al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

Ведьмы и конформизм(Тэтчер и пр.)

Как Тэтчер и неолиберальным силам удалось так "эффективно" сломить рабочих, да и общество в целом? Это же действительно во многом именно психосоциальная проблема (психологическая не скажешь, ибо не существует отдельной от социума "психологии").
Думаю так. Во-первых, этот слом стал возможным только благодаря тому, что конформизм УЖЕ всегда встраивается в психологию подавляющего большинства. И пока что-либо сделать с этим очень сложно. Адаптируйся - и все. Сознание стереотипизируется, ограничивается, сомнения и вопросы подавляются, выстраиваются защиты... А во-вторых, говорить об однонаправленных (линейных) влияниях - это не перспективно. Тем более, когда есть другая парадигма. Использовать последнюю только для анализа семейных систем - это мелко.

Статья Кагарлицкого http://rabkor.ru/opinion/2013/04/14/sam_wellers_revenge
"Тут, собственно, мы и подходим к главной проблеме, связанной с именем баронессы Тэттчер. Её не случайно окрестили в народе ведьмой и не случайно праздновали её смерть как событие освобождения. В её личности было что-то отвратительно-магическое, ибо одержанные ей победы над собственными гражданами не в последнюю очередь были культурно-психологического свойства.
Подавив забастовку шахтеров и другие выступления профсоюзов в начале 1980-х годов, она что-то сломала в массовом сознании, лишила миллионы людей веры в себя, самоуважения и уверенности в своих силах.

Британский рабочий класс не был особенно радикален, не склонен был к революционным мобилизациям, подобно своим товарищам на континенте — во Франции, Италии или Испании. Но он твердо стоял за свои профсоюзы и понимал цену солидарности. Он чувствовал свою силу, которой пользовался не слишком часто, но решительно, с твердой уверенностью в своем праве. И он знал, что если всерьез возмутится, то победить его будет невозможно. Шахтерские забастовки блокировали политику правящего класса, приводили к падению правительств. И когда кабинет Теэтчер начал проводить в жизнь свою программу приватизации и сокращения социальных прав, трудовая Британия ответила привычным протестом — остановились шахты Уэльса, взбунтовались пригороды Лондона, вышли на улицу рабочие Глазго. Однако на сей раз им пришлось столкнуться с врагом непривычно безжалостным, не уважающим принятые за столетия правила честного поединка, а главное — готовым пожертвовать ради классового реванша самой национальной промышленностью и будущим страны.

Разгром “ржавого пояса”, как презрительно назвали консерваторы британские промышленные регионы, и уничтожение накопленного столетиями производственного потенциала (включая потерю квалифицированных кадров, трудовых традиций, технологической культуры и уникальных знаний) производился не в последнюю очередь во имя классовой борьбы. Ради того, чтобы подавить собственный рабочий класс, правительство и вставшая за его спиной часть буржуазии решились на уничтожение индустрии. В конце концов, капитал можно было вывезти и вложить в другие страны. А свободным британцам оставалась “экономика услуг”.

Превращение миллионов людей из организованных рабочих в разного рода обслугу, торговцев, в лучшем случае — в мелких чиновников, клерков и охранников по ходу создания “пост-индустриальной экономики” означает не только смену профессии, но и грандиозную моральную, квалификационную и культурную деградацию, трагические масштабы которой лишь сейчас начинает осознавать европейское (и российское) общество. Британское рабочее движение было сломлено не только полицейскими репрессиями и антипрофсоюзными законами, но и экономической политикой неолиберализма, воплощением которой стала Маргарет Тэтчер. Эти перемены были отнюдь не только результатом её злой воли, они отражали общий поворот в развитии западного капитализма, новую стратегию, коллективно сформированную правящим классом, и не в одной только Британии. Но для миллионов граждан Соединенного Королевства эти трагические перемены оказались неразрывно связаны с обликом госпожи Тэтчер, “старой ведьмы”, которая своей политической магией превратила нацию свободных людей в сборище лузеров, лишила их уважения к себе и смысла существования. Произнесенное ей заклинание “Общества не существует!” (There is no such thing as society) опрокинуло картину мира, в которой существует солидарность, взаимовыручка, ответственность и обязанности перед согражданами. Рынок сменил сообщество, граждане стали в лучшем случае электоратом. Коллективное сознание, на котором были построены как минимум пять веков британской истории, рухнуло..."

Tags: власть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Футбол и абсурд

    Интерес к футболу как одна из реакций на абсурдность контекста человеческого существования. Столь большое внимание к столь бессмысленному мероприятию…

  • Теория личной выгоды - о мифах неолиберализма

    Теория личной выгоды и эгоизма как источника всякой человеческой мотивации является всего лишь самоисполняющимся пророчеством и лишена какой либо…

  • Антисолидарность: современные формы

    В связи с движением антивакцинаторов (и не только) интересная складывается ситуация, в частности в сфере работы. Пример не из интернета, не из…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments