al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

самооправдания и когнитивный диссонанс


Продолжение темы про когнитивный диссонанс. Психоанализ это хорошо, в определенных случаях, но есть и другие варианты.

"Мы принимаем ранние решения, кажущиеся не такими уж важными, а потом оправдываем их, чтобы уменьшить неопределенность выбора. Так мы попадаем в ловушку: поступок, оправдание, следующий поступок — этот цикл повышает нашу активность и приверженность выбранному курсу и может далеко нас увести от наших первоначальных намерений или принципов.» Теврис, Аронсон.

Эксперимент Милгрэма очень даже можно интерпретировать в свете теории когнитивного диссонанса, это да. Как и приспособление вообще к чему угодно, к любому «порядку вещей». Вот как жили люди под фашистской оккупацией (и многие ведь вполне неплохо и спокойно, да и даже счастливо жили)? Вероятно, примерно так. Фашистские войска вошли, меня не убили, день прошел, второй, неделя, месяц... - да вполне «нормальный порядок», «как и любой другой», «жить можно», даже и сотрудничать. А потом - и ведь хороший порядок... Сосед правда куда-то пропал, так он сам виноват, и раньше какой-то «не такой» был...

И с капиталистическим порядком тоже самое. Одного уволил, другого, десяток, сотню... А прибыль-то как выросла! Неравенство, социальное и экономическое, - вначале признаем возможность и полезность небольшого (как еще при Горбачеве начали готовить народ...), потом немного большего, потом больше, а потом... к черту пределы! А безработные и бедные - так они «сами виноваты»...

С возможностью применения насилия (в т.ч. психологического) та же история.

Манипуляции, стремление к власти, к контролю - то же самое.

Один из простейших примеров - реклама в капиталистическом обществе. От «заставим купить такой-то товар», до полного контроля даже не только над потребностями, сколько до «Твой образ — продукт маркетинга. Твой образ — на рынке. Твой образ поступает в продажу еще до твоего появления.» (Бадью)

Теория когнитивного диссонанса и самооправдания высвечивает фундаментальные проблемы. Аронсон и Теврис не просто описывают проблемы, но и указывают на пути их преодоления, что архиважно.

«Все мы, чтобы сохранить веру в то, что мы умны, иногда делаем глупые вещи. Тут ничем не поможешь. Мы созданы такими.

Но это не значит, что мы обречены на то, чтобы всегда пытаться оправдывать свои действия задним числом, и что мы подобно Сизифу, не в состоянии добраться до вершины «горы» и принять себя. Более глубокое понимание того, как и почему работает наш мозг — это первый шаг к преодолению привычки самооправдания. И это, в свою очередь, требует от нас внимательнее анализировать свое поведение и причины наших решений. Это требует времени, саморефлексии и желания."

Не люблю я говорить о «единственном правильном пути», но в данном случае все именно так, я не боюсь мыслить не по постмодернистски, ибо любая парадигма имеет свои границы. Этот путь в постоянном усложнении мышления, в развитии саморефлексии, в стремлении к эпистемологической грамотности, мужестве, в том числе и в признании своих ошибок («Разум без смелости все равно что смелость без разума» - Лем) и т.д., в то есть в постоянной творческой работе по всем направлениям - усложнение, гибкость мышление, работа с парадоксами и противоречиями, логическими ошибками, развитие интуиции, воображения и т.д. - тогда может потихоньку и будем выходить на новый уровень, по ту сторону порабощающих нас самооправданий и иллюзий.

И крайне важно, чтобы люди имели как можно лучше продуманные взгляды, чтобы все мировоззрение не тупо усваивалось извне, а как-бы порождалось изнутри, сложным и нередко мучительным путем, постоянно подвергаясь переосмыслению (и в этом-то случае мы не застрахованы от ошибок и самообмана). Тогда, быть может, мы не будем подстраиваться под то, нам чуждо, под любой «порядок вещей».

https://vk.com/redpsychology?w=wall-111877082_381


К. Теврис, Э. Аронсон "Ошибки, которые были допущены (но не мной). Почему мы оправдываем глупые убеждения, плохие решения и пагубные действия"
Сложно не признать, что теория когнитивного диссонанса является пока сильно недооцененной в деле социальной критики и для лучшего понимания социально-психологических процессов.
Получается, что, например, стоит только начать, пусть даже вроде бы и в мелочах, делать нечто, что соответствует логике капитализма и неолиберальной идеологии, так сразу же последует оправдание и самооправдание, которое будет лишь стимулировать далее делать тоже самое, все больше и больше.
Человек самооправдывающийся быстро научается оправдывать решительно любые свои поступки - от мелкого обмана, до любых действий, причиняющих вред в "особо крупных размерах" в любой сфере человеческой деятельности.
Очень "успешно" можно оправдывать и приспособление к любому существующему порядку, к любым требованиям.
На наш взгляд, теорию когнитивного диссонанса имеет смысл взять на заметку и развивать, применяя к социальной критике.
Необходимо также отметить, что авторы предлагают конкретные и не такие уж сложные контрмеры, которые могут хоть в какой-то мере обезопасить нас от ловушек самооправдания.
"Мы принимаем ранние решения, кажущиеся не такими уж важными, а потом оправдываем их, чтобы уменьшить неопределенность выбора. Так мы попадаем в ловушку: поступок, оправдание, следующий поступок — этот цикл повышает нашу активность и приверженность выбранному курсу и может далеко нас увести от наших первоначальных намерений или принципов.
Именно так и произошло с Джебом Стюартом Магрудером — специальным помощником Ричарда Никсона, игравшим ключевую роль в попытке проникновения со взломом в штаб-квартиру Национального комитета Демократической партии в отеле Уотергейт, а затем пытавшемуся скрыть причастность к этому Белого дома и лгавшему под присягой, чтобы защитить себя и других, причастных к этим противозаконным действиям. Когда Магрудера приняли на работу, советник Никсона Боб Холдеман не говорил ему, что лжесвидетельство, мошенничество и нарушение закона входят в его рабочие обязанности. Если бы он сделал это — Магрудер почти наверняка бы отказался от такой работы. Как же он стал центральной фигурой Уотергейтского скандала? Легко, оглядываясь назад, сказать: «Он должен был заранее догадаться», или «Ему следовало немедленно отказаться, когда они в первый раз попросили его сделать нечто противозаконное».
В своей автобиографии Магрудер описывает свою первую встречу с Бобом Холдеманом в Сан-Клементе, в Калифорнии. Холдеман льстил ему и очаровал его. «Вы делаете нечто большее, чем просто зарабатываете деньги для вашей страны, — сказал ему Холдеман. — Вы работаете, чтобы решать проблемы своей страны и мира в целом. Джеб, я сидел с президентом в ту ночь, когда первые астронавты ступили на Луну… Я участник того, как делалась история». В конце этого дня Холдеман и Магрудер отправились в дом президента. Холдеман пришел в ярость от того, что ему пришлось ждать гольфмобиль (электромобиль для игроков в гольф на два места), и устроил «суровую выволочку» своему помощнику, пригрозив его уволить, если парень не может нормально выполнять свою работу. Магрудера это очень удивило, тем более что вечер был чудесный, и идти было всего ничего. Сначала Магрудер думал, что тирада Холдемана была неоправданно грубой, но вскоре, поскольку Магрудер очень хотел получить эту работу, он начал оправдывать поведение Холдемана: «Проведя всего несколько часов в Сан-Клементе, я был поражен безукоризненным совершенством жизни там… Если вы испорчены подобным уровнем комфорта, вам может показаться нетерпимым сбоем даже такая мелочь, как отсутствие гольфмобиля» 2.
Итак, еще до ужина, на котором ему официально предложили работу, Магрудер оказался на крючке. Это было первым маленьким шагом на пути к Уотергейту. Оказавшись в Белом доме, он соглашался на мелкие этические компромиссы, которые почти все политики оправдывают необходимостью служения своей партии. Потом, когда Магрудер и другие сотрудники работали для переизбрания Никсона на второй срок, среди них появился Гордон Лидди, которого нанял министр юстиции США Джон Митчелл на роль юридического советника Магрудера. Лидди был авантюристом, «несостоявшимся Джеймсом Бондом». Его первым планом, который должен был гарантировать переизбрание Никсона, было нанять «банды громил», которые будут разгонять демонстрации протеста; похитить активистов, которые могут помешать предвыборному съезду республиканцев; использовать саботаж, чтобы помешать предвыборному съезду демократов; использовать «элитных» проституток, чтобы соблазнить, а потом шантажировать лидеров демократов; незаконно проникать со взломом в офисы демократов; а также подслушивать и записывать разговоры тех, кого республиканцы считали своими врагами.
Митчелл не одобрил наиболее экстремистские аспекты этого плана, кроме того, он счел план слишком дорогим. Поэтому Лидди вернулся с предложением просто проникнуть в штаб-квартиру демократов в отеле Уотергейт и установить там подслушивающие и записывающие устройства. На этот раз Митчелл план одобрил, и все принялись его реализовывать. Как они оправдывали нарушение закона? «Если бы Лидди в самом начале пришел к нам и сказал: „У меня есть план проникнуть со взломом в офис Ларри О’Брайена и установить там прослушку“, — мы могли сразу отвергнуть подобную идею, — писал Магрудер. — Вместо этого он пришел к нам со своим изощренным планом, включавшим девушек по вызову/похищения/избиения/саботаж/подслушивание, и мы начали этот план урезать, все время испытывая ощущение, что должны хотя бы что-то оставить Лидди: мы думали, что он нам нужен, и нам не хотелось отсылать его ни с чем». Наконец, сообщает Магрудер, план Лидди был одобрен из-за параноидального климата, царившего в Белом доме: «Решения, которые сегодня кажутся безумными, тогда представлялись разумными… Мы уже прошли ту черту, когда нас могли удовлетворить полумеры или джентльменские тактики» 3.
Когда Магрудер впервые вошел в Белый дом, он был порядочным человеком. Но он начал, шаг за шагом, соглашаться совершать бесчестные поступки, оправдывая каждый такой поступок. Он оказался в ловушке примерно так же, как почти 3000 людей, принявших участие в знаменитом эксперименте социального психолога Стэнли Милгрэма (в некоторых источниках — Милграм — примеч. ред.) 4. В первоначальной версии этого эксперимента две трети его участников, как им тогда казалось, наказывали электрошоком опасной для жизни интенсивности другого человека, просто потому что руководитель эксперимента продолжал им говорить: «По условиям эксперимента требуется, чтобы вы продолжали». Этот эксперимент почти всегда описывается как исследование подчинения авторитету. Конечно, это так, но этим он не исчерпывается: это также демонстрация долгосрочных эффектов самооправдания 5.
Эксперимент Милгрэма 1 показывает нам, как обычные люди могут совершать аморальные и вредные поступки, если возникает «цепная реакция» поступков и последующих самооправданий. Когда мы в роли наблюдателей, смотрим на них и испытываем недоумение или беспокойство, мы не пониманием, что наблюдаем лишь конечную стадию длительного и медленного спуска с пирамиды. Выслушав приговор, Магрудер сказал судье Джону Сирика: «Я знаю, что я совершил, и вы, Ваша честь, знаете, что я совершил. Где-то среди своих амбиций и идеалов я потерял мой этический компас». Как честный человек может потерять свой этический компас? Вы заставляете его каждый раз делать один маленький шаг, а самооправдания довершат все остальное.
Знание о том, как работает диссонанс, не поможет нам автоматически приобрести иммунитет против искушения использовать самооправдания, как узнал Эллиот, купивший каноэ в январе. Вы не можете просто взять и сказать людям после эксперимента с «трудными испытаниями» для вступления в группу: «Видите, как вы уменьшаете диссонанс? Правда, это интересно?» — и ожидать, что они ответят: «О, спасибо вам за то, что вы мне объяснили настоящую причину, по которой мне нравится эта группа. Это, конечно, поможет мне поступать умнее!». Все мы, чтобы сохранить веру в то, что мы умны, иногда делаем глупые вещи. Тут ничем не поможешь. Мы созданы такими.
Но это не значит, что мы обречены на то, чтобы всегда пытаться оправдывать свои действия задним числом, и что мы подобно Сизифу, не в состоянии добраться до вершины «горы» и принять себя. Более глубокое понимание того, как и почему работает наш мозг — это первый шаг к преодолению привычки самооправдания. И это, в свою очередь, требует от нас внимательнее анализировать свое поведение и причины наших решений. Это требует времени, саморефлексии и желания."
Tags: антикапитализм, когнитивный диссонанс, социальная психология
Subscribe

  • Наркокапитализм

    Лоран де Суттер. Наркокапитализм. Жизнь в эпоху анестезии. М.: РИПОЛ классик, 2021. Книга - прямо подарок для левых! (да и не только для левых,…

  • Захват внимания Машиной влияния

    Виктор Мазин. Машина влияния. Наконец-то появилась эта книга. Буду читать "вне очереди". И не могу в очередной раз не сказать, что не может…

  • О социальном статусе

    Недавно появилась книга американского историка Пола Фассела "Класс. Путеводитель по статусной системе Америки". Завлекательное, конечно,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments