al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

DOUBLE BIND. Клинический и психологический анализ (1)

Оригинал взят у dmitry_thinker в DOUBLE BIND. Клинический и психологический анализ (1)
Это первая часть цикла из трёх статей, посвящённых клиническому и психологическому разбору double bind.
Вторая часть
Третья часть плюс Обсуждение, к которому приглашаются все интересующиеся.
Цель записи и обсуждения — наиболее полное и последовательное описание даблбайнда и выявление его структуры, с опорой главным образом на труды Г. Бейтсона. За основ взят отрывок из статьи БЕЙТСОН Г., ДЖЕКСОН Д., ХЕЙЛИ Д., УИКЛЕНД Д. К ТЕОРИИ ШИЗОФРЕНИИ (в переводе М.Папуша), полностью статью можно прочитать здесь. Там же есть описание необходимых составляющих ситуации double bind, как себе её представляли авторы статьи.

«Клинические иллюстрации

Ситуацию double bind иллюстрирует анализ небольшого происшествия, имевшего место между пациентом-шизофреником и его матерью. Молодого человека, состояние которого заметно улучшилось после острого психотического приступа, навестила в больнице его мать. Обрадованный встречей, он импульсивно обнял ее, и в то же мгновение она напряглась и как бы окаменела. Он сразу убрал руку. «Разве ты меня больше не любишь?» — тут же спросила мать. Услышав это, молодой человек покраснел, а она заметила: «Дорогой, ты не должен так легко смущаться и бояться своих чувств». После этих слов пациент был не в состоянии оставаться с матерью более нескольких минут, а когда она ушла, он набросился на санитара и его пришлось фиксировать.

Очевидно, что такого исхода можно было избежать, если бы молодой человек был способен сказать: «Мама, тебе явно стало не по себе, когда я тебя обнял. Тебе трудно принимать проявления моей любви». Однако для пациента-шизофреника такая возможность закрыта. Его сильная зависимость и особенности воспитания не позволяют ему комментировать коммуникативное поведение матери, в то время как она не только комментирует его коммуникативное поведение, но и вынуждает сына принять ее сложные, путаные коммуникативные последовательности и как-то с ними справляться. В чем состоит эта сложность, путаность для пациента?

· (1) Свою реакцию непринятия проявлений сыновьей любви мать искусно маскирует осуждением сына за то, что тот отдернул руку. Принимая это осуждение, пациент отрицает свое собственное восприятие ситуации.

· (2) В этом контексте заявление «Разве ты меня больше не любишь?», по-видимому, означает следующее:

· (а) «Я достойна любви».

· (б) «Ты должен любить меня, а если ты меня не любишь, ты поступаешь дурно либо заблуждаешься».

· (в) «Несмотря на то что раньше ты меня любил, больше ты меня не любишь» — таким образом центр тяжести смещается с выражения любви сына на его неспособность любить. Такое значение ее заявления имеет под собой реальные основания, поскольку пациент в самом деле испытывает к ней, помимо прочих чувств, и прилив ненависти, который рождает в нем переживание вины. А оно тут же становится предметом нападок матери.

· (г) «То, что ты сейчас проявил, не является любовью». Чтобы принять это утверждение, пациент должен отринуть все то, чему мать и культура научили его в отношении выражения любви. Кроме того, пациент должен подвергнуть сомнению все случаи в прошлом, когда во взаимодействии с матерью или другими людьми, он был уверен, что испытывает любовь, и, судя по их поведению, ему казалось, что они воспринимают его чувство именно так. Здесь у него возникает состояние утраты опоры, и он впадает в сомнение относительно достоверности прошлого опыта.

· (3) Утверждение «Ты не должен так легко смущаться и бояться собственных чувств», по-видимому, означает:

· (а) «Ты не похож на меня и отличаешься от других — хороших, или нормальных — людей, потому что мы открыто выражаем наши чувства».

· (б) «С твоими чувствами все в порядке, дело только в том, что ты не можешь принять их». Но поскольку застывшая, напряженная поза матери как бы указывала, что это «неприемлемые» чувства, то тем самым юноше было сказано, что он не должен смущаться неприемлемых чувств. А так как у него уже есть немалый опыт в отношении того, что приемлемо, а что не приемлемо для матери и общества в целом, он снова вступает в конфликт со своим прошлым. Если он не боится своих собственных чувств (к чему призывает его мать), ему не следует пугаться и своего чувства любви, но тогда он вполне мог бы заметить, что на самом деле страх испытывает мать, однако он не должен замечать этого, поскольку ее подход в целом направлен на сокрытие этого изъяна в ней самой.

Таким образом, выстраивается невыносимая дилемма: «Если я хочу сохранить связь с матерью, я не должен показывать ей, что я ее люблю. Но если я не буду этого показывать, я ее потеряю».
Tags: Бейтсон, даблбайнд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments