al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

терроризм как интегральная и продукт "глобализирующегося мира"

Перечитал статью о реакции ряда философов на теракт 11 сентября, было интересно сопоставить их точки зрения с тем, что происходит сейчас (и теракты в Париже, и общие тенденции).

В лучшую сторону не меняется ничего, насколько я могу судить. Речь лишь о том, насколько все становится хуже. Если бы я был правоверным ортодоксальным фрейдистом, то давно бы уже уверовал в то, что человечеством правит «влечение к смерти», но это конечно большая глупость. Все устроено совсем не так...

Ну а философы хороши, за исключением, пожалуй Рорти. Жаль только, что такое понимание и такое мышление существует лишь в узком кругу. Но мы можем хотя бы попытаться это исправить.


Комментарии Жака Деррида, Жана Бодрийяра, Поля Вирилио, Ричарда Рорти, Славоя Жижека, Сюзан Бак-Морс и Бориса Гройса к событиям 11 сентября 2001г.
Подборку делал Михаил Рыклин.

М. Рыклин:
Все философы, за исключением, пожалуй, Ричарда Рорти, оказались едины в том, что террор не только не является внешним стремительно глобализующемуся миру, но составляет его интегральную часть, является его продуктом. Исполнители терактов не просто овладели всем набором современных технических навыков, но и запрограммировали массмедийное воздействие своего жеста. Информационное оружие западного мира впервые сработало на них. Операция по овнешнению произошедшего была предпринята для того, чтобы стереть его специфику; молчаливое послание терактов состояло как раз в том, что ничего внешнего глобальному порядку больше нет; вызов ему так же не поддается локализации, как и сам этот порядок.
Свобода, не совпадающая с «глобальной публичной сферой», нуждается для своего существования в обширных (и все разрастающихся) анклавах несвободы. Будучи по сути террористической системой, новый мировой порядок долгое время удачно осуществлял экспорт насилия вовне - 11 сентября оно бумерангом вернулось в его лоно и разрушило его важнейшие символы. То, что господствующей системой определяется как террор и с необходимостью овнешняется в образе врага, представляет собой ее же собственную сущность (особенно резко на этом настаивают Бодрийяр, Вирилио, Жижек, Бак-Морс и Гройс).


1. Жак Деррида: "Абсолютное сочувствие жертвам 11 сентября не мешает мне сказать: я не верю в чью-либо политическую невинность перед лицом этого преступления. И если мое сочувствие ко всем невинным жертвам беспредельно, то в силу того, что оно не ограничивается теми, кто погиб 11 сентября в Нью-Йорке."

2. Жан Бодрийяр: "Терроризм - повсюду, подобно вирусу. Терроризм проник везде, он следует как тень за системой господства, всегда готовый выйти из тени, подобно двойному агенту. Больше нет демаркационной линии, которая позволяла бы его обозначить, терроризм находится в самом сердце культуры, которая против него сражается, и видимый разрыв и ненависть, которую обращают к миру эксплуатируемые и подчиненные Западу, тайно соединяется с внутренним разломом в системе господства...
Нет... ни шока цивилизаций, ни шока религий, проблема далеко выходит за рамки ислама и Америки, на которых пытаются сосредоточить конфликт, чтобы создать иллюзию видимого противостояния и возможности силового решения. Речь идет о фундаментальной противоположности, которая указывает, сквозь призму Америки (которая может быть и эпицентр глобализации, но далеко не единственное ее воплощение) и сквозь призму ислама, на триумф глобализации в столкновении с ней самой."

3. Поль Вирилио. Событие 11 сентября, если верить Вирилио, не имеет ничего общего с традиционными, ограниченными террористическими актами».[10] Перед нами Большой Террор, форма «акцидентной» (т. е. несубстанциальной, основанной на случайности) войны, которая принципиально отличается от войны в ее традиционном понимании...
События 11 сентября означают поражение военно-промышленного комплекса, сделавшего ставку на машинно-сетевую стратегию отражения удара, которая оказалась бессильной даже среагировать на угрозу нового типа. Под сомнением оказалась эффективность инвестиций в военную технику и обслуживающую ее науку. Последствия этого события необозримы. В частности, возникла опасность разрастания аппарата полицейского контроля в демократических обществах, «сверхнаблюдения» с помощью камер слежения, детекторов, радаров и т. д.

4. Славой Жижек призывает извлечь из случившегося «гегелевский урок»: «в чисто Внешнем (Outside) нам следует опознать свободную от примесей версию нашей собственной сущности».[21] Просто до поры до времени мы умудрялись экспортировать эту сущность в «варварское» внешнее, а теперь получили ее оттуда обратно как часть нас самих. Каждый день от СПИДа в Африке умирает больше людей, чем число жертв атаки на Нью-Йорк. Просто происходящее ежедневно от Сараево до Грозного, от Руанды до Конго на какой-то момент стало частью американской жизни и потрясло его основания. В результате стали выдвигаться требования дополнительного ограничения свободы ради безопасности. Испуг связан еще и с тем, что террористам впервые удалось доказать: их вызов столь же детерриториализован и имманентен постиндустриальному миру, как и международные корпорации, более того, он является их «непристойным двойником». Даже преследуя партикулярные цели, терроризм отныне функционирует так же глобально, как и корпорации.
...

Читать полностью
http://www.strana-oz.ru/2002/3/apocalypse-now-filosofiya-posle-11-sentyabrya
Ж. Брдрийяр "Дух терроризма"
http://inosmi.ru/untitled/20011106/142061.html

Tags: Бодрийяр, Жижек, антикапитализм, апокалипсис, глобализация, система, системный подход, терроризм, цивилизация
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments