al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

Немного о птичках. Hawks and Doves

Оригинал взят у dmitry_thinker в Немного о птичках. Hawks and Doves
Довольно давно уже я обещал проанализировать (в меру моих возможностей) игру "Ястребы и голуби". Хотя и с большим опозданием, выполняю обещание.

Сначала небольшое введение в суть вопроса. Материал взят из Википедии.
Игра «Ястребы и голуби» (англ. Hawks and Doves) – одна из простейших моделей теории игр, описывающая конкурентные отношения в некоторой популяции животных и выработку эволюционно стабильной стратегии.

Правила игры

Представим себе популяцию животных, в которой отдельные особи конкурируют между собой за некоторый ресурс. В простейшем случае это могут быть брачные турниры самцов за право спариться с самкой. Поскольку в брачном турнире участвуют два самца, турнир можно представить как игру двух участников. Предположим, что по темпераменту самцы распадаются на две группы – условно назовём их «Голуби» и «Ястребы». Эти названия не имеют отношения к конкретному виду животного, а понимаются в переносном смысле: ястребы как символ агрессивности, а голуби – как символ миролюбия. В действительности эти названия не имеют ничего общего с реальностью: в природе голуби (так же как и любые другие животные) достаточно агрессивны.

Особи каждой группы обладают следующими особенностями. Ястребы всегда дерутся до победы и отступают только в том случае, если получат серьёзные увечья. Голуби ограничиваются угрозами и демонстрацией агрессивности, стремясь психологически подавить соперника, однако если дело доходит до настоящей схватки, они отступают.

Таким образом, если голубь дерётся с ястребом, победа достаётся ястребу, однако отступивший голубь не получает в схватке никаких повреждений и в принципе ничего не теряет. Если дерутся два голубя, то победа достаётся одному из них (тому, у кого крепче нервы), увечий никто из них не получает, однако оба затрачивают определённую энергию на длительное психологическое противостояние. Если дерутся два ястреба, то побеждает один из них, а для другого схватка заканчивается тяжёлыми увечьями.


В первую очередь меня попросили осветить такие вопросы:
1) индивидуальное мировоззрение как отражение роли субъекта в данной игре (анализ мировоззрения человека-"ястреба" в сопоставлении с мировоззрением человека-"голубя" )
2) перспективы в приложении к человеческому обществу - грубо говоря, каковы шансы эволюции общества в сторону "ястребиного" либо "голубиного".

Сначала попробую объяснить одну непростую, но важную мысль. Теория игр, несмотря на свою привлекательность, логичность и богатый математический аппарат весьма далека от реальной жизни и реальной коммуникации. Основная проблема заключается в том, что сущности, рассматриваемые в рамках Теории игр, кардинальным образом отличаются от любого живого существа тем, что не обучаются, не приобретают опыта. С самого начала и до самого конца они действуют строго детерминированно, следуя предписанным правилам игры, не производят никаких исследований и не могут ошибаться. Другими словами, они всегда действуют наилучшим возможным образом на основе всей доступной информации. Они не используют получаемую обратную связь для модификации своего поведения. В этом смысле в игре "Ястребы и голуби" обратной связи вообще не существует.

Ради простоты и наглядности из правил игры исключено всё, что может напомнить о сложности реальной жизни. Например, вот чего нет в мире "ястребов" и "голубей":
1) Представлений о возможности сотрудничества. Любая встреча двух персонажей является сражением, вся их жизнь - борьба.
2) Рефлексии и эмпатии. Персонажи не понимают состояния и не прогнозируют поведения друг друга.
3) Представлений о последствиях, о влиянии своего поведения на ситуацию. Ситуация меняется, но поведение персонажей - нет.
4) Возможности изменить свою стратегию поведения, мировоззрение, идентичность.

Рассмотрим более конкретно "ястребов" и "голубей". "Ястребы" всегда остаются "ястребами", ни один "ястреб" не может стать "голубем" и ни один "голубь" не может стать ястребом. Что мы можем сказать о внутреннем мире персонажей на основании знаний об их поведении? По-видимому, внутренний мир "голубей" устроен сложнее, у них есть на выбор две стратегии поведения: либо нападать, угрожать, проявлять агрессию и настаивать на своём превосходстве, либо отступить и признать своё поражение. У "ястребов" всё проще, такого выбора у них нет. Они вынуждены в любых ситуациях сражаться либо до победы, либо до гибели (или увечья).

Как я понимаю, довольно соблазнительно использовать метафору "голубей" и "ястребов" в человеческом общении. "Ястребы" являются олицетворением "агрессии", а "голуби" - "миролюбия" (хотя почему "миролюбия", а не "трусости" или "уступчивости"?). Мы вполне можем представить себе человека-"ястреба" - чрезвычайно целеустремлённого, бескомпромиссного, лишённого гибкости или сострадания, готового любой ценой получить желаемое, умереть, но не сдаться. Подобных людей в психиатрии относят к сфере личностной патологии и называют психопатами. Они вряд ли способны к какому-либо конструктивному сотрудничеству: других ястребов они истребляют, а голубей прогоняют. В силу своей поведенческой ригидности они плохо адаптированы и уязвимы.

Разумеется, в реальной жизни мотивация таких людей сложнее, чем в игре. В дело вступают обратная связь и обучение, но от этого дела не становятся лучше. Побеждая в схватке, "ястреб" убеждается, что он прав, силён и хорош. Успех и чувство гордости служат для него положительным подкреплением и увеличивают вероятность того, что в следующий раз он также будет драться. Поражение тоже не отвращает его от драк, так как уязвлённое самолюбие требует отмщения и "исправления ошибок". К следующей битве "ястреб" просто подготовится лучше - больше потренируется и запасётся более эффективным оружием.
"Ястребы" словно бы участвуют в описанной игре, видят только один вариант - драться! Конечно, рано или поздно для них это плохо заканчивается, они гибнут или получают увечья. Как писал Бейтсон: "Принцип "рискуй и гордись" в конечном счете равносилен самоубийству. Можно, наверное, один раз проверить, на твоей ли стороне мир, но делать это снова и снова со все увеличивающейся требовательностью значит рано или поздно убедиться, что мир тебя ненавидит".
Как все ригидные люди "ястребы" бывают очень уязвимы к манипуляциям - их легко взять "на слабо". Если им предложить "достойную цель", то они будут двигаться к ней напролом, не считаясь с ранами и потерями, не щадя противников и союзников. Очень опасное качество, надо сказать.

Что касается "голубей", то они гораздо более человечны и встречаются чаще. Они более гибки и изобретательны. Они совершенствуются в искусстве обмана: демонстрируют силу и уверенность при их отсутствии, оттачивают умение ввести оппонента в заблуждение. Они бывают и победителями и побеждёнными, оба варианта для них в конечном итоге приемлемы. Они могут выстраивать иерархию в отношениях между собой: в борьбе двух "голубей" победивший становится лидером, проигравший занимает подчинённое положение. "Ястреб" не может быть подчинённым, он либо победитель, либо труп. И не надо забывать, конечно, что помимо этих двух категорий персонажей в человеческом обществе существуют смешанные типы - люди, которые в каких-то ситуациях будут драться до конца, а в каких-то уступят почти без борьбы. Есть также люди, которых при всём желании не получается отнести к какой-то из этих категорий. Что поделаешь, жизнь...

Как всегда, при системном рассмотрении даже такой сухой и безжизненной коммуникации появляются новые измерения. Игра говорит нам о том, каким может быть поведение персонажей, но нам интереснее узнать, какими могут быть отношения между ними. Как мы понимаем, отношения между двумя "ястребами" всегда симметричны, они непременно выливаются в эскалацию агрессии и насилия до того момента, когда один из соперников фактически уничтожен. Отношения между "ястребом" и "голубем" всегда будут комплементарными: после возможной непродолжительной стычки "голубь" обязательно уступит и откажется от своих притязаний, признает себя "лузером". Отношения между двумя "голубями" наиболее сложны и непредсказуемы. Между ними возможны длительные симметричные схватки, которые затем переходят в иерархические отношения "победитель - побеждённый", причём кем окажется в каждой конкретной ситуации данный конкретный "голубь" мы не знаем, игра не даёт нам на этот счёт никаких подсказок. Очевидно, "голуби" в процессе длительного взаимодействия устанавливают между собой более или менее стабильные иерархические отношения, которые со временем могут меняться.

Я думаю, что состояние общества, состоящего из "голубей" и "ястребов", более глубоко и точно можно описывать и оценивать не с помощью анализа количества "ястребов" и "голубей", а с помощью анализа отношений. которые складываются. Чем больше в обществе "ястребов", тем чаще мы можем наблюдать симметричные противостояния и агрессию, чем больше "голубей", тем больше комплементаных, иерархических отношений. Комплементарные отношения более стабильны, поэтому общество с преобладанием "голубей" будет, вероятно, более спокойным и устойчивым. Но мы наверняка будем наблюдать осцилляцию "больше ястребов - больше голубей", "больше симметрии - больше комплементарности" вокруг каких-то, условно говоря, оптимальных значений.

Возникает ещё одна мысль. Как я уже писал, очень удобно представлять людей "ястребами" и "голубями", участвующими в знакомой нам игре. Концепции, заимствуемые из Теории игр, вообще привлекательны своей яркостью и простотой. Но прикладывая их к повседневной жизни, к живой человеческой коммуникации, мы начинаем упрощать рассматриваемые явления, предлагать линейные простые объяснения, игнорирующие нюансы и сложности. Мы легко можем отождествить конкретного человека с придуманными категориями и анализировать его поведение так, как будто он обязан этой категории соответствовать, как будто он подчиняется определённым правилам игры. Более того, нам удобно, чтобы человек сам о себе так думал. Тогда мы можем им управлять: "Ты же ястреб! Борись за свои интересы! Неужели ты сдашься?!" Или "Ты же голубь, ты не можешь со мной боротся! Ты блефуешь!" Дейтвительно. если мы активно используем теорию, то с её помощью конструируем [в первую очередь свою] реальность. Но надо быть очень внимательным, постоянно задавая вопрос: что мы выигрываем от этого?
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Стивен Кинг «Позже»

    Я воспринял «Позже» как социальный роман. И только этим он мне и понравился. «Позже» - один из последних романов Стивена…

  • Как разговаривать с мудаками ч.2

    «Как разговаривать с мудаками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни» - книга американского психиатра Марка…

  • Как разговаривать с мудаками. М. Гоулстон

    «Как разговаривать с мудаками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни» - книга американского психиатра Марка…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments