al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

После выборов

О некоторых аспектах голосования “за Собянина" и не только.

Аргументация многих сторонников Собянина строится примерно следующим образом: в нашем районе открыли метро, обустроили парк, поставили скамейки, детскую площадку и т.п.; человек “делает свое дело”, а “политика и всякая идеология нас не интересует”. Но это же просто зеркальное отражение вполне определенного типа мышления и мировоззрения, в котором каждый простой человек является только винтиком, который должен выполнять лишь определенные операции на своем рабочем месте, а все остальное становится по меньшей мере не нужным.

Такая организация экономической и социальной жизни, тотальное подчинение ее интересам капитала и кодам “эффективности”, “операциональности” требует именно узкого мышления и накладывает жесткие ограничения на психологическое и социальное развитие личности. И если система предъявляет такие требования к “простым” людям, то вряд ли стоит удивляться, что не все могут видеть сущность общественно-исторических процессов, разнообразие контекстов каждой ситуации, а также всю сложность и многообразие социальной (и не только) жизни. Более того, такое мышление обычно не поощряется, а одобряется совсем другая психология. Поэтому люди часто и не могут даже задуматься о том, что, например, Собянин может быть просто представителем классовых интересов крупной буржуазии (само представление о классах уже требует усложнения мышления), а сами “выборы” – это лишь один и актов в системе сложных общественных процессов…

“Я просто выполняю свою работу” – так часто говорят, но имет смысл обратить внимание на следующий факт. Отдел в штаб-квартире СС, который занимался уничтожением европейских евреев, официально назывался “Административно-экономическим отделом”. Это было ложью лишь отчасти, и только отчасти это название можно объяснить пресловутыми “правилами речи”, придуманными для того, чтобы вводить в заблуждение случайных наблюдателей и наименее решительных среди преступников. В определенной степени (достаточной высокой, чтобы не испытывать беспокойства) это название точно отражало истинное предназначение организации.

За исключением аморальной мерзости ее целей (или, если быть точным, морального позора гигантских масштабов), в формальном смысле (а это единственный смысл, который можно выразить на языке бюрократии) ее деятельность не отличалась от другой организованной деятельности, которую выполняли, планировали и контролировали “обычные” административные и экономические отделы. Как и все прочие виды деятельности, поддающиеся бюрократической рационализации, она вполне соответствует предложенному Максом Вебером трезвому описанию современной администрации:

“Точность, быстрота, однозначность, знание делопроизводства, непрерывность, осмотрительность, единство, строгая субординация, снижение материальных и персональных затрат – все это доведено до оптимальной точки в строго бюрократической администрации… Бюрократизация, помимо всего прочего, предлагает оптимальные возможности для выполнения задач за счет принципа специализированных административных функций в соответствии с исключительно объективными соображениями… “Объективное” исполнение функций в первую очередь означает исполнение функций в соответствии с калькулируемыми правилами и “безотносительно к личности”.

…Самый страшный урок, который можно извлечь из анализа “извилистой дороги в Освенцим”, состоит в том, что выбор физического уничтожения как верного средства выполнения задачи по “избавлению” – в конечном счете – был продуктом рутинных бюрократических процедур: расчетов, баланса бюджета, применения универсальных правил” (З. Бауман “Актуальность Холокоста”).

А итоги прошедших выборов не стоит драматизировать. Ведь сами выборы ничего не решали, иначе бы их запретили.

На самом деле, “выборы” и “голосование” происходят каждый день и повсеместно – люди втягиваются в сложную сеть экономических и социальных отношений и коммуникаций, вольно или невольно, сознательно или бессознательно (чаще последнее) поддерживая существующий порядок вещей и многие важные культурные коды.

Так, например, повсеместно поддерживается все возрастающая роль денег и товарно-денежных отношений. И вот мы слышим разочарованные жалобы Гудкова, потерпевшего полное фиаско на подмосковных выборах – “Без денег не только революцию не сделаешь, но и предвыборную. компанию не проведешь”, но тем не менее эти люди совсем даже не против капитализма и рыночной экономики.

Итак, выборы – это ничто. Главное – это правила, по которым функционирует Система, а еще важнее – метаправила, то есть правила о правилах, правила о том, как и кем создаются правила (ведь общество-то функционирует именно по “правилам”, которые создаются людьми, а не по “божественным” или “природным”/”естественным” правилам). И вот на их изучение и изменение и нужно направлять внимание, а не на регулярные представления “общества спектакля”.

Понятие и метаправилах и метакоммуникации (коммуникации о коммуникации – о ее правилах и о характере отношений ролях ее участников) было введено Г. Бейтсоном и группой его единомышленников, занимавшихся проблемами семей шизофреников и создавших концепций шизофреногенной семьи (системы), которая успешно используется как в семейной терапии, так и в других направлениях психотерапии.

ТЕХНИКА ГРАНФУЛЛОНА И КООПТАЦИИ В ПОЛИТИКЕ
Про минимальную групповую парадигму, технику гранфаллуна и кооптации полезно знать тем, кто склонен верить в образы “честных политиков”, которые должны прийти во власть и “изменить все к лучшему”.  Исследования социальных психологов помогают понять “неожиданные” метаморфозы, которые весьма нередки среди политиков, имеющим такой образ, но кардинально меняющихся в случае вхождения во власть.

Даже если такой политик изначально и стремился отстаивать интересы народа (своих избирателей), то попав в сложные структуры власти он оказывается в окружении совсем другой социальной группы, оказывающей на него мощное давление. Здесь и большой капитал, со своими умелыми лоббистами, и бюрократическая машина, и другие вектора силы, главная объединяющая черта которых – удаленность (и это еще в лучшем случае!)  от интересов простых людей.  Это настоящий Монстр-Гранфаллун.  Гранфаллун-Вампир.

Поэтому не будет никакого толку от “честных” и “харизматичных” кандидатов – одиночек,  у которых нет ни  сильной идеологии, ни обоснованного плана радикального переустройства общества, которое сломило бы сложившиеся структуры.

Есть также предположение, что, возможно, уже сама структура власти создает такие проблемы и “порабощает” каждого, кто в нее попадет. Следовательно, нужно  пытаться не захватить власть, а перестроить общество еще более радикальным способом.  Но обсуждение этих точек зрения – уже совсем другая история.

Из "Эпохи пропаганды" Аронсона и Пратканиса:

“— Господи Боже, — сказала она, — да вы из хужеров?

Я подтвердил, что да.

— Я тоже из хужеров, — завопила она. — Нельзя стыдиться, что ты хужер! — А я и не стыжусь, — сказал я, — и не знаю, кто этого может стыдиться,

КУРТ ВОННЕГУТ, Колыбель для кошки, перевод Р. Райт-Ковалевой

Самую, пожалуй, интересную серию полученных данных в социальной психологии — фактов, в которые часто трудно поверить, — повлекло за собой то, что получило известность как минимальная групповая парадигма, положенная в основу эмоционально сильной техники убеждения. В ходе обретения этой парадигмы, впервые выявленной британским социальным психологом Генри Таджфелом, абсолютно незнакомые люди образуют группы, используя самые несущественные, незначительные критерии, какие только можно себе вообразить1. Например, во время одного из исследований испытуемые следили за подбрасыванием монеты, которая случайным образом «относила» их к группе «X» или к группе «W». В другом исследовании субъектов сначала просили выразить свое мнение о картинах художников, о которых они никогда не слышали, а затем наугад распределили либо в группу «приверженцев Клее», или в группу «поклонников Кандинского», якобы на основании высказанного ими предпочтения в отношении тех или иных картин. Пользуясь термином, который создан американским писателем Куртом Воннегутом, Таджфел и его коллеги создают гранфаллуны[83] — горделивые и бессмысленные объединения людей2.

Особенно любопытным исследование Таджфела делают неоднократно полученные интересные результаты. Несмотря на то, что испытуемые до этого эксперимента были абсолютно незнакомы друг с другом, никогда прежде не взаимодействовали друг с другом и никогда не будут общаться впредь, а их действия были полностью анонимны, они действовали так, точно те, с кем они делили бессмысленный ярлык, были их хорошими друзьями или близкими родственниками. Испытуемые показывали, что хорошо относятся к тем, кто носит тот же ярлычок. Они оценивали членов своей группы как обладателей более приятной индивидуальности, способных на гораздо большее по сравнению с теми, кто в эту группу не входит. Поразительнее всего, что испытуемые назначали больше денег и вознаграждений тем, кто входил в одну группу с ними, и делали это в конкурентной манере — например, испытуемые скорее были готовы отдать 2 доллара сотоварищу по группе, а членам «другой» группы — 1 доллар, нежели 3 доллара члену своей группы и 4 доллара — членам другой группы.

Что делает гранфаллун действенным и внушающим доверие? ...
далее здесь

ГРУППА ПСИХОЛОГИ ПРОТИВ КАПИТАЛИЗМА
Tags: антикапитализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments