al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

Агрессивность водителей

Есть несколько статей на эту тему, а также исследование (http://psyresearchdigest.blogspot.ru/p/about.html и http://wolf-kitses.livejournal.com/222987.html).

Наше мнение.  Агрессия часто появляется как реакция (защитная) на насилие. Что насильственного в ситуации автомобилиста, где здесь скрыто насилие? Ведь производители ультрасовременных авто обещают нам полную свободу, удовольствие, комфорт и т.п. «”Есть один старинный анекдот о рабочем, которого подозревали в воровстве: каждый вечер, когда он уходил с завода, тачку, которую он катил перед собой, тщательно досматривали, но найти ничего не удавалось – она всегда была пустой. Наконец охрана догадалась: рабочий воровал сами тачки…» (С. Жижек «О насилии»). Ситуацию проясняет анализ скрытой логики общества потребления (автолюбитель – это же всего лишь потребитель), проведенный Жаном Бодрийяром.

Общество потребления — это жесткая система социальной дрессировки, натаскивания на потребление; процесс потребления и удовольствие потребителя – это не более чем принудительно организованная производительная сила. «Индивид вовсе не выражает свои потребности в экономической системе, наоборот, это экономическая система производит функцию / индивида и сопутствующую ей функциональность предметов и потребностей. Индивид — это идеологическая структура, определенная историческая форма...». В обществе потребления индивид растворяется в системе вещей-знаков, остается лишь место, которое потребляет (феномен демонстративного потребления был изучен еще Т. Вебленом). Последовательно развивая свой довольно непростой анализ общества потребления, Бодрийяр приходит к выводу, что, с определенной точки зрения, самого потребления просто нет, а есть самовоспроизвоизводящаяся система социальной стратификации (потребитель потребляет скорее не вещи, а знаки, отсылающие к различиям в социальных статусах).

Что касается удовольствия потребителя, то «нет ничего более репрессивного и управляемого, чем бытие простого гедониста» (Жижек).

Все, в том числе и потребности человека, подчиняется интересам Капитала, его безудержному росту и его ускоренному обращению.

Вернемся к автолюбителям. Получается, что автолюбитель (или индивид, мечтающий стать таковым), испытывающий «потребность» обязательно покупать все более дорогое авто, делая это все чаще и чаще, является жертвой насилия (можно сказать – символического насилия, по П. Бурдье). А потребности автолюбителя – просто результат дрессировки и принуждения. Естественно, что все это не осознается, так как мы имеем дело с такими формами насилия, которые заставляют не видеть его. Но манипулирование, принуждение и скрытое насилие не проходят без последствий, а «все вытесненное обязательно возвращается» (Фрейд).

Поэтому когда мы видим агрессию водителей, то мы скорее имеем дело со смещенной агрессией. Одна из причин, вызывающих агрессию, заключается в натаскивании на сконструированные потребности, которые преподносятся как «естественные» т.е. в принуждении и насилии, которыми пронизано общество потребления и капиталистическое общество в целом.  А смещать агрессию «удобнее» на других автолюбителей и пешеходов. Разбираться с Системой всегда сложнее.

Ситуация автомобильного движения вообще является удобным местом, куда можно канализировать агрессию, которую порождают проблемы в других областях. Например, люди ненавидят свою работу, не удовлетворены жизнью или какими-то ее сторонами, испытывают стресс в связи с постоянной экономической нестабильностью и т.д., а вымещают агрессию в «удобных» ситуациях, одной из которых и является дорога.

Других причин для формирования высокого уровня агрессии предостаточно. Капитализм, как система, очень эффективен и в этом. Капитализм основан на безжалостной конкуренции, его неотъемлемой чертой является нестабильность, безработица и негарантированность, которая повсюду (П. Бурдье), сохраняющаяся эксплуатация, принимающая в условиях «общества контроля» все более скрытые и изощренные формы, пресловутые «социальные лифты» работают в обе стороны и перед каждым есть реальная угроза быстрого «изменения статуса» (обнищания), формированию агрессии способствуют и чувство беспомощности перед силой всемогущего Капитала и бюрократическим аппаратом государства, и тотальная фальшь, связанная либеральной риторикой, обещающей свободу и пр., и парадоксальные предписания-ловушки, связанные с требованиями быть активным, инициативным и свободным,  в условиях, делающих это невозможным и т.п.

Иными словами, агрессия на автодорогах – это частное проявление системных проблем общества.

В одной из статей агрессивность связывалась с культом индивидуализма. Но вряд ли большой уровень агрессивности среди водителей связан именно с индивидуализмом. Последний создает почву скорее для тревоги, что было исследовано такими психологами, как Ролло Мэй, рассматривавший связь тревоги с угрозами основам человеческого существования, которые порождаются разными формами человеческой культуры и экономическими условиями. («Смысл тревоги»), Э. Фромм и др. Для формирования высокого уровня агрессивности мало одного культа индивидуализма, здесь нужны другие факторы и их предостаточно.

Есть еще один фактор, специфичный именно для автолюбителя.  Водитель идентифицируется с мощью своего автомобиля. А возможность приобрести эту «мощь» ему дают деньги. В «Экономическо-философских рукописях 1844 г.» Марк и Энгельс, чтобы лучше раскрыть многогранную сущность денег, цитируют Гете и Шекспира.

«Когда куплю я шесть коней лихих, То все их силы — не мои ли? Я мчусь, как будто б ног таких Две дюжины даны мне были!” (Гете «Фауст»).

“…Золото? Металл

Сверкающий, красивый, драгоценный?

Нет, боги! Нет, я искренно молил…

Тут золота довольно для того,

Чтоб сделать все чернейшее — белейшим,

Все гнусное — прекрасным, всякий грох —

Правдивостью, все низкое — высоким,

Трусливого — отважным храбрецом,

А старика — и молодым и свежим!

(Шекспир. «Тимон Афинский»).

И далее Маркс и Энгельс пишут: «То, что существует для меня благодаря деньгам, то, что я могу оплатить, т. е. то, что могут купить деньги, это — я сам, владелец денег. Сколь велика сила денег, столь велика и моя сила. Свойства денег суть мои — их владельца — свойства и сущностные силы. Поэтому то, что я есть и что я в состоянии сделать, определяется отнюдь не моей индивидуальностью. Я уродлив, но я могу купить себе красивейшую женщину. Значит, я не уродлив, ибо действие уродства, его отпугивающая сила, сводится на нет деньгами. Пусть я — по своей индивидуальности — хромой, но деньги добывают мне 24 ноги; значит я не хромой. Я плохой, нечестный, бессовестный, скудоумный человек, но деньги в почете, а значит в почете и их владелец. Деньги являются высшим благом — значит, хорош и их владелец. Деньги, кроме того, избавляют меня от труда быть нечестным, — поэтому заранее считается, что я честен. Я скудоумен, но деньги — это реальный ум всех вещей, — как же может быть скудоумен их владелец? К тому же он может купить себе людей блестящего ума, а тот, кто имеет власть над людьми блестящего ума, разве не умнее их? И разве я, который с помощью денег способен получить все, чего жаждет человеческое сердце, разве я не обладаю всеми человеческими способностями? Итак, разве мои деньги не превращают всякую мою немощь в ее прямую противоположность?»

Совсем нетрудно продолжить рассуждения классиков, опираясь на достижения современной психотерапии и психоанализа. Мощь автомобиля (а также его стоимость), а также все то чудесное «могущество», которое обещают деньги, являются как магнит притягательными для индивидов с серьезнейшими психологическими проблемами, замешанными на комплексе неполноценности и инфантильной психике. Мощный, дорогой (пусть и купленный в кредит), роскошный и, как обещают ловкие маркетологи, безопаснейший автомобиль прекрасно подпитывает иллюзию всемогущества, которая сразу же увеличивает дорожные риски, а также постоянно сталкивается с реальностью, когда в этом суперавтомобиле приходится, например, стоять в пробках вместе дешевыми и старенькими автомобильчиками, да еще и следовать каким-то там ПДД («какие еще правила, если производитель обещал полную свободу???»). Агрессия является одной из вероятных реакций на эти обстоятельства. В этом случае она также является защитной – индивид защищает свой иллюзорный и чрезвычайно шаткий статус.

Дорогой автомобиль является одним из лучших примеров вещи-знака, главная задача которой указывать на социальные различия и обеспечивать воспроизводство социальной стратификации. С точки зрения прагматики человеческой коммуникации (парадигма, идущая в психотерапии от Бейтсона, Вацлавика и группы Пало Альто), поездка в дорогом авто сама по себе уже является посланием (коммуникацией). Все есть коммуникация. И на дорогах водители постоянно обмениваются посланиями. В обществе, основанном на социальном неравенстве, такого рода послания приобретают соответствующий смысл. А если учесть то, что автомобильное движение всегда является мероприятием с повышенным риском (вероятность разбиться в ДТП существенно выше риска погибнуть в авиакатастрофе), то постоянный обмен посланиями «у меня дороже/больше» и т.д. только усиливает нервную обстановку на дорогах. Установка «надо быть первым», успешно насаждаемая капиталистическим дискурсом, также не способствует снижению агрессии на дорогах.

Конечно, не все автолюбители склонны действовать агрессивно. Для этого, например, должен пройти процесс соответствующего социального научения. У какой-то части водителей агрессия обращается вовнутрь и человек может разбиться «по неосторожности». Для другой части водителей есть возможности попытаться убежать от проблемной ситуации в виртуальный мир. «Острая необходимость» в дополнительном оборудовании также имеет свой смысл.  Аудиосистемы, возможность слушать любые аудиоколлекции, телевидение в машине, интернет – возможность постоянного подключения к сетям и массмедиа дает хорошую возможность для эффективной приостановке собственного мышления.

Вряд ли имеет смысл выделять водителей в отдельную социальную группу. Она слишком уж разнородна, а общность между водителями – иллюзорна и скорее имеет отношение к технике гранфаллуна (создание общности на основании какого угодно признака). В ситуациях на автодорогах находят выражения все системных проблемы общества (принуждение к конкуренции, социальное неравенство и пр.); стремление к иллюзорному всемогуществу может реализовываться далеко не только с помощью авто.

А большая озабоченность насилием, которое Жижек называет субъективным (насилие, «которое совершается социальными агентами, злыми людьми, дисциплинирован­ными репрессивными аппаратами, фанатичными толпами), тоже весьма симптоматична. И мы присоединяемся к вопросу Жижека: «Нет ли здесь отчаянной попытки отвлечь наше внимание от истинного источника проблем, убирая из поля зрения другие формы насилия и тем самым активно участвуя в них?» Сосредотачиваться на субъективном насилии – значит видеть только верхушку айсберга, которая скрывает различные формы объективного (насилия, осуществляемого системой, служащей Капиталу) и символического насилия. Или, если воспользоваться классификацией Й. Галтунга, наиболее важным является изучение структурного и культурного насилия.

“…Структурным насилием являются: а) эксплуатация типа А, когда нижестоящие могут быть ущемлены настолько, что умирают от голода и болезней; б) эксплуатация типа Б, когда нижестоящие могут оказаться в состоянии постоянной нищеты, включающем недоедание и болезни; в) внедрение в сознание, ограничение информации; г) маргинализация, разобщение. Под культурным насилием Й. Галтунг предлагает рассматривать те аспекты культуры, символической сферы нашего существования, представленной религией и идеологией, языком и искусством, эмпирической и формальной наукой (логикой и математикой), которые могут быть использованы для оправдания и легитимизации прямого и структурного насилия. Культурное насилие ведет к тому, что прямое и структурное насилие начинают выглядеть и восприниматься как справедливое, или, во всяком случае, недурное дело….” (С. Ениколопов).

Агрессия на дорогах выглядит просто как «выпускание пара», что выгодно для поддержания патологического гомеостаза существующей системы.

Бодрияйр Ж. Система вещей. М.: Рудомино, 1999

Бодрияйр Ж. Общество потребления. Его мифы, структура. Республика; 200

Бодрияйр Ж. К критике политической экономии знака. М.: “Академический проект”, 2007.

Бурдье П. Социология социального пространства. СПб.: Алетейя, 2007

Ениколопов С. Н. Понятие агрессии в современной психологии

[Источник: http://psychlib.ru/mgppu/periodica/pp102001/PP011060.HTM]

Жижек С. О насилии. М.: Европа, 2010.

Интернет-источники:

Вольф Кицес. Про агрессию автомобилистов http://wolf-kitses.livejournal.com/222987.html

Дайджест психологических исследований. Почему водители проявляют агрессию.

http://psyresearchdigest.blogspot.ru/2013/11/pochemu-voditeli-proyavlyayut-agressiyu.html

Бурдье П. Негарантированность повсюду.

http://www.redflora.org/2013/07/blog-post_23.html

ПСИХОЛОГИ ПРОТИВ КАПИТАЛИЗМА http://vk.com/club48902771
http://redpsychology.wordpress.com/

Tags: Бодрийяр, Жижек, агрессия, антикапитализм, марксизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments