al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

неподтверждение существования

Яркий пример того, что происходит (и происходило) повсеместно. Неподтверждение существования - наиболее разрушительный вид коммуникации.
- Я знаю, на каком джипе ездит его жена! Это вы заработали деньги на ее машину! И я! вам! предлагаю! самим стать хозяевами шахты!
- Мы не можем, - говорит женщина. – Мы раньше в прокуратуру обращались, но никто нас не слышит.
Нас всегда как будто нет.

- Мы работаем, работаем, - с горечью произносит еще один, - а они нам раз в несколько месяцев копейки как собакам кость бросят, а потом снова работай без денег! Но теперь уже накипело! Наши хозяева жируют, а мы выпрашиваем нашу же копейку!

http://spektr.delfi.lv/novosti/shahtery-i-kazaki.d?id=44833378#ixzz3BttvJ52Y

По книге "Прагматика человеческих коммуникаций" Вацлавика, Бивина, Джексона.
Мы предлагаем другим взаимоотношения и, косвенно, определения самих себя. Каждый коммуникативный акт (любое поведение можно рассматривать как коммуникацию) имеет два аспекта - передающий, относящийся к содержанию сообщения, и аспект, имеющий отношение к взаимоотношениям.
В ходе коммуникации "... человек Р может предложить другому, О, определение себя. Р может сделать это несколькими способами, но каким бы образом он ни коммуникатировал на уровне содержания, прототипом его метакоммуникации будет: «Вот каким я себя вижу».
В природе человеческой коммуникации существуют три возможных ответа О на самоопределение Р, и все три очень важны для прагматики человеческой коммуникации" - принятие, неприятие, неподтверждение. Принятие - понятно; неприятие - оно неприятно и болезненно, но все-же предполагает отражение оппонента; неподтверждение -
"3.333. Неподтверждение. Третья возможность, по-видимому, наиболее важна как с прагматической, так и психопатологической точек зрения. Это феномен неподтверждения, который отличается от полного неприятия того, как человек определяет себя. Здесь мы частично опираемся на работы Лэйнга (88) из Тавистокского института человеческих отношений в Лондоне и дополняем их нашими собственными исследованиями в области шизофренической коммуникации. Лэйнг ссылается на Вильяма Джеймса (W. James), который однажды написал: «Никакое дьявольское наказание, даже если бы оно было физически возможно, не может сравниться с ситуацией, когда человека освобождают от общества, и его абсолютно не замечают все его члены» (88, р. 89). Несомненно, что такая ситуация приведет к «потере себя», а это не что иное, как перевод понятия «отчуждение». В патологической коммуникации неподтверждение самоопределения Р отрицает реальность Р как источника такого самоопределения и не имеет отношения к правде или фальши. Другими словами, в то время как отказ в признании подразумевает сообщение «вы ошибаетесь», то неподтверждение — «вы не существуете». Если же быть более точными, в формальной логике подтверждение и отказ в признании другой самости приравниваются соответственно к понятиям правды и фальши, неподтверждение же аналогично понятию неспособности принимать решение, а это имеет совсем иной логический смысл .
Процитируем Лэйнга:
«Характерный семейный паттерн, выявленный благодаря изучению семей больных шизофренией затрагивает совершенно заброшенного или травмированного ребенка, чья аутентичность подвергалась трудно уловимым, часто непреднамеренным, но настойчивым искажениям (р. 91).
Крайняя степень наступает... когда, неважно как [человек] чувствует или как он поступает, неважно какое значение он придает ситуации, его чувства лишены ценности, его поступки лишены мотивов, намерений и последовательности, ситуация для него лишена смысла, тогда он полностью окружен таинственностью и отчуждением» (р. 135-136)."
Таким образом, в случае неподтверждения индивид, глядящий в других, в социальное окружение, как в зеркало, просто не увидит на самого себя. Остальной мир есть, а вместо него - "пустое место".

Одним из условий (относительно) здоровой коммуникации (условие необходимое, но, конечно, недостаточное) является отношение друг к другу как к личности. В "идеале" отношения строятся на основании равенства и уважения, но даже если собеседники очень не нравятся друг другу как личности, то и в этом случае все-равно присутствует признание другого личностью, пусть и "ничтожной", например, а значит ее существование также подтверждается, отражение присутствует. Конечно, любое общение может осложняться множеством трений и конфликтов, иметь для для их участников негативные последствия, но самым разрушительным ход в коммуникации является непризнание другого личностью. Иными словами, когда тебя критикуют и осуждают, пусть даже необоснованно, пытаются тобой манипулировать и т.п. - в этих случаях, как правило, легче защищаться или предпринимать другие шаги, можно, в конце концов, выйти из отношений. А вот когда "зеркало" перестает отражать человека - это уже совсем другое дело. В реальности практическое осуществление подобного типа коммуникации может быть разнообразным, включая весьма изощренные способы, но важным признаком является отказ отвечать на высказывания "жертвы" по существу, или даже отсутствие какой-либо реакции на высказывания или поступки "жертвы" (как можно отвечать на звуки, которые издает неодушевленный предмет или механизм?). Однако это простой и грубый прием, на деле существует множество действительно изощренных и скрытов ходов. На высказывания и действия жертвы как-раз может быть ответная реакция и даже внимание, но всегда как-то не совсем по существу вопроса. Создается видимость и уважения, и отношения к жертве как к личности, и реакции на ее слова, но это лишь видимость. На самом деле жертва остается со смутным ощущением, что она не получила ответ на свои вопросы, однако все ее попытки разобраться в ситуации (обсудить отношения и способы общения - выйти на уровень метакоммуникации, иными словами) также искусно блокируются (или жестко, вплоть до попыток представить ее не способной разобраться в том-то и том-то или вообще недееспособной); контакт вроде бы и имел место быть, а вроде и не имел, с упором на последнее. В результате жертва остается в состоянии крайней внутренней запутанности, у нее может появляться ощущение странности или даже нереальности происходящего, чувство, что "что-то не то", в том числе и с ней самой, возникает чувство вины и прочие подобные неопределенные и тяжелые переживания. И именно такой тип отношений имеет самый разрушительный эффект. А действенен он прежде всего при условии зависимости жертвы от этих отношений и данного окружения.
(за помощь в формулировках спасибо dmitry_thinker).
Разрушительная и патологическая коммуникация существует в очень разнообразных формах. Неподтверждаться, например, может не вся личность, а какие-то отдельные ее качества.
Подтверждение и неподтверждение может чередоваться, что будет приближать отношения к даблбайнду.

Если в обществе будут усиливаться разрушительные формы коммуникации, то можно опять вспомнить "пророчество" Славоя Жижека:
"Не волнуйтесь, катастрофа обязательно произойдет".
Tags: Вацлавик, антикапитализм, коммуникации, шизо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments