al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

антиклерикальное

Некоторые заметки к тому, что называют обрядом "отпевания".

Самое первое впечатление. Когда умирает близкий человек, это всегда очень тяжело и больно, хочется еще и еще вспоминать что-либо о нем, "попрощаться" с ним, выразить что-то (ведь таким образом наша психика просто сопротивляется факту смерти - прощаться-то уже не с кем...), подумать о наших отношениях с ним... приходят мысли и конечности нашей жизни, но причем же тут церковь? Точнее сказать, тут не столько "хочется" вспоминать об умершем, сколько воспоминания, поток мыслей, образов и экзистенциальных переживаний сам захватывает тебя - вот, быть может, для этого и нужны так называемые обряды, чтобы человек не сам думал, и не прощался с умершим так, как у него "получается", а чтобы все было под контролем? Главная-то цель понятна - администрирование ВСЕЙ человеческой жизни; в данном случае мы имеем дело с частным проявлением такой "биополитики". Вместо запрета и подавления - "регулирование", контроль, направление в "нужное" русло.



Очень часто, почти всегда ризома - и страшна, и... соблазнительна))) Страшно даже подумать))), к чему можно прийти, если не дать массам правил и в отношении прощания с умершими, и во всем остальном. Бред.

Обряд отпевания оставляет впечатление полного абсурда. И сам обряд, и поведение тех, кто с такой готовностью следует всем "предлагаемым" моделям и схемам (особенно тех, кому уже за сорок, тех, кто раньше был активным комсомольцем или коммунистом). Неужели так страшно остаться наедине с умершим и со своими мыслями о нем? Неужели спонтанность настолько забита? Социальная мимикрия - ужасающая способность, все-таки; какая-то встроенная предрасположенность, установка; мышление в одних случаях, для одних задач - активизируется, а в других случаях - просто отключается, как в механизме. Все, любой абсурд, любое изменение условий готовы принимать люди. В этом свете над "философией" постмодернизма можно лишь поиронизировать как над рационализаций (в психоаналитическом смысле); "мы - это только кожа", глубины нет, ага. Понятно, что мимикрия - это защита, но... все сложнее. Тут и бессознательный сговор, и обратная связь...

А уж действия церкви и ее представителей...

Смерть близкого человека - это всегда жестокий удар по внутреннему миру, формирующемуся у каждого человека с самого раннего детства и несущему определенные инфантильные черты. В детстве всем нам кажется, что и родители, и все родственники и друзья, будут жить вечно, как, собственно, и наш мир, вместе с нами. Расшатывание этой иллюзии - процесс нередко весьма болезненный и сложный, и смерть близких является одним из сильнейших ударов по ней (помимо этого, такое событие всегда просто внутренне опустошает человека). В критические моменты жизни, когда рушится внутренний мир или какие-то ценности, человек может стать более беззащитным перед социальным влиянием или манипуляциями (есть, кстати, известные техники НЛП, которые сбивают человека с толка, путают мысли и пр., да что там НЛП - этим пользовались всегда!). Вот тут и приходит церковь. Отвратительное зрелище! Я в данном случае имею ввиду "социальную функцию" религии; экзистенциальные индивидуальные поиски - это для меня уже другое.

К теме "социальной функции" и власти - "Символический обмен и смерть" Бодрийяра. Я только не совсем согласен с ним в том, что власть держится именно на управлении смертью, скорее, - на самой возможности управления, проведения границ там и так, как "нужно", то есть на иерархии, на зависимости. И на блокировании возможности все это обсудить и изменить (запрет на метакоммуникацию).

"исторически основу власти жрецов образует их монополия на смерть и исключительное право контролировать сноше­ния с мертвыми1. Мертвые первыми выделяются в обособленную область, допускаемую к обмену только через посредующую инстан­цию жрецов. Здесь, на этой заставе смерти, и образуется власть. Да­лее она будет питаться другими, бесконечно усложняющимися разде­лениями — на душу и тело, на мужское и женское, на добро и зло и т.д., но самый первый раздел — это раздел на жизнь и смерть2. Когда говорят, что власть «стоит у руля» [«tient la barre»], то это не просто метафора: она и есть черта [barre] между жизнью и смертью, повеле­ние о разрыве их взаимообмена, контрольно-пропускной пункт на пути между ними.

Так и в дальнейшем власть утверждается между субъектом и его отделенным от него телом, между человеком и его отделенным от него трудом — в точке разрыва возникает инстанция медиации и репрезентации. Но следует иметь в виду, что архетипом такой опера­ции является отделение группы от своих мертвых или же, как сегод­ня, отделение каждого из пас от его собственной смерти. В дальней­шем все формы власти так или иначе овеяны этим духом, потому что в конечном счете власть всегда держится на манипулировании, управ­лении смертью.

Все инстанции подавления и контроля утверждаются в простран­стве разрыва, в момент зависания между жизнью и ее концом, то есть в момент выработки совершенно фантастической, искусственной темпо­ральности (ведь жизнь каждого человека уже в любой момент содер­жит в себе его смерть как свою цель, уже реализованную в данный мо­мент). Абстрактное социальное время впервые устанавливается при этом разрыве неразделимого единства жизни и смерти (гораздо раньше, чем абстрактный общественный труд!). Все будущие формы отчужде­ния, отделения, абстрагирования, присущие политической экономии и ра­зоблаченные Марксом, коренятся в этом отделении смерти."

"Загробная жизнь, посмертное послежитие — это просто итоговое сальдо, оно зависит от того, осталось ли что-ни­будь не обмененным при жизни. Прекрасный пример того, что вос­кресение и бессмертие представляют собой всего лишь вынужденное средство по сравнению с возможностью для группы немедленно оп­лачивать все свои символические счета, возмещать весь свой символи­ческий долг, не откладывая этого на будущую жизнь.

Будучи при своем появлении отличительной эмблемой власти, в истории христианства бессмертие души играет роль эгалитаристского мифа, загробной демократии, которая противостоит мирскому нера­венству перед лицом смерти. Это всего лишь миф. Даже в самой сво­ей универсалистской христианской версии бессмертие лишь де-юре принадлежит каждому человеческому существу. Фактически его раз­дают понемногу, оно остается достоянием определенной культуры, а внутри этой культуры — достоянием определенной социально-поли­тической касты. Разве миссионеры когда-нибудь верили в бессмерт­ную душу туземцев? Разве женщина в «классическом» христианстве по-настоящему обладала душой? А безумцы, дети, преступники? Фак­тически все сводится к тому же: душа есть только у сильных и бога­тых. Социальное, политическое, экономическое неравенство перед ли­цом смерти (продолжительность жизни, торжественность похорон, слава и жизнь в людской памяти) — все это лишь результаты осново­полагающей дискриминации: одни, единственно подлинные «челове­ческие существа», имеют право на бессмертие, остальные же имеют право лишь на смерть. На глубинном уровне ничего не изменилось со времен Египта древних династий."



Tags: Бодрийяр, власть, религия, шизо
Subscribe

  • "Дивный новый мир"

    Недавно стартовал американский сериал «Дивный новый мир», снятый по знаменитому роману Олдоса Хаксли. О сериале пока сложно сказать что-то…

  • "Бесит быть нормальным" - фильм о Р. Лэйнге

    Фильм меня разочаровал. Это британское независимое кино, некоммерческое - это большие плюсы, кроме того, создателям фильма все-же удалось передать…

  • Жадность (Алчность) / Greed. М. Уинтерботтом

    Жадность (Алчность) / Greed. 2019. Реж. Майкл Уинтерботтом. В ролях: Стив Кугэн, Айла Фишер, Ширли Хендерсон и др. В целом очень добротная…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • "Дивный новый мир"

    Недавно стартовал американский сериал «Дивный новый мир», снятый по знаменитому роману Олдоса Хаксли. О сериале пока сложно сказать что-то…

  • "Бесит быть нормальным" - фильм о Р. Лэйнге

    Фильм меня разочаровал. Это британское независимое кино, некоммерческое - это большие плюсы, кроме того, создателям фильма все-же удалось передать…

  • Жадность (Алчность) / Greed. М. Уинтерботтом

    Жадность (Алчность) / Greed. 2019. Реж. Майкл Уинтерботтом. В ролях: Стив Кугэн, Айла Фишер, Ширли Хендерсон и др. В целом очень добротная…