al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

Об идеологии фашизма, с т.з. психологии

С точки зрения психологии (разных теорий). Много уже об этом писали разные фрейдо-марксисты и франкфуртцы, и мне очень нравится лекция Умберто Эко о 14 признаках «вечного фашизма», но я хочу попытаться зайти с несколько иной стороны.
Тип мышления, которое делает возможным и подпитывает идеологию фашизма, основывается на эпистемологических ошибках, на ложной парадигме.
Но вначале надо бы определиться с терминами - что мы будем понимать под фашизмом, ибо определений фашизма существует несколько (достаточно заглянуть в Википедию) и до сих тут ведутся споры. Мы не будем в них сильно углубляться и возьмём для целей психологического анализа одну из важнейших и неотъемлемых черт идеологии фашизма - расовую теорию, разделение всех людей на расы - на высшую и низшую. На самом деле, «по мнению Гитлера человечество следует подразделять на три расы: основатели культуры, носители культуры и разрушители культуры. Только арийскую расу можно считать основательницей культуры, ибо она "заложила основание и возвела стены храма человеческих творений" (В. Райх. Психология масс и фашизм).
Но принципиальным тут является само разделение всего человечества на несколько неравноценных групп и то, что это разделение объявляется «естественным», природным и неустранимым, как, вероятно, закон гравитации или смены времён года. Иными словами, одна группа «выше», а другая «ниже» не по причине конкретных социальных, экономических, культурно-исторических или каких-то иных условий, или, скажем, особенной процессов социального научения, а именно по своей «природе» (что такое эта самая мифическая «природа человека», разумеется, не объясняется, зато фашистский дискурс легко использует другие туманные термины, которые должны оказывать самое настоящее суггестивное воздействие, например «кровь»).
Другая важная особенность данной парадигмы заключается в том, что мир (по крайней мере социальный мир) воспринимается как набор изолированных объектов или монад, существующих как-бы в вакууме, то есть вне сложнейших взаимосвязей с окружением (какие уж тут петли обратной связи или рекурсивные петли!), вне любого контекста - экономического, культурного и пр, вне истории. Это касается представителя любой расы - и арийской, и низшей. Иными словами, речь идёт о каком-то предельно абстрактном «вечном человеке».

И такой ошибочной парадигме следуют многие, очень многие. В фашистской идеологии такой тип мышления и восприятия мира и других людей «просто» доводится до какой-то крайности, до трагического предела, или, иначе говоря, до бреда. Теория «черт характера», особенно «врождённых» - из той же оперы; как и все эти характеристики, которыми люди в повседневности так охотно друг друга награждают - сильный, слабый, агрессивный, мягкий, лидер, ведомый, нормальный, извращенец и т.д. Здесь очень уместно вспомнить Пола Вацлавика:
«В то время как лексикон экспериментальной психологии расширился до сферы межличностных отношений, язык официальной (теоретической) психологии до сих пор остается атомарным. Такие понятия, как лидерство, зависимость, экстраверсия и интроверсия, изучение и многие другие стали объектами изучения. Опасность, безусловно, заключается в том, что все эти понятия, если о них достаточно долго размышлять и повторять, станут псевдореальными, и конструкт «Лидерство» окончательно превратится в Лидерство, к которому некоторая часть человеческого разума начинает относиться как к изолированному феномену, существующему совершенно независимо. Однажды эти мысли материализуются, и это понятие раз и навсегда перестанет быть лишь обозначением конкретной формы существующих отношений.»

Наш мир - это отношения, взаимоотношения, процессы, причём постоянно совершенствуется и усложняется само мышление, направленное понимание всей его сложности.
Марксизм, понятное дело, занимается именно отношениями, отбрасывая все абстрактные определения человека и природы человека.
Примерно то же самое можно увидеть и в системном подходе, в том, как он используется некоторыми направлениями психотерапии. Про объекты и отношения немного здесь http://ecology-of-mind.livejournal.com/435.html
Есть также в каком-то смысле радикальные предложения, заключающиеся в предельно внимательном отношении к существительным (к сущностям) и в отказе от их использования, так как мир не состоит из сущностей.

Ролан Барт еще в «Мифологиях», занимаясь деконструированием буржуазной идеологии писал о тех же самых по сути вопросах:
«...устранение имени «буржуа» отнюдь не является чем-то иллюзорным, случайным, второстепенным, само собой разумеющимся или незначительным — это и есть сама буржуазная идеология, то действие, посредством которого буржуазия превращает реальный мир в образ мира, Историю в Природу. Примечательной особенностью этого образа является его перевернутость[11]. Статус буржуазии специфичен и историчен — а в представлениях ее человек универсален и вечен; свою классовую власть буржуазия утвердила благодаря научно-техническому прогрессу, в бесконечном процессе преобразования природы — а в идеологии она представляет природу первозданно нетронутой; первые философы буржуазии глубоко проникли в мир значений, рационально упорядочив все вещи, объявив их предназначенными для человека, — а буржуазная идеология может быть сциентистской или интуитивистской, констатировать факты или улавливать ценности, но в любом случае она отказывается от объяснения вещей; мировой порядок для нее может быть самодовлеющим или невыразимым, но никогда не бывает знаковым. Наконец, вместо первоначального образа подвижного, совершенствуемого мира здесь перевернутый образ неизменного человечества, главная черта которого — вечно повторяющаяся самотождественность. Одним словом, в современном буржуазном обществе переход от реальности к идеологии оказывается переходом от «антифизиса» к «псевдофизису».
...От мира миф получает историческую реальность, в конечном счете всегда определяемую тем, как сами люди ее создавали либо использовали; миф же отражает эту реальность в виде природного образа. И точно так же, как для буржуазной идеологии характерно устранение имени «буржуа», так же и миф возникает из убывания историчности в вещах; вещи в нем утрачивают память о том, как они были сделаны. Мир поступает в область языка как диалектическое соотношение действий и поступков людей — на выходе же из мифа он предстает как гармоническая картина сущностей. С ловкостью фокусника миф вывернул его наизнанку, вытряхнул прочь всю историю и вместо нее поместил природу, он отнял у вещей их человеческий смысл и заставил их обозначать отсутствие такового. Функция мифа — удалять реальность, вещи в нем буквально обескровливаются, постоянно истекая бесследно улетучивающейся реальностью, он ощущается как ее отсутствие.
Мы можем теперь дополнить наше семиологическое определение мифа в буржуазном обществе: миф — это деполитизированное слово.»

Пьре Бурдье также много писал о мистификациях, стремящихся представить «природой» произвольный продукт истории, то есть как-бы натурализовать социальную конструкцию.
Или вот Бодрийяр: «Индивид — это идеологическая структура, определенная историческая форма...
Индивид — это лишь субъект, мыслимый в терминах экономии, субъект, упрощенный и абстрагированный этой экономией. Поэтому вся история сознания и морали (все категории западной психометафизики) — это лишь история политической экономии субъекта.».
Ну, много мыслил в таком направлении.
Советского психолога Д. Леонтьева можно также вспомнить:
«Старая метафизическая психология знала только абстрактные индивиды, подвергающиеся воздействию противостоящей им внешней среды и, со своей стороны, проявляющие присущие им психические способности: восприятие, мышление, волю, чувства. Безразлично, мыслится ли при этом индивид как некая реактивная машина (хотя бы и очень сложно запрограммированная), или он наделяется автохтонно проявляющимися духовными силами. Подобно высмеянному Марксом святому Санчо,[8] наивно полагавшему, что ударом стали мы высекаем огонь, хранящийся в камне, психолог-метафизик думает, что психика извлекается из самого субъекта, из его головы. Как и Санчо, он не подозревает, что огненные частички отделяются не от камня, а от стали и, главное, что все дело – в раскаляющем эти частички взаимодействии камня и стали. Психолог-метафизик тоже упускает главное звено – процессы, опосредующие связи субъекта с реальным миром, процессы, в которых только и происходит психическое отражение им реальности, переход материального в идеальное.»

В случае фашизма, как и при расизме, этот их «мир сущностей» призван скрыть характер отношений. Дело не в расах ( и не в нациях, в случае национализма), а именно в стремлении скрыть своё стремление к власти и асиметричный характер отношений, который конечно же не является чем-то естественным или природным.
На мой взгляд, такое понимание проблемы фашизма и расизма очень несложно вывести из книги «Прагматика человеческой коммуникации» Вацлавика, Джексона, Бивин.
Попытки навязать расовую теорию - это чистейший воды запрет на метакоммуникацию. «Как можно пытаться оспорить природную данность - ты недочеловек, а мы люди!».
Также очевидно, что с точки зрения теории коммуникации, все эти фашистские и расистские идеологии относятся к командному аспекту коммуникации, то есть они сообщают нечто не о реальности, а об отношениях, выстраивая их жесткие правила, накладывая запрет на обсуждение отношений. То есть тут надо хорошо видеть различия в уровнях (типах) коммуникации, то есть вся фашистская и расистская идеология - это именно (и только!) команда, командная коммуникация; ничего содержательного в ней нет.

Пока на этом остановлюсь, а про метаклммуникацию имеет смысл развить...
Tags: Барт, Бейтсон, Вацлавик, марксизм, постструктурализм, психоанализ, расизм, системный подход, фашизм
Subscribe

  • Кадзуо Исигуро. Клара и Солнце

    Кадзуо Исигуро. Клара и Солнце. М.: Inspiria, 2021. Дивные новые миры (победившего капитализма) Кадзуо Исигуро. Из рецензии на горький.медиа:…

  • Стивен Кинг «Позже»

    Я воспринял «Позже» как социальный роман. И только этим он мне и понравился. «Позже» - один из последних романов Стивена…

  • О времени (Карло Ровелли «Срок времени»)

    «Срок времени» - вторая книга итальянского физика Карло Ровелли. Первая - «Нереальная реальность. Путешествие по квантовой петле», о ней я писал…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments