al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

К трагедии (массовому расстрелу) в Лас-Вегасе

В связи с трагедией (массовым расстрелом) в Лас-Вегасе, вспоминается книга Франко «БИФО» Берарди «Новые герои. Массовые убийцы и самоубийцы».
В своей новой книге итальянский философ-марксист (и постмарксист) рассматривает социальные истоки и предпосылки феномена массового убийства и самоубийства в современном мире.
Очень хорошая, в целом, книга Берарди. Итальянский философ бьёт по фундаменту идеологии неолиберализма, жаль только, что обо всём этом (да и не только об этом…))) мало кто задумывается.
Хочется ещё добавить по теме естественного отбора. Вообще, эта теория, на мой взгляд, используется в целях самообмана и самооправдания — надо же как-то сглаживать когнтивный диссонанс. Обычно вначале идёт действие, затем подтягивается «обоснование». Ну многих ли действительно интересуют научные теории эволюции, появления и развития жизни, изменения живых систем и т.д.? Зато вот использовать для своих целей какой-либо фрагмент, возможно упрощённый и изменённый (под определенные задачи), теории, превращаемый в фикцию, в симулякр, да просто в алиби для себя — здесь уже недостатка в желающих не наблюдается.
С лас-вегасским стрелком дело пока еще не совсем понятное, в плане мотивов, к тому же он вроде бы даже миллионер, но всё-равно его действия находятся в рамках «права сильного». Если кто-то решает, что может решать кому жить, а кому умирать, то как это ещё назвать?
И этой «философией» и психологией пронизан весь капитализм, в какие одежды его не одевай. «Право» выносить смертные приговоры это, конечно, самый крайний случай, но право оставлять людей без работы, право единолично определять размер зарплаты, право обрушивать рынки и всячески ими манипулировать, проводить в жизнь «доктрины шока», право манипулировать людьми и эксплуатировать их — это все не так далеко друг от друга.
Б. Брехт «Убить человека можно по–разному. Можно воткнуть нож в живот, лишить хлеба, не лечить от болезней, дать плохое жилье, нагрузить непосильной работой, довести до крайней степени отчаяния, послать на войну и так далее. Некоторые из этих способов в нашем государстве запрещены.»

Берарди пишет, что через исследование случаев подобных преступлений
«…ко мне пришло осознание того, что текущее состояние мира может быть лучше понято, если наблюдается через такого рода ужасное безумие убийц, а не через вежливое безумие экономистов и политиков. Я увидел агонию капитализма и разложение социальной цивилизации с очень своеобразной точки зрения: преступности и самоубийства.
Голая реальность капитализма сегодня находится на всеобщем обозрении. И это ужасно.
Предмет этой книги – не просто преступления и самоубийства, но в более широком смысле – установление царства нигилизма и суицидального драйва, которые пронизывают современную культуру, вместе с феноменологией паники, агрессии и насилия. Это точка зрения, с которой я смотрю на массовые убийства, сфокусировавшись на частностях, на зрелищных последствий этих актов и на их суицидальном измерении. Я не интересуюсь обычными серийными убийцами под маркой скрытых садистских психопатов, которых привлекали страдания других людей и которые наслаждались видом того, как люди умирают.
Мне интересны люди, которые страдают сами и которые становятся преступниками, потому что это их способ выразить свою психопатическую потребность в публичности, а также найти самоубийственный выход из того ада, в котором они живут. Я пишу о таких молодых людях, как Чо Сын Хи, Эрик Харрис, Дилан Клеболд и Пекка-Эрик Аувинен, которые убили себя после попытки привлечь внимание мира, забирая жизнь невинных людей. Я также пишу о Джеймсе Холмсе, который совершил своего рода символическое самоубийство, фактически убив себя.
Я пишу о захватывающих кровавых самоубийствах, потому что эти убийцы – крайнее проявление одной из основных тенденций нашего времени. Я вижу их как героев эпохи нигилизма и захватывающей глупости в век финансового капитализма.»
"Психология Харриса и Клиболда (два одиннадцатиклассника, которые устроили массовое убийство в школе «Колумбайн». 13 человек были убиты и 23 ранены) может быть комплексно описана как суицидальная форма неолиберальной воли к победе. В результате неолиберального провозглашения конца классовой борьбы единственные социальные категории, которые остались, – это победитель и проигравший. Нет больше капиталистов и рабочих, нет более эксплуататоров и эксплуатируемых. Либо вы сильны и умны, либо вы заслуживаете то место, где оказались. Установление капиталистического абсолютизма, таким образом, базировалось на массовой приверженности (в основном бессознательной) к философии естественного отбора.
Массовый убийца – это кто-то, кто верит в право наиболее приспособленного и сильного победить в социальной игре, но он также знает или чувствует, что он сам вовсе не приспособленный и не сильный. Таким образом, он выбирает единственно возможный акт возмездия и самоутверждения: право убивать и быть убитым.
...
В день убийства Эрик Харрис надел белую футболку, на которой черным были напечатаны слова: «Естественный отбор».
Ссылки на естественный отбор имеются и в дневниках Харриса, так же как они будут присутствовать спустя несколько лет в текстах, написанных Пекка-Эриком Аувиненом.
Как большинство поколения, которое выросло в неолиберальное десятилетие, молодой Эрик Харрис был полностью убежден, что сильный имеет право победить и идти впереди других. Это практичная философия, которую он усвоил в той социальной среде, где получил образование, и это также основная идея видеоигр, в которые он любил играть. Но молодой человек очень хорошо понимал, что не собирается быть победителем в социальной игре. Вместо этого он решает, что будет победителем на мгновение: я убью и выиграю, хотя затем я умру. Убийственные действия задуманы как месть за унижения, которые он испытывал в повседневной жизни, в игре, в соревновании. Издевательства, которые он пережил в школе, мучительно описаны в деталях в его журнале:"
"1977-й был годом, когда герои исчезли и переселились из мира физической жизни и исторической страсти в мир визуального моделирования и нервной стимуляции. Тот год был водоразделом: от века человеческой эволюции мир сместился в век деволюции, или децивилизации.
То, что было произведено трудом и социальной солидарностью в ходе веков истории, начало попадать под хищный финансовый процесс дереализации. Чреватый конфликтами альянс между трудолюбивым буржуа и промышленными рабочими, который создал систему государственного образования, здравоохранения, транспорта и благотворительности как материальное наследие современной эпохи, был отвергнут Богами Рынка.
Во втором десятилетии XXI века постбуржуазный упадок принял форму финансовой черной дыры. Эта новая система начала пожирать и уничтожать произведение сотен лет трудолюбия и работы коллективного разума и превращать реальность социальной цивилизации в абстракции: фигуры, алгоритмы и накопление «ничего» в денежной форме. Соблазнительная сила симуляции трансформируется в физические формы, в исчезающие изображения, представляет визуальное искусство в виде распространения спама и подчиняет язык поддельному образу рекламы. В конце этого процесса реальная жизнь исчезнет в черной дыре финансового капитала.
Вопрос теперь состоит в том, чтобы увидеть, что осталось от человеческой субъектности и чувствительности в нашей способности представлять, создавать и изобретать. Могут ли люди выйти из этой черной дыры, вложить свою энергию в новую форму солидарности и взаимной помощи? Чувствительность поколения детей, которые выучили больше слов от машины, чем от своих родителей, кажется, не в состоянии создавать солидарность, сочувствие и автономию личности. История была заменена на бесконечную рекомбинацию фрагментарных изображений. Случайная рекомбинация безумной неустойчивой деятельности заняла место политической осведомленности и стратегии. Я действительно не знаю, если есть надежда за черной дырой, если там лежит будущее.
Однако там, где есть опасность, спасение также возможно, сказал Гельдерлин, поэт, наиболее любимый Хайдеггером, философом, который предвидел будущее разрушение Будущего. Теперь задача состоит в том, чтобы обозначить тот пустырь, где социальное воображение было заморожено и подчинено рекомбинантному корпоративному мнимому. Только основываясь на этом видении, мы можем двигаться вперед, чтобы открыть новую форму деятельности, которая, объединив искусство, политику с процессом повторного включения чувствительности, может помочь человечеству вернуть себя себе."
Отрывки из книги https://kartaslov.ru/книги/Берарди_Ф_Новые_герои_Масс..
И еще (Нейроэксплуатация и коллапс и др.) https://redpsychology.wordpress.com/2017/07/27/ф-бера..

P.S. Скачать книгу можно здесь, ссылку дали в комментариях.
Tags: Берарди, агрессия, антикапитализм, когнитивный диссонанс, насилие, постмарксизм
Subscribe

  • О системе кредитования и субъективности типа "должник"

    Появились публикации о новом исследовании отечественных социологов: долговая мораль россиян в условиях атомизации. Там же ссылки на другие материалы…

  • Covid-имплозия

    Думал, что во время Ковид-кризиса буду больше писать в ЖЖ, но как-то не получается. Хочется использовать эти площадки для того, чтобы делиться чем-то…

  • Счастье? — Спасибо, нет! Жижек.

    Хорошая тема, сделал небольшую подборку, но, как обычно, не все туда попало, ибо тема эта еще и очень широкая. По ссылке - Жижек, социолог Ева Иллуз…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments