al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

Екклезиаст, или Книга капиталиста. Поль ЛАФАРГ.

КАПИТАЛ БУДЕТ ПОСЛЕДИМ БОГОМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА!
Поль Лафарг - теоретик марксизма, зять Маркса.
Сатирический памфлет Поля Лафарга «Религия капитала» — очень сильное произведение. Просто и ясно французский социалист рассказывает о сути капитализма, разоблачает её. Итак – перед нами четвёртая глава памфлета «Екклезиаст, или Книга капиталиста».
Са­ти­ри­че­ский пам­флет Поля Ла­фар­га «Ре­ли­гия ка­пи­та­ла» — очень силь­ное про­из­ве­де­ние. Про­сто и ясно фран­цуз­ский со­ци­а­лист рас­ска­зы­ва­ет о сути ка­пи­та­лиз­ма, раз­об­ла­ча­ет её. Итак – перед нами чет­вёр­тая глава пам­фле­та «Ек­кле­зи­аст, или Книга ка­пи­та­ли­ста».
Сатирический памфлет Поля Лафарга «Религия капитала» — очень сильное произведение. Просто и ясно французский социалист рассказывает о сути капитализма, разоблачает её. Итак – перед нами четвёртая глава памфлета «Екклезиаст, или Книга капиталиста».
Сатирический памфлет Поля Лафарга «Религия капитала» — очень сильное произведение. Просто и ясно французский социалист рассказывает о сути капитализма, разоблачает её. Итак – перед нами четвёртая глава памфлета «Екклезиаст, или Книга капиталиста».
Шедевр, на мой взгляд. И такой умной сатиры сейчас не достает, ибо одними тяжеловесными текстами сложно что-либо изменить, несмотря на так называемую эпоху постмодернизма (постмодернистская циничная ирония чаще фокусируется на малозначимых вещах, что и понятно, а тут - основы капиталистического общества, страшно...))).
Надо подобные произведения всячески распространять, это будет одним из способов противостояния массовому помешательству, в котором многие ведь действительно обожествляют и капитал и капиталиста. Маленький человек проецирует на внешние объекты свое стремление измениться, вместе с нарциссическими фантазиями о собственной грандиозности, а сам остается в свое роли, все больше погружаясь в болото бессилия и отчаяния. А психологи и психоаналитики замалчивают эти проблемы,сами, возможно, находясь под гипнозом капитала.
Тему капитала вообще-то имеет смысл получше разобрать с точки зрения прагматики человеческой коммуникации. Ясно, что капитал начинает выглядеть как некая полумистическая субстанция, дарующая сверхвозможности, но это все имеет смысл ТОЛЬКО в определенном контексте, а именно в условиях социального окружения, лишенного таких возможностей. Т.е. тут речь о коммуникации, патогенной и разрушительной. Обладание капиталом - это коммуникация.

При­ро­да бо­га-Ка­пи­та­ла

1. Со­блю­ди слова Ка­пи­та­ла, бога тво­е­го.
2. Я — бог-че­ло­ве­ко­по­жи­ра­тель; я внед­ря­юсь в ма­стер­ские и по­жи­раю на­ём­ных ра­бо­чих. Я пре­тво­ряю в бо­же­ствен­ный ка­пи­тал хилую плоть ра­бот­ни­ка. Я — бес­ко­неч­ная тайна: моя из­веч­ная суб­стан­ция — не что иное, как тлен­ная плоть, моё все­мо­гу­ще­ство — лишь немощь че­ло­ве­че­ская. Инерт­ная сила ка­пи­та­ла — вот жиз­нен­ная сила тру­дя­ще­го­ся.
3. Самое ос­нов­ное пра­ви­ло: от меня ис­хо­дит вся­кое про­из­вод­ство, ко мне при­во­дит вся­кий обмен.
4. Я — бог живой, вез­де­су­щий: же­лез­ные до­ро­ги, до­мен­ные печи, пше­ни­ца, суда, ви­но­град­ни­ки, зо­ло­тые и се­реб­ря­ные мо­не­ты яв­ля­ют­ся со­став­ны­ми ча­стя­ми все­мир­но­го ка­пи­та­ла.
5. Я — неиз­ме­ри­мая душа ци­ви­ли­зо­ван­но­го мира в теле из­мен­чи­вом и слож­ном до бес­ко­неч­но­сти. Я живу в том, что по­ку­па­ет­ся и про­да­ёт­ся; я осу­ществ­ляю себя в каж­дом то­ва­ре, и ни один из них не су­ще­ству­ет вне моего жи­во­го един­ства.

6. Я свер­каю в зо­ло­те и ис­пус­каю зло­во­ние в на­во­зе; я дарю ра­дость в вине и несу отра­ву в ку­по­ро­се.
7. Бес­пре­рыв­но раз­рас­та­ю­ща­я­ся суб­стан­ция моя незри­мы­ми по­то­ка­ми про­ни­зы­ва­ет ма­те­рию: раз­де­ля­ясь и дро­бясь на бес­ко­неч­но мно­го­об­раз­ные части, она за­мы­ка­ет­ся в осо­бые формы, ко­то­рые при­ни­ма­ет вся­кий товар, и, не зная уста­ли, пе­ре­ли­ва­юсь я из од­но­го то­ва­ра в дру­гой: се­год­ня я — хлеб и мясо, зав­тра — ра­бо­чая сила про­из­во­ди­те­ля, по­сле­зав­тра — глыба же­ле­за, кусок ко­лен­ко­ра, дра­ма­ти­че­ское про­из­ве­де­ние, цент­нер сала или мешок удоб­ре­ния. Пе­ре­во­пло­ще­ние ка­пи­та­ла ни­ко­гда не при­оста­нав­ли­ва­ет­ся. Моя суб­стан­ция ни­ко­гда не уми­ра­ет. Смерт­ны лишь формы её; они ко­неч­ны и пре­хо­дя­щи.
8. Че­ло­век видит, ося­за­ет, чув­ству­ет и вку­ша­ет тело моё. Но мой дух, более неуло­ви­мый, чем эфир, — недо­сту­пен чув­ствен­но­му вос­при­я­тию. Дух мой — кре­дит; ему не нужно иметь тела, чтобы про­яв­лять себя.
...
Обя­зан­но­сти ка­пи­та­ли­ста

1. Много зва­ных, но мало из­бран­ных. С каж­дым днём я со­кра­щаю число из­бран­ни­ков своих.
2. Я от­да­юсь ка­пи­та­ли­стам и рас­пре­де­ля­юсь между ними; каж­дый из­бран­ник по­лу­ча­ет во вла­де­ние ча­сти­цу еди­но­го ка­пи­та­ла и со­хра­ня­ет поль­зо­ва­ние ею лишь в том слу­чае, если умно­жа­ет её, если пло­дит с нею новый ка­пи­тал. Ка­пи­тал усколь­за­ет из рук того, кто не вы­пол­ня­ет его за­ко­на.
3. Я из­брал ка­пи­та­ли­ста затем, чтобы он из­вле­кал при­ба­воч­ную сто­и­мость; на­зна­че­ние его — на­коп­ле­ние при­бы­лей.
4. Чтобы чув­ство­вать себя сво­бод­но и при­воль­но в по­гоне за на­жи­вой, ка­пи­та­лист по­ры­ва­ет узы друж­бы и любви. Там, где дело идёт о ба­ры­ше, нет для него ни друга, ни брата, ни ма­те­ри, ни жены, ни детей.
5. Он выше су­ет­ных раз­гра­ни­че­ний, за­мы­ка­ю­щих обык­но­вен­ных смерт­ных в ка­ком-ни­будь оте­че­стве или в ка­кой-ни­будь пар­тии. Кто бы он ни был, — рус­ский или поляк, фран­цуз или прус­сак, ан­гли­ча­нин или ир­лан­дец, белый или чёр­ный, — он пре­жде всего экс­плу­а­та­тор. И уже в при­да­чу он может быть мо­нар­хи­стом или рес­пуб­ли­кан­цем, кон­сер­ва­то­ром или ра­ди­ка­лом, ка­то­ли­ком или сво­бо­до­мыс­ля­щим. Зо­ло­то имеет свой цвет, но пред его лицом блек­нут цвета всех убеж­де­ний ка­пи­та­ли­стов.
6. Ка­пи­та­лист за­гре­ба­ет с оди­на­ко­вым без­раз­ли­чи­ем день­ги, оро­шён­ные сле­за­ми, день­ги, за­пят­нан­ные кро­вью, день­ги, по­кры­тые гря­зью.
7. Он не при­но­сит себя в жерт­ву ме­щан­ским пред­рас­суд­кам. Он про­из­во­дит не для того, чтобы вы­пус­кать товар вы­со­ко­го ка­че­ства, а для того, чтобы фаб­ри­ко­вать товар, при­но­ся­щий боль­шой доход. Он учре­жда­ет фи­нан­со­вые об­ще­ства не для того, чтобы рас­пре­де­лять ди­ви­ден­ды, а для того, чтобы за­вла­деть ка­пи­та­ла­ми ак­ци­о­не­ров. Ибо мел­кие ка­пи­та­лы при­над­ле­жат круп­ным, а над по­след­ни­ми есть ещё более круп­ные ка­пи­та­лы, ко­то­рые на­блю­да­ют за ними и вы­жи­да­ют удоб­ный мо­мент, чтобы их по­жрать. Таков закон Ка­пи­та­ла.
8. Воз­во­дя че­ло­ве­ка в до­сто­ин­ство ка­пи­та­ли­ста, я пе­ре­даю ему часть сво­е­го все­мо­гу­ще­ства над лю­дь­ми и над ве­ща­ми.
9. Ка­пи­та­лист дол­жен го­во­рить: об­ще­ство, это — я; мо­раль, это — мои вкусы и мои стра­сти; закон, это — моя вы­го­да.
...

V. Ultima verba

1. Я — Ка­пи­тал, вла­сте­лин все­лен­ной.
2. Я ше­ствую в со­про­вож­де­нии лжи, за­ви­сти, ску­по­сти, кле­ве­ты и убий­ства. Я несу с собой се­мей­ные раз­до­ры и граж­дан­ские войны. По­всю­ду, где я про­хо­жу, я сею нена­висть, от­ча­я­ние, ни­ще­ту, бо­лез­ни и смерть.
3. Я — бог неумо­ли­мый. Меня ра­ду­ют раз­до­ры и стра­да­ния. Я мучаю на­ём­ных ра­бо­чих и не щажу ка­пи­та­ли­стов, из­бран­ни­ков моих.
4. На­ём­ный ра­бо­чий не может ускольз­нуть из моих рук. Если, пы­та­ясь скрыть­ся от меня, он ухо­дит за горы, он на­хо­дит меня по ту сто­ро­ну гор; если он пе­ре­плы­ва­ет моря, я встре­чаю его на том бе­ре­гу, на ко­то­ром он вы­са­жи­ва­ет­ся. На­ём­ный ра­бо­чий — мой плен­ник, и земля — его тюрь­ма.
5. Я на­граж­даю ка­пи­та­ли­стов бла­го­по­лу­чи­ем тя­жё­лым, бес­смыс­лен­ным, отяг­чён­ным бо­лез­ня­ми. Я фи­зи­че­ски и ум­ствен­но ка­стри­рую моих из­бран­ни­ков; в ту­по­сти и бес­си­лии вы­рож­да­ют­ся они.
6. Я осы­паю ка­пи­та­ли­стов всем, что толь­ко можно по­же­лать, — и я лишаю их вся­ких же­ла­ний. Я устав­ляю их столы ап­пе­тит­ны­ми яст­ва­ми — и я лишаю их ап­пе­ти­та. Я укра­шаю их ложе мо­ло­ды­ми, ис­кус­ны­ми в лас­ках жен­щи­на­ми — и я при­туп­ляю их чув­ства. Вся все­лен­ная пред­став­ля­ет­ся им уто­ми­тель­ной, пош­лой и скуч­ной, — они зе­ва­ют всю свою жизнь, во­пи­ют о ни­что­же­стве мира, и мысль о смер­ти при­во­дит их в со­дро­га­ние.
7. Когда мне за­бла­го­рас­су­дит­ся, по со­вер­шен­но непо­нят­ным для че­ло­ве­че­ско­го ра­зу­ма при­чи­нам, я на­ка­зы­ваю моих из­бран­ни­ков, ввер­гаю их в ни­ще­ту, ад на­ём­ных ра­бо­чих.
8. Ка­пи­та­ли­сты, это — мои ору­дия. Я ими поль­зу­юсь как кну­том из ты­ся­чи рем­ней, чтобы сте­гать ту­по­го­ло­вое стадо на­ём­ных ра­бо­чих. Я воз­во­жу своих из­бран­ни­ков на выс­шую сту­пень об­ще­ства — и я их пре­зи­раю.
9. Я — бог, ве­ду­щий людей и по­ра­жа­ю­щий их разум.
10. Поэт древ­но­сти пред­ска­зал эру ка­пи­та­лиз­ма; он ска­зал: «В на­сто­я­щее время добро сме­ша­но со злом; но при­дёт день, когда не будет боль­ше ни се­мей­ных уз, ни спра­вед­ли­во­сти, ни доб­ро­де­те­ли, Аид и Неме­зи­да вновь воз­не­сут­ся на небе­са — и со злом уже нель­зя будет бо­роть­ся» (Это пред­ве­ща­ние ка­пи­та­ли­сти­че­ских вре­мён, более прав­ди­вое, чем пред­ска­за­ние про­ро­ков, воз­ве­щав­шее при­ше­ствие Иису­са, на­хо­дит­ся в «Тру­дах и днях» Ге­зи­о­да)/ Вре­ме­на воз­ве­щен­ные при­шли: по­доб­но мор­ским чу­до­ви­щам, по­доб­но хищ­ным лес­ным зве­рям, люди в неистов­стве по­жи­ра­ют друг друга.
11. Я по­те­ша­юсь над че­ло­ве­че­ской муд­ро­стью. «Тру­дись — и голод бежит от тебя, тру­дись — и жит­ни­цы твои на­пол­нят­ся за­па­са­ми», — так гла­си­ла древ­няя муд­рость.
А я го­во­рю:
«Ра­бо­тай — и пост и ни­ще­та будут тво­и­ми вер­ны­ми спут­ни­ка­ми; тру­дись — и в лом­бар­де опу­сто­шишь ты дом свой».
12. Я — бог, низ­вер­га­ю­щий цар­ства. Под моё урав­ни­ва­ю­щее всех иго я скло­няю над­мен­ных. В по­ро­шок пе­ре­ма­лы­ваю я дерз­кую и эго­и­сти­че­скую че­ло­ве­че­скую ин­ди­ви­ду­аль­ность. Я под­го­тов­ляю тупое че­ло­ве­че­ство для гря­ду­ще­го ра­вен­ства. Я со­еди­няю на­ём­но­го ра­бо­че­го и ка­пи­та­ли­ста и впря­гаю их в дело стро­и­тель­ства ком­му­ни­сти­че­ской формы бу­ду­ще­го об­ще­ства.
13. Люди со­гна­ли с небес Браму, Юпи­те­ра, Иего­ву, Иису­са, Ал­ла­ха; я же кон­чаю са­мо­убий­ством.
14. Когда ком­му­низм ста­нет за­ко­ном об­ще­ства, цар­ству Ка­пи­та­ла,— этого бога, во­пло­ща­ю­ще­го по­ко­ле­ния про­шло­го и на­сто­я­ще­го,— на­сту­пит конец. Ка­пи­тал не будет боль­ше власт­во­вать над миром: он будет в по­ви­но­ве­нии у тру­дя­щих­ся, ко­то­рых он нена­ви­дит. Че­ло­век не будет боль­ше пре­кло­нять­ся пред тво­ре­ни­ем сво­е­го мозга и своих рук. Он вста­нет на ноги и будет взи­рать на при­ро­ду как её вла­сте­лин.
16. Ка­пи­тал будет по­след­ним богом."

V. Ultima verba

1. Я — Капитал, властелин вселенной.
2. Я шествую в сопровождении лжи, зависти, скупости, клеветы и убийства. Я несу с собой семейные раздоры и гражданские войны. Повсюду, где я прохожу, я сею ненависть, отчаяние, нищету, болезни и смерть.
3. Я — бог неумолимый. Меня радуют раздоры и страдания. Я мучаю наёмных рабочих и не щажу капиталистов, избранников моих.
4. Наёмный рабочий не может ускользнуть из моих рук. Если, пытаясь скрыться от меня, он уходит за горы, он находит меня по ту сторону гор; если он переплывает моря, я встречаю его на том берегу, на котором он высаживается. Наёмный рабочий — мой пленник, и земля — его тюрьма.
5. Я награждаю капиталистов благополучием тяжёлым, бессмысленным, отягчённым болезнями. Я физически и умственно кастрирую моих избранников; в тупости и бессилии вырождаются они.
6. Я осыпаю капиталистов всем, что только можно пожелать, — и я лишаю их всяких желаний. Я уставляю их столы аппетитными яствами — и я лишаю их аппетита. Я украшаю их ложе молодыми, искусными в ласках женщинами — и я притупляю их чувства. Вся вселенная представляется им утомительной, пошлой и скучной, — они зевают всю свою жизнь, вопиют о ничтожестве мира, и мысль о смерти приводит их в содрогание.
7. Когда мне заблагорассудится, по совершенно непонятным для человеческого разума причинам, я наказываю моих избранников, ввергаю их в нищету, ад наёмных рабочих.
8. Капиталисты, это — мои орудия. Я ими пользуюсь как кнутом из тысячи ремней, чтобы стегать тупоголовое стадо наёмных рабочих. Я возвожу своих избранников на высшую ступень общества — и я их презираю.
9. Я — бог, ведущий людей и поражающий их разум.
10. Поэт древности предсказал эру капитализма; он сказал: «В настоящее время добро смешано со злом; но придёт день, когда не будет больше ни семейных уз, ни справедливости, ни добродетели, Аид и Немезида вновь вознесутся на небеса — и со злом уже нельзя будет бороться» (Это предвещание капиталистических времён, более правдивое, чем предсказание пророков, возвещавшее пришествие Иисуса, находится в «Трудах и днях» Гезиода)/ Времена возвещенные пришли: подобно морским чудовищам, подобно хищным лесным зверям, люди в неистовстве пожирают друг друга.
11. Я потешаюсь над человеческой мудростью. «Трудись — и голод бежит от тебя, трудись — и житницы твои наполнятся запасами», — так гласила древняя мудрость.
А я говорю:
«Работай — и пост и нищета будут твоими верными спутниками; трудись — и в ломбарде опустошишь ты дом свой».
12. Я — бог, низвергающий царства. Под моё уравнивающее всех иго я склоняю надменных. В порошок перемалываю я дерзкую и эгоистическую человеческую индивидуальность. Я подготовляю тупое человечество для грядущего равенства. Я соединяю наёмного рабочего и капиталиста и впрягаю их в дело строительства коммунистической формы будущего общества.
13. Люди согнали с небес Браму, Юпитера, Иегову, Иисуса, Аллаха; я же кончаю самоубийством.
14. Когда коммунизм станет законом общества, царству Капитала,— этого бога, воплощающего поколения прошлого и настоящего,— наступит конец. Капитал не будет больше властвовать над миром: он будет в повиновении у трудящихся, которых он ненавидит. Человек не будет больше преклоняться пред творением своего мозга и своих рук. Он встанет на ноги и будет взирать на природу как её властелин.
16. Капитал будет последним богом.

Tags: Лафарг, даблбайнд, капитал, марксизм, сатира
Subscribe

  • "Дивный новый мир"

    Недавно стартовал американский сериал «Дивный новый мир», снятый по знаменитому роману Олдоса Хаксли. О сериале пока сложно сказать что-то…

  • "Бесит быть нормальным" - фильм о Р. Лэйнге

    Фильм меня разочаровал. Это британское независимое кино, некоммерческое - это большие плюсы, кроме того, создателям фильма все-же удалось передать…

  • Жадность (Алчность) / Greed. М. Уинтерботтом

    Жадность (Алчность) / Greed. 2019. Реж. Майкл Уинтерботтом. В ролях: Стив Кугэн, Айла Фишер, Ширли Хендерсон и др. В целом очень добротная…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments