениях присутствует нечто иное, о чем нельзя говорить, как и о приинципах (метаправилах), по которым они строятся. А иначе все становится очень похоже на известное" "свобода - это рабство", "рабство - это свобода", или на "любовь" заложников к террористам в случае стокгольмского синдрома.

"Доверяй, но бойся", "бойся, но доверяй" - это парадоксальные и мозговредительские предписания.

Человеческая коммуникация имеет два аспекта. Первый - это содержание сообщения, другой касается отношений (комплиментарность/дополнительность, равенство/иерархия, распределение власти - асиметричное, или нет).

Даблбайндовые ловушки блокируют возможность коммуницировать по поводу отношений. Становится невозможным разобраться в сути отношений и сообщений, а также обсудить и изменить метаправила, равно как и выйти из ситуации. Одно из следствий попадания в ситуацию даблбайнда (при невозможности справиться с ним) является своеобразное спутывание сознания, когда его жертва теряет способность правильно идентифицировать сообщения, отношения, а также, в конечном счете, и свои реакции на них. Иначе говоря, теряется способность к самостоятельному и критическому мышлению. В результате, жертва перестает распознавать манипулятивные или даже репрессивные влияния на нее.

Даблбайнд невозможен вне отношений власти и подчинения (зависимости). В противоположном случае любые парадоксальные предписания, любые ловушки и зажимы легко игнорировать или вообще выйти из ситуации. Возникающий в таких отношениях даблбайнд, служит дальнейшему воспроизводству и укрепления отношений власти и подчинения. Причем, в рамках рассматриваемого подхода акцент делается не на конкретном источнике власти (или даблбайнда), а на сложном паттерне отношений, который, некогда начавшись, затягивает в себя его участников.

Что может означать попытка сочетания доверия и страха в случае отношения к власти?

Время от времени Власти начинают проводить в жизнь различные так называемые "непопулярные меры", вплоть до известной "Доктрины шока". Делается же это, естественно, под лозунгами реформ, направленных на "благо народа" (в конечном счете). Возникает действительно весьма любопытная и трагическая ситуация, когда меры, усугубляющие реальное положение большой части народа (рост цен, рост безработицы, сокращения зарплат и социальных гарантий), требуется представить как "благие" намерения, которым также нужно доверять.

Здесь можно вспомнить пример, который приводили Вацлавик, Бивин и Джексон в "Прагматике человеческой коммуникации":

"6.445. Примеры повседневной жизни. Но и вне области шизофренической коммуникации парадоксальные предсказания разрушают человеческие взаимоотношения. Это происходит, например, в случае, когда некто Р, которому всецело доверяет О, угрожает что-то сделать О, если тот поведет себя по отношению к Р некорректно.

Следующий пример проиллюстрирует эту интеракцию.

Супружеская пара нуждается в психотерапевтической помощи, потому что жена патологически ревнива, что делает жизнь каждого из них невыносимой. В свою очередь, муж — исключительный, жесткий моралист, очень гордится своим аскетизмом и жизненным кредо: «На протяжении всей своей жизни я никогда не давал повода сомневаться в моих словах». Жена, как правило, принимает комплиментарную ведомую позицию, и только в одной области — самостоятельна: она наотрез не желает отказываться от выпивки перед обедом, привычка, которая ему — трезвеннику отвратительна и которая была причиной бесконечных раздоров фактически с начала их семейной жизни. Дна года тому назад, он в ярости сказал ей: «Если не справишься со своим пороком, то у меня появиться один из моих», добавив, что он встречается с другими женщинами. Это не принесло каких-либо изменений о паттерне их взаимоотношений, и несколько месяцев до посещения терапевта, муж решил позволять ей выпивать ради спокойствия в доме. В то же самое время вспыхнула ее ревность, разумное объяснение которой в следующем: он абсолютно заслуживает доверие, поэтому он должен выполнить свою угрозу и быть неверным, т.е. не заслуживающим доверие.

С другой стороны, муж, очевидно, пойманный в сети своего парадоксального предсказания, не смог переубедить ее в том, что его угроза была импульсивной и не должна восприниматься всерьез. Оба понимают, что попались в сеть, сплетенную ими самими, но не видят пути выхода из нее.

Структура угрозы муж... с его точки зрения он говорит:

(1) я абсолютно заслуживаю доверие;

(2) теперь я накажу тебя, будучи ненадежным (неверным, лживым);

(3) следовательно, я собираюсь оставаться заслуживающим у тебя доверия, будучи не заслуживающим доверия, поэтому если я сейчас не нарушу твоего доверия в моей верности, я больше никогда не буду заслуживать доверие.

С семантической точки зрения парадокс возникает из двух различных смыслов «заслуживающий доверие». В (1) понятие используется в метаязыке, чтобы обозначить свойство всех его действий, обещаний и установок. В (2) используется объект языка и угроза супружеской неверности. "

Таким образом, создаются несостоятельные контексты.

То есть власть заслуживает доверия, она надежна, но в определенных случаях она будет ненадежной и устрашающей (лишающей людей элементарных условий к существованию), чтобы быть надежной и заслуживающей доверия, и т.д.

Происходит путаница.

"Некорректное" поведение О по отношению к Р - это, в нашем случае, недовольство народа.

Кроме того, сейчас власти требуется "объяснить" народу, что, например, переход к платной медицине будет происходить в интересах самих граждан.

Следует также хорошо помнить, что "там, где двойная ловушка является продолжительной, возможно хронически продолжительной, она превращается в обычное и автономное ожидание относительно природы человеческих взаимоотношений и мира в целом, ожидания, которые не требуют дальнейшего подкрепления.

Парадоксальное поведение, навязанное двойной ловушкой , в свою очередь вызывает изменение природы двойной ловушки, что приводит к самосохраняюшемуся паттерну коммуникации."

Влияния, вследствие природы человеческой коммуникации, происходят не линейно и не однонаправленно. Если двойная ловушка является причиной парадоксального поведения, тогда это поведение, в свою очередь, вызывает двойную ловушку.

Характерная черта даблбайнда заключается в том, что дополнительное послание - более высокого логического типа - не отрицает первое (в данном случае можно говорить о действиях власти, которые также являются посланием, в виде действий), но делает затруднительным его идентификацию. В данном случае становится сложно понять как следует оценивать действия власти, заслуживает ли власть доверия, или нет.

Таким образом, сама формулировка проблемы - "о недоверии к власти" - не совсем корректна. Конечно, в случае целого общества не представляется возможным делать обобщения. Некоторая часть общества сознательно тотально не доверяет власти, другая - доверяет (или "в основном доверяет"), но есть и третья часть, возможно, большая, у которой как раз нарушена способность к "идентификации" действий власти. Эта нарушенность выражается, например, в том, что большая часть общества до сих с готовностью пор верит в миф о расщепленной власти (миф, говорящий, скорее о расщепленности сознания), когда президент (или царь) воспринимается как "хороший", а правительство и чиновники - как плохие, тормозящие, якобы, хорошие начинания. Надо конечно отметить, что непоследовательность и противоречивость в действиях власти реально имеет место быть. Различные действия власти и принимаемые законы действительно часто носят противоречивый характер, странным образом поддерживающие нестабильную ситуацию в обществе (а именно такая ситуация является идеальной для управления и манипулирования им). Противоречивость, непоследовательность и парадоксальность в действиях власти имеет слишком явное сходство с аналогичными действиями внутри семейной системы, которые являются источником шизофренизации жертв двойных ловушек. Во внутрисемейной динамике явным шизофренизатором по отношению к ребенку может быть как один из родителей, который будет давать противоречивые и парадоксальные предписания, так и оба родителя, которые будут давать противоречащие друг другу предписания.

Доверие или недоверие возможно только в случае принятия некоей системы ценностей, позволяющей различать "добро" и "зло". С самого детства мы "тренируемся" (нас тренируют) различать "правду" от "лжи", "хорошее" от "плохого". Наше выживание, таким образом, ставится в зависимость от усвоения определенного закона. Но что если грани начинают стираться? Бейтсон и его единомышленники и последователи часто приводят пример известных экспериментах Павлова, "в которых собаку сначала тренируют различать круг и эллипс, затем постепенно расширяют эллипс, так что он все больше становится похож на круг и собака уже не способна отличить их друг от друга. Это, как мы утверждаем, и есть контекст, содержащий все составляющие двойной ловушки, и подобные поведенческие эффекты Павлов назвал «экспериментальным неврозом». Затруднение этой ситуации заключается в том, что в этом виде эксперимента, экспериментатор сначала обманывает животное жизненной необходимостью правильного различения и затем в рамках этого опыта делает это различение абсолютно невозможным. Таким образом, собака оказывается в мире, в котором ее выживание зависит от согласия с законом, который нарушает сам себя: парадокс поднимает свою голову Горгоны. Здесь животное начинает проявлять типичное беспорядочное поведение: оно может впасть в коматозное состояние или в бешенство и, кроме того, у нее могут возникнуть физиологические расстройства."

Как насчет возникновения доверия в такой ситуации?

Социальная и экономическая политика власти постоянно создает сложные ловушки и парадоксальные предписания.

Одна из самых очевидных такова: власть пытается всячески мобилизовать общество в плане трудовой активности, но труд безнадежно обесценивается "хотя бы" хорошо известным плачевным уровнем пенсий в нашей стране. И эти мизерные пенсии сейчас получают поколения тех, кто честно и на протяжении всей своей жизни фактически строил страну и создавал экономический фундамент общества. А как здесь не вспомнить постоянно циркулирующие слухи о не совсем ясной ситуацией с Пенсионным фондом, а также контекст в виде некоторых реалий современной жизни, которые ясно дают понять, что обогащение не связано ни с трудом, ни тем более с честным трудом.

Другая проблема. Ситуация, во всяком случае, для весьма значительной части населения нашей страны и человечества, такая: без работы (а точнее, без денег)) ты не выживешь, но и работа лишает тебя жизни (можно конечно поправить: в той или иной степени, в том или ином смысле). Но для большой части человечества ситуация именно такова почти в буквальном смысле этого слова. А для остальной части... ну, там все зависит от того, как каждый для себя отвечает на вопрос "что такое жизнь, при условии, если таковой вопрос вообще ставится... что случается далеко не всегда.

С бизнесом ситуация такова, что требования максимальной успешности и эффективности ("расти или умри") входит в противоречие с требованием соблюдать законы, которые, нередко, еще и составляются таким образом, что им крайне сложно следовать. Об даже нередко совершенно открыто говорят - "на всех, кто занимается (или занимался) каким-либо бизнесом, можно что-то найти (имеется ввиду компромат)", что дополнительно создает еще больше странного и парадоксального, причем, именно в отношении к власти, которая создает такие "законы" и так "следит" за их выполнением. "Двойные стандарты" самым тесным образом связаны с даблбайндом.

Даблбайнд, как уже отмечалось, невозможен без власти и зависимости.

Да, можно смотреть на даблбайнд как на коммуникационные паттерны, где властвует скорее шизофреническая игра, а не кокретные участники этих отношений. Но без участников, без "носителей" этих паттернов, последние бы не существовали. Поэтому, если немного изменить угол зрения, то можно увидеть, что даблбайнд является своеобразным инструментом власти и влияния. Он позволяет захватывать власть, даже если это не сознательный и планомерный расчет. Если говорить о семье, то власть одних ее членов укрепляется, а другие обессиливаются и парализуются, вплоть до крайностей. Происходит жесткое распределение ролей, статусов, ресурсов всех видов. И это распределение далеко не равное, не равномерное. При этом происходит отъем и самоуважения, самообладания. Безусловно, даблбайнд - это не четкая и мертвая схема ("суха теория, мой друг..."), парадоксальные коммуникации и даблбайнды сущствуют в разнообраных вариациях, так что порой непросто жизненные ситуации сопоставить с их абстрактным описанием. А если говорить о социальной динамике, о политике - то все еще сложнее.

Даблбайнд создает власть одних и бессилие других (пусть даже последние будут также невольно и бессознательно подпитывать и воспроизводить шизофренические паттерны), что превращается самоусиливающуюся спираль, затягивающую всех ее усастников. Одни упиваются властью и могуществом, а также бессилием других, а последние - погружаются в мазохистское наслаждение и растворяются во власти первых.

Есть ли основания сомневаться в том, что существование даблбайнда не ограничивается лишь внутрисемейными рамками?

И возможна ли власть без даблбайнда? В нашем случаем имеет место дальнейшее воспроизведение даблбайнда, который воспроизводит и поддерживает власть, а разговоры о "кризисе доверия" и "попытки" его "восстановить" - лишь часть шизофренической игры.

Существование власти оправдывается автоиммунизирующей предпосылкой, то есть гипотезой, подтверждающейся как собственным успехом, так и собственным провалом, тем самым она становится невозможной для фальсификации (по Попперу).

Неудачные или провальные, вплоть до катастрофических для народа, действия власти "объясняются" тем, что власть "просто" не нашла нужных решений, а не самой "природой" власти.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments