al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

Мэтью Лайонс. Что такое фашизм?

Отрывки из книги М. Лайонса, которая вышла в Свободном марксистском издательстве (скачать полностью можно здесь).

Венгерский философ-марксист Михай Вайда
исследует ряд других аспектов, таких как социальная психология фашизма
и его противоречивые исторические функции в Италии и Герма-
нии. Как можно догадаться из названия книги Вайды, он делает
акцент на том, что фашистский режим приходит к власти на вол-
не массового движения, которое обеспечивает ему организован-
ную народную поддержку и ресурс для создания «новых элит».
Ядро фашистского движения составляют боевые организации, в
том числе различные группы штурмовиков, чей военизирован-
ный активизм выходит на первый план при захвате фашистами
власти. Такой акцент на военизированных формированиях хотя
и полезен для понимания итальянского и германского образцов,
едва ли подходит для всех фашистских движений.
Вайда также утверждает, что фашизм имеет особую идеологию:
это  форма  агрессивного,  тоталитарного  национализма.  Внутри
национального государства эта доктрина подчиняет «любое от-
личие «тотальному» «естественно-органическому» целому, «на-
ции»»; вовне она распространяет идею национального подъема
«даже ценой самого существования других наций». Фашистская
идеология отрицает буржуазную демократию и либерализм (ко-
торый подразумевает приоритет интересов отдельных групп над
общенациональными)  и отвергает  принцип  равенства людей  –
во имя национального шовинизма или расизма. Но фашистская
идеология не бросает вызов частной собственности; поэтому ее
видение национального единства «не является отрицанием ос-
нов и структуры существующего классового общества» и «пред-
ставляет собой иллюзорное преодоление партикулярности» [20].
Вайда доказывает, что «возрождение» «нации» … является един-
ственным  постоянным элементом  в самых  разнообразных  [фа-
шистских]  программах,  которые  в  других  отношениях  могут
различаться  весьма  радикальным  образом».  Национализм  и
расизм «дает фашизму возможность избегать конфликта между
конкретными интересами поддерживающих его масс, представи-
телем которых он является, и основными принципами существу-
ющей социальной системы» [21].
Исследование  Вайды  проясняет  сущность  фашистской  идеоло-
гии  и  предвосхищает  некоторые  тезисы  более  проработанной
теории, выдвинутой Роджером Гриффином. Определенная рас-
плывчатость в формулировках Вайды не позволяет в рамках его
теории отличить фашистскую идеологию от других форм право-
го национализма и принять во внимание тот факт, что некоторые
фашистские движения, например, румынская Железная гвардия,
не  были  экспансионистскими.  Кроме  того,  как  будет  показано
ниже, некоторые фашистские идеологии вообще не фокусируют-
ся на национализме.
...
По словам Сакаи, «фашизм – это правое
революционное движение как против буржуазии, так и против
левых,  движение  среднего  класса  и  деклассированных  элемен-
тов, возникающее в зонах затяжного кризиса». Оно не является
революционным в социалистическом или анархистском смысле:
«Фашизм является революционным в упрощенном смысле этого
слова. Он ставит задачу захватить государственную власть… с це-
лью насильственной реорганизации общества и создания нового
классового порядка» [23]
.
По мнению Хаммерквиста и Сакаи, большинство левых серьез-
но недооценивают потенциал фашизма в привлечении массовой
поддержки в США и во всем мире. Обостряющиеся противоре-
чия капитализма, указывают авторы, создают все больше возмож-
ностей для возрождения фашистских движений. Фашизм — это
вовсе не отмерший пережиток прошлого, а динамичная полити-
ческая сила, состоящая из разных фракций и тенденций, эволю-
ционирующая  согласно  изменяющимся  условиям.  Фашистские
группы питаются враждебностью общества к крупному бизнесу
и капиталистическому государству, а некоторые из них участвуют
в оппозиционной борьбе, выглядящей более серьезно и уверен-
но, нежели деятельность большинства сегодняшних левых групп.
(Хаммерквист много цитирует фашистов «третьей позиции», за-
являющих о своем отрицании как левых, так и правых, но его ар-
гументы не ограничиваются этими группами). Главная опасность
фашизма сегодня, считает Хаммерквист, состоит не в его способ-
ности захватить власть, а в том, что он «может получить массо-
вую поддержку среди потенциально готовых к бунту рабочих и
деклассированных слоев в результате исторического поражения
левых», что нанесет «огромный ущерб потенциалу освободитель-
ного антикапиталистического восстания» [24].
Связанная  с  этим  опасность,  которую  отмечает  Хаммерквист,
состоит  в  сближении  между  фашистами  и  некоторыми  ради-
кальными  левыми.  Он  отмечает  попытки  ультраправых  групп
заигрывать  с  левыми,  а  также  тенденции,  угрожающе  близкие
к фашизму, среди многих левых: мужское доминирование, про-
славление  насилия,  культ  лидера,  враждебность  к  открытым
дебатам и дискуссиям, элитизм. Хаммерквист отмечает, что не-
мецкие коммунисты в начале 1930-х годов порой заключали так-
тические  альянсы  с  нацистами  против  социал-демократов,  так
как считали социал-демократов большей опасностью.

Хаммерквист предупреждает, что фашистские группы в США ак-
тивно муссируют темы, которые левые обычно считают «своими»:
рабочая борьба, экология, противостояние полицейским репрес-
сиям, империализм США, корпоративная глобализация. В таком
фашистском  популизме  нет  ничего  нового.  Как отмечает  Сакаи,
Муссолини и Гитлер пробуждали энергию масс в большой степе-
ни благодаря нападкам на элиты и призывам бороться с буржуази-
ей, и это казалось гораздо более захватывающим и динамичным,
нежели  традиционная левая  политика.  «Значительная часть  не-
мецкой молодежи в 1930-е годы рассматривала нацистов как осво-
бодителей. В отличие, например, от немецкой социал-демократии,
которая проповедовала покорность детей перед родителями, Гит-
лерюгенд  давал  бунтующим  детям  возможность  жить  отдельно,
вести активную сексуальную и политическую жизнь, курить, пить
и объединяться с себе подобными»[25].
С разных позиций Хамерквист и Сакаи доказывают, что именно
радикальные свойства фашизма обусловливают его отношения с
капитализмом. Позиция Сакаи ближе к бонапартистской моде-
ли: он описывает фашизм как «антибуржуазную, но не антика-
питалистическую» силу. При фашистском режиме «капитализм
вновь стабилизируется, но буржуазия расплачивается за это вре-
менным отстранением от власти в капиталистическом государ-
стве».
Tags: антифашизм, марксизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments