al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

уровни обучения или как нам изменить общество - 2




Попытаемся еще раз кратко написать об уровнях обучения по Г. Бейтсону, а также о том, для чего нужны эти идеи. Дело тут в возможности изменений - психологических, коммуникационных, социальных. Как происходят изменения, как открыть возможности для радикальных изменений, как научиться решать проблемы - и психологические, и социальные. Вопросы все это, на мой взгляд, архиважные.

Бейтсоновская теория уровней обучения одновременно и проста, и сложна (даже известные социологи не все могли ее понять, например З. Бауман). Вместе с тем она довольно-таки сыра, а ее изложение Бейтсоном может оставить впечатление тяжеловесности. Ниже я приведу выжимку из его статьи, а по ссылке будет полный отрывок из книги "Экология разума" (еще ссылка https://yadi.sk/d/YF75kiDrkLrPq).
Важно увидеть и понять, насколько это все действительно связано с реальными проблемами и с неспособностью их решить. Хорошо бы также дополнить это описание примерами из разных сфер жизни.

Хочется отметить, что эта теория - далеко не какая-то «истина в последней инстанции» и к ней у меня тоже есть свои вопросы. Ряд авторов предлагали свои скажем так программы, позволяющие выйти на другой уровень восприятия, мышления и действия по «конструированию» (или деконструированию)) себя и социальной реальности. Это - Касториадис, Делез и пр.

Если наши отношения с (социальной) реальностью можно описать как процесс выбора «правильного» варианта поведения из некоего набора альтернатив и коррекции этого процесса, то нетрудно заметить, что часто мы имеем дело с не очень хорошими вариантами выбора, или вообще с фикцией (симуляцией) возможности выбора и т.д. И в наших интересах разобраться в том, что же это за «наборы альтернатив». Что касается бейтсоновского изложения этих вопросов, то у него не акцентирован тот момент, что вряд ли эти самые «альтернативы» всегда можно назвать «объективной реальностью», что требует, конечно, отдельного разговора.

Пусть это будет некоторым упрощением (а может и совсем не упрощением), но в нашей социальной реальности мы нередко сталкиваемся с такими альтернативами: «съешь или будешь съеденным», «командуй либо подчиняйся», «побеждай или проиграешь», «будь хозяином (собственником) или подчиненным (наемным работником)» и т.д. Понятно, что такие наборы альтернатив - лишь шулерская игра в историческом масштабе. Надо менять наборы альтернатив, самим создавать новые, самим творить реальность и создавать новые типы отношений...





Нулевое обучение характеризуется специфичностью отклика, не подлежащего исправлению, будь он хоть правильным, хоть ошибочным.

Обучение-I есть изменение специфичности отклика благодаря исправлению ошибок выбора внутри данного набора альтернатив.

Обучение-II есть изменение в процессе обучения-I, т.е. корректирующее изменение набора альтернатив, из которых делается выбор; либо это есть изменение разбиения последовательности опыта.

Обучение-III есть изменение в процессе обучения-II, т.е. корректирующее изменение в системе наборов альтернатив, из которых делается выбор. (Позднее мы увидим, что для некоторых людей и некоторых млекопитающих этот уровень требований может быть патогенным.)

Обучением-IV будет изменение обучения-III, но кажется, что оно не встречается ни у каких взрослых земных организмов. Однако эволюционный процесс создал организмы, онтогенез которых выводит их на уровень обучения-III. Комбинация филогенеза и онтогенеза фактически достигает уровня обучения-IV.

Обучение-I

Самый знакомый случай - это классическое павловское обусловливание (выделение слюны на звонок, например). К этому уровню можно отнести: "обучение", возникающее в контексте инструментального поощрения и инструментального избегания, феномен обучения путем многократного повторения, в котором одна единица поведения организма становится стимулом для другой единицы поведения, феномены привыкания и угасания и т.п.

Бейтсон также подчеркивал, что концепция "обучения" невозможна без предположения о воспроизводимом контексте. При этом понятие «контекст» подвержено логической типизации: «стимул есть элементарный сигнал, внутренний или внешний; контекст стимулов есть метасообщение, которое классифицирует элементарные сигналы; контекст контекстов стимулов есть метаметасообщение, которое классифицирует метасообщения. И так далее.»

Обучение-II

Обучения-II есть изменение обучения-I.

Пример: «опыт пребывания в одном или нескольких контекстах павловского типа привел к тому, что в некотором последующем контексте животное действовало так, словно бы он также имел павловский паттерн обусловливания, то произошло обучение-II...

При таком определении обучение-II адаптивно только тогда, когда животное оказывается правым в своем ожидании относительно данного паттерна обусловливания, и в этом случае нам следует ожидать, что обнаружится значительное обучение обучению.»

Обучение-II также демонстрируется хорошо известным феноменом "экспериментального невроза". Обычно в павловском и в инструментальном учебных контекстах животное обучается различению между некоторым X и некоторым У, например между эллипсом и окружностью. Когда это различение выучено, задача становится более трудной: эллипс расширяется, а окружность сужается. Наконец достигается стадия, когда различение становится невозможным. На этой стадии животное начинает выказывать симптомы острой тревоги.

...Создается впечатление, что обучение-II - это необходимая предпосылка психического расстройства.

Вся экспериментальная последовательность фактически является процедурой, загоняющей животное в тупик на уровне обучения-II.

...животное помещается в типичную ситуацию "двойного послания", являющуюся предположительно шизофреногенной (см.: "К теории шизофрении" в этой книге).

В странном мире за порогом психологической лаборатории феномены, принадлежащие к категории обучения-II, являются главным объектом внимания антропологов, работников образования, психиатров, дрессировщиков животных, родителей и детей. Любой, кто задумывается о процессах, детерминирующих индивидуальный характер, или о процессах изменения отношений у людей (или животных), должен использовать в своих размышлениях разнообразные предположения относительно обучения-II...»

Попытки описать человеческий характер или «индивидуальные» черты обычно сводятся к тому, что мистера Джонса называют агрессивным, эгоистичным, наглым, зависимым, пассивным, трусливым, хитрым и пр., но все эти «черты» описывают результаты обучения-II. И так называемые индивидуальные «черты» характеризуют скорее то, что происходит между Джонсом и кем-то еще (его окружением).

Хороший пример обучения-II из психотерапии - феноменом "переноса" (трансфера) в психоанализе. Согласно теории уровней обучения, «пациент будет стараться оформить свой обмен с терапевтом в соответствии с предпосылками своего (пациента) прошлого обучения-II.»

«Рассмотрим инструментальный взгляд на жизнь. Организм с таким взглядом в новой ситуации предпримет поведение "проб и ошибок" для получения от ситуации позитивного подкрепления. Даже если ему не удается получить это подкрепление, его целевая философия не отрицается. Его поведение "проб и ошибок" просто будет продолжаться. Предпосылки "цели" просто принадлежат к другому логическому типу, нежели материальные факты жизни, и потому не могут быть легко опровергнуты.

Практикующий маг не отучается от своего магического видения событий, даже если его магия не работает. Фактически утверждения, управляющие пунктуацией, имеют общее свойство самоподтверждаться (Ruesch, Bateson, 1951). То, что мы называем "контекстом", включает поведение субъекта, равно как и внешние события. Но это поведение контролируется предыдущим обучением-II, и поэтому оно будет такого сорта, чтобы загнать общий контекст в шаблон, соответствующий ожидаемой пунктуации. В целом, эта самоподтверждающаяся характеристика обучения-II делает это обучение почти неискоренимым. Из этого следует, что обучение-II, полученное в детстве, сохранится, по-видимому, на всю жизнь.»

Обучение-III

Обучение III является редким феноменом и с трудом поддается описанию. Во многом это связанно с самоподтверждающимся характером предпосылок, полученных при обучении-II. Однако можно предположить, что противоречия, генерируемые на втором уровне, как-бы выталкивают на третий уровень обучения. Обучение III условно описывается как глубокая реорганизация характера, которая может быть как прорывом к чему-либо радикально новому, так и психотическим провалом.

Среди изменений, которые позволяют говорить об Обучении III, можно назвать: научение изменять привычки, приобретенные при Обучение II, направлять или ограничивать Обучение II, наконец, «если обучение-II - это обучение контекстам обучения-I, то обучение-III должно быть обучением контекстам этих контекстов.»

Все то, что мы называем своим «характером» («Я»), есть «результат» Обучения-II. То есть «Я» - это привычки действий в контексте. Но на уровне Обучения III речь идет о восприятии и действии в контексте контекстов, поэтому «Я» теряет свой смысл и становится несущественным.

Иными словами, на третьем уровне мы будем иметь дело с сильно изменившейся картиной мира и пунктуацией опыта, которая пока с трудом поддается описанию в привычных терминах. Обучение III просто взрывает категории Обучения II.

Tags: Бейтсон, антикапитализм, общество, оптимизм, революции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments