al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Незаполненные чеки системы делигирования (Бурдье)

Еще раз об этой теме. Статья П. Бурдье «Делегирование и политический фетишизм» (http://bourdieu.name/content/delegirovanie-i-politicheskij-fetishizm-0).
 Антиномия, парадокс – находятся в самой сердцевине нашего социального устройства. И непонятно, как из него выпутаться. Как обойтись без системы делегирования?  Как избежать злоупотреблений и прочих проблем (того же «эффекта бюро»)?  Вырабатывать систему более тщательного контроля за представителями? Это можно, но обычно другая сторона сразу начинает совершенствовать способы обмана (как и в криминалистике: новые методы раскрытия преступлений приводят к тому, что преступники становятся более изощренными); а проблема более чем серьезная – монополизация коллективной истины и ее узурпация и пр. Отношения доверия, когда не нужно никого контролировать… но как создать такой контекст?
В реальности мы живем в совершенно другом контексте (Бурдье не затрагивает эту сторону дела) – в атмосфере взаимного и тотального недоверия (между представителями и представляемыми, между народом и властью), который уходит далеко в прошлое и передается из поколения в поколение (как в семьях передаются семейные сценарии и мифы). Тут, однако, нужно сделать важное замечание, что вряд ли здесь можно говорить о недоверии как о сознательной и фиксированной установке. Это такое недоверие, о котором часто нельзя говорить (а, следовательно, нельзя и понимать), а еще более важно то, что эти отношения вообще сложно идентифицировать (как при патогенной, даблбайндовой коммуникации). То есть, непонятно в принципе – можно ли доверять «представителям», а с другой стороны – хотят ли представляемые быть представленными?
Иными словами, когда мы видим, что кому-то, на основании его поведения и его посланий, доверять можно, или наоборот – нельзя, то тут все более-менее ясно, а вот если непонятно как идентифицировать поведение другого – тогда все катастрофически запутывается, а если еще накладывается запрет на понимание и на обсуждение…
Легко обвинять массы, например, в пассивности (обличать вообще удобно - приписываешь то одно, то другое), гораздо сложнее постараться разобраться в ситуации и в ее истории.
Бурдье не дает ответа на все эти вопросы. И есть ли они, однозначные и окончательные? Но, если мы начинает размышлять об этих проблемах, обсуждать их и пытаться найти решения – то тогда мы будем учиться метакоммуницировать (в терминологии Бейтсона). И тогда у нас будет больше шансов преодолеть, наконец, наши абсурдные и трагичные игры, которые состоят из повторения одних и тех же ошибок, и неспособности обучаться на них.


«Отношение делегирования рискует скрыть суть отношения представительства и парадокс ситуации, когда некая группа может существовать только посредством делегирования частному лицу: генеральному директору, Папе и т. п., которое может действовать в качестве юридического лица, замещая группу. Во всех этих случаях, в соответствии с формулой юристов канонического права «Церковь — это Папа», с внешней стороны дела группа производит человека, говорящего вместо нее и от ее имени, если мы думаем в терминах делегирования, а в действительности почти также правильно будет сказать, что это официальный представитель производит группу. Представляемая, символизируемая группа существует именно потому, что существует представитель и потому, что он ее порождает в обмен на свое представительство как представителя группы, В этом круговом отношении можно видеть корень иллюзии, когда представитель до определенного предела может казаться и проявлять себя как causa sui, поскольку он является причиной того, что порождает его власть, и поскольку группа, сотворившая его как уполномоченное лицо, не существовала бы (или, по меньшей мере, не существовала бы в полном объеме как представительная группа), если бы не было лица, ее воплощающего.»


«…можно видеть, как возможность злоупотребления заключена в самом факте делегирования. По мере того, как во все большем числе случаев делегирования, доверители «подписывают незаполненный чек» на имя своего доверенного, поскольку часто не представляют, на какие вопросы тому придется отвечать, они сдаются на его милость. В средневековой традиции такая вера доверителей, которые вверяли себя в руки институции, называлась fides implicita. Эта замечательная формулировка очень легко переносится на политику. Чем более люди обделены (особенно в культурном отношении), тем более они вынуждены и склонны вверять себя доверенным лицам, чтобы получить возможность высказаться в политике. В самом деле, у индивидов в изолированном состоянии, молчащих, не имеющих слова, нет ни способности, ни возможности заставить слушать себя и быть услышанными. Они стоят перед выбором: либо молчать, либо позволить говорить за себя.»
Tags: Бейтсон, Бурдье, власть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments