al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

Чумак, 90-е, имплозия...

Сделал подборку критической литературы по теме разного паранормальных и сверхъестественных явлений, всё здесь, со ссылками. всеми.
Для меня тут вопрос вопросов заключается в следующем. Как, почему всё это и, к великому сожалению, многое другое (да та же религия) так легко и быстро расцвело в стране, где пытались «прививать» научное мировоззрение и где безраздельно доминировал марксизм, где столько сил уделялось Просвещению и т. д. С миром капитализма всё ясно, там такой Просвещенческой программы не было, а религия, мистицизм и прочее всегда были частью «нормального» общества.
Вопрос этот очень сложный, точнее тут сразу выходишь на много вопросов и проблем, а ответа окончательного и простого быть не может.
Я думаю, что большая проблема заключена в «массовом» способе социализации и воспитания. Но неверно будет сказать, что проблемы (в смысле источника, первопричины) в семье, что это родители всегда неправы и это они виноваты. Семья это всегда часть общества, часть большей системы, а родители, грубо говоря, бездумно просто выполняют её «волю» (пишу так исключительно для краткости). У системы ведь какой заказ — если каждый работник начнёт вдумчиво развивать своё критическое и научное мышление, то получится ли из него «эффективный» работник, потребитель, избиратель..? Вот в этом-то и дело)))) Для краткосрочных целей это не нужно, а о долгосрочных и очень сложных еще надо уметь задуматься, тут замкнутый круг вообще-то получается.
В СССР была попытка выйти за рамки этого бега по кругу, но, получается, слишком многое делали опять не так, неправильно и т. д. Вот и получили как «перестройку», так и капиталистическую контрреволюцию.
Научное и критическое мышление — его же надо растить, научать ему, это очень тонкий процесс, тут разные даблбайнды и прочие ошибки коммуникации очень близко («я требую, что ты был самостоятельным, свободным и пр.).
Мне вот и книга Бодрийяра «В тени молчаливого большинства, или Конец социального» понравилась будучи воспринятая мною именно с такой точки зрения. Книга-то это конечно непростая, спорная, в чем-то провокационная, но её можно прочитать и так — социализация всегда проходила путём навязывания смыслов,превращаемых в схему, в догму, сейчас этот процесс только интенсифицируется и усложняется (в т.ч. и благодаря массмедиа), и мы имеем дело со сложной реакцией масс на всё это, которую надо конечно понимать нелинейно. И в этом нет ничего сложного, реакции масс (и человека), их психологию нужно понимать не изолировано («массы тупы, инертны, ищут сильную руку» и прочий бред), но в контексте всей сложной системы отношений; так в психотерапии делают.
От конформизма массы перешли к гиперконформизму. «Вы хотите, чтобы мы потребляли? - Хорошо. Но тогда мы будем потреблять всё без разбора…» и т. д.
Вот и исчезает спрос на СМЫСЛ. И начинается шутовской хоровод потребления зрелищ, пустых, но ярких знаков и пр.
«Массам преподносят смысл, а они жаждут зрелища. Убедить их в необходимости серьезного подхода к содержанию или хотя бы к коду сообщения не удалось никакими усилиями. Массам вручают послания, а они интересуются лишь знаковостью. Массы -- это те, кто ослеплен игрой символов и порабощен стереотипами, это те, кто воспримет все, что угодно, лишь бы это оказалось [15] зрелищным. Не приемлют массы лишь "диалектику" смысла.»
«Массы растворили религию в переживании [13] чудес и представлений -- это единственный их религиозный опыт. Одна и та же участь постигла все великие схемы разума. Им довелось обрести себя и следовать своему историческому предназначению только на узких горных тропах социальности, удерживающей смысл (и прежде всего смысл социальный); но в массы они внедрились, по существу, лишь в искаженном виде, ценой крайней деформации. Так обстояло дело и с Разумом историческим,и с Разумом политическим,и с Разумом культурным, и с Разумом революционным; так обстояло дело и с самим Разумом социального...».

Всё это конечно небесспорно, но в качестве проблематизации очень даже сильно.
Я бы добавил вот что.
Наука, научная картина мира, научное мышление слишком часто начинает связываться с образами Авторитарных Родителей, которые навязывают, поучат, подавляют. При упрощенное восприятии наука состоит из ЗАКОНОВ, но законы — это же так уныло и скучно…)))
С этой точки зрения, бегство от науки является детским и инфантильным протестом против Родителей. Будем верить в чудеса, магию, мистику… Многие конечно и там находит новых родителей, нового Отца — тут уместно будет вспомнить фрейдовскую интерпретацию религии… Но это же ТУПИК...
А если здесь вспомнить проблему властей, «элит» и классового разделения, когда «элиты»
всегда настроены (а точнее вынуждены, ибо ими управляют структурные, системные законы данного общества) управлять массами...
...
Недавно у нас появился повод вспомнить о том, какие любопытные и примечательные вещи сопутствовали реставрации капитализма в нашей стране, совершенно ему не противореча ни экономически (особенно!), ни идейно, ни культурно, и, напротив, являясь его органической частью. Всё это хорошая информация к размышлению.
Что можно, на наш взгляд, почитать по теме паранормальных явлений?

1. Станислав Лем. О сверхчувственном познании (1975г.)
2. М. Шермер "Тайны мозга. Почему мы во все верим"
3. Д. Смит «Псевдонаука и паранормальные явления. Критический взгляд» https://cloud.mail.ru/public/J9L4/x77L4tjfw
4. К. Теврис, Э. Аронсон.«Ошибки, которые были допущены (но не мной). Почему мы оправдываем глупые убеждения, плохие решения и пагубные действия».
В этой чрезвычайной интересной и живой книге крупных социальных психологов очень плодотворно используется теория когнитивного диссонанса. Приводятся многочисленные примеры самообмана, обмана и заблуждений, как трагических, так и почти комических из самых разных областей — от политики и до психопатологии, а также, например, вера во встречи с НЛО. Вспоминается и классический случай исследования Л. Фестингером (основоположником теории когнитивного диссонанса) секты, члены которой ждали конца света в определенный день, но каким-то образом не потеряли своей веры после ненаступления апокалипсиса.
(Здесь мы могли бы заметить, что нередко и всё общество уподобляется такой секте; или, что в подобных сектах просто можно увидеть в более утрированном и где-то гротескном виде все те же механизмы, которые составляют суть «нормального» общества).

Далее можно предположить, что попытки одновременно верить в «сверхъестественные» явления, в чудеса, в богов и т.д., а также признавать научную картину мира, приводит к диссонансу, от которого надо как-то избавляться. Один из путей — приуменьшение роли науки или её дискредитация (которая может быть неявной), разрушение научного мышления. Надо заметить, что научному мышлению вначале нужно еще обучить… но можно этого и не делать. Иными словами, мало потреблять знания, надо еще понимать, что с этими знаниями делать и как они появляются, то есть надо знать о знании, разбираться в процессах мышления и восприятия и т..

5. С. Ениколопов, Ю. Кузнецова, Н. Чудова «Агрессия в обыденной жизни»
В монографии отечественных психологов есть отдельный раздел «Научная картина мира и СМИ», в которой авторы, на основе подробного анализа, показывают, «что создаваемые в текстах неспециализированных СМИ образы ученых, а также описания предмета и результатов их деятельности объективно выступают фактором дискредитации научной картины мира и обесценивания принципов, определяющих ее функционирование.»
Авторы также пишут о разрушении научной картины мира как ментальной агрессии, что может иметь разрушительные последствия для общества. В книге подробно сравниваются научная, житейская и мифологическая картина мира, рассматриваются практики «опрощения», подвергается критике «узко прагматичный подход к реальности (обучение без «лишних» абстракций, без развития понятийного мышления, без формирования научных понятий)», который «оказывается, по сути, враждебен и разрушителен по отношению к наиболее базовым условиям формирования собственно человеческой психики».
По сути идет игра на понижение.

Далее процитируем Лема и Шермера.
С. Лем (http://www.atheism.ru/old/LemAth2.html или скачать по ссылке)
«В последнее время оккультизм вновь в чести почти во всем мире. Он появился в новом воплощении, в новой классификации, отрекаясь от титула тайного знания, потому что сам термин "оккультизм" для многих людей мало что значит. То, что в нем абсолютно неудобоваримо для науки, его связи с "тем светом", подверглось незаметной ампутации. Однако отсеченная часть вместе с источниками, питающими ее, не была выброшена на свалку, а лишь перенята искусством, найдя прибежище в киностудиях. Там она может пугать и морочить, доставляя сильные ощущения публике, которая вовсе не смущена этим, потому что не воспринимает это всерьез. В то же время препарированная оставшаяся часть на наших глазах поспешно рационализируется. Форма изменилась основательно: никаких трансов, медиумов, эктоплазмы, сохрани боже от духов и спиритизма, остались только ясновидение, опирающееся на вещественные доказательства и содержащуюся в фотоснимках информацию, телепатическая передача, телекинез или вызывание мыслью материальных изменений, криптестезия или, наконец, психотроника.»

Далее Лем останавливается более подробно на телепатии, телекинезе и ясновидении. Отрывок о последнем «явлении»:

«Рациональное истолкование таких явлений предполагает ошибочность наших фундаментальных взглядов на природу причинности, на отношение времени и пространства, на характер всех реальных процессов, как физических, так и биологических, одним словом, чтобы принять и включить в себя ясновидение, науке пришлось бы переиначить себя, начиная с самых основ, так что от нее не осталось бы камня на камне. Печально, но ничего не поделаешь: ясновидение предполагает не только другую науку, отличную от той, которой мы располагаем, но и другой, очень сильно детерминированный мир, в котором не пропадает ни один след, не происходит диссипация энергии и не действуют законы сохранения, где не действует правило возрастания принципиальной невосстановимости событий по мере их удаленности во времени. В соответствии со всей совокупностью наших знаний на небе и на Земле не существует ничего материально обнаружимого, что связывало бы между собой старую фотографию младенца с закопанными в лесу под деревом останками старца, который 70 лет назад был этим младенцем. Все следы, нити, связи должны давно и необратимо распасться до полной невосстановимости. Здесь мы имеем дело с заведомо необратимыми процессами, подчиняющимися второму закону термодинамики и множеству других законов, которые составляют костяк наших знаний.
Закрывая на этом перечень, я должен пояснить, что не ожидаю никакого перелома в парапсихологии даже через 80 лет, потому что в течение этого времени маловероятно не появление какого-нибудь одного революционного открытия, но такая коренная перестройка всей науки, которая абсолютно необходима для освоения сверхчувственных феноменов (или хотя бы только телепатии) методами рационального познания. Я считаю, что для этого будет мало и ста лет. Попросту говоря, нет никаких соответствий, никаких точек соприкосновения между знаниями, которые накоплены многовековым трудом и подтверждены бесчисленными открытиями в технике, доказавшими свою практическую эффективность, и теми знаниями, которые необходимы, чтобы наука ассимилировала парапсихологию.»
Заканчивает свою статью Лем остроумной историей о поисках неандертальского философа, которому с помощью машины времени доставили радиоприемник…

М. Шермер:
«Почему люди верят
Системы убеждений могущественны, вездесущи и живучи. На протяжении всей своей карьеры я старался понять, как зарождаются убеждения, как они формируются, что их питает, подкрепляет, бросает им вызов, изменяет и уничтожает. Эта книга – результат тридцати лет поисков ответа на вопрос «Как и почему мы верим в то, во что верим во всех сферах нашей жизни». В данном случае меня интересует не столько то, почему люди верят в странное или в то или иное утверждение, сколько то, почему люди вообще верят. И правда, почему? Мой ответ незамысловат:
Наши убеждения формируются по всевозможным субъективным, личным, эмоциональным и психологическим причинам в условиях окружения, созданных родными, друзьями, коллегами, культурой и обществом в целом; после формирования мы отстаиваем свои убеждения, оправдываем и логически обосновываем их с помощью множества разумных доводов, неопровержимых аргументов и логичных объяснений. Сначала появляются убеждения, и только потом – объяснения этих убеждений. Я называю этот процесс «верообусловленным реализмом», где наши представления о реальности зависят от убеждений о них, которых мы придерживаемся. Реальность существует независимо от человеческого разума, но представления о ней обусловлены убеждениями, которых мы придерживаемся в данный конкретный период.
Мозг – двигатель убеждений. В сенсорной информации, поступающей через органы чувств, мозг естественным образом начинает искать и находить закономерности, паттерны, а затем наполняет их смыслом. Первый процесс я называю паттерничностью (англ. patternicity) – склонностью находить исполненные смысла закономерности, или паттерны, в данных, как имеющих, так и не имеющих значения. Второй процесс я называю агентичностью (англ. agenticity) – склонностью наполнять паттерны смыслом, целью и деятельностью (agency). Мы не можем не делать этого. Наш мозг эволюционировал таким образом, чтобы соединять точки нашего мира в осмысленные рисунки, объясняющие, почему происходит то или иное событие. Эти осмысленные паттерны становятся убеждениями, а убеждения формируют наши представления о реальности.
Когда убеждения сформированы, мозг начинает искать и находить подтверждающие доказательства в поддержку этих убеждений, дополняющие их эмоциональным усилением уверенности, следовательно, ускоряющие процесс аргументации и укоренения, и этот процесс подтверждения убеждений положительной обратной связью повторяется цикл за циклом. Равным образом люди иногда формируют убеждения на основании единственного опыта, имеющего свойства откровения и в общем никак не связанного с их личной предысторией или культурой в целом. Гораздо реже встречаются те, кто после тщательного взвешивания свидетельств «за» и «против» позиции, которой они уже придерживаются, или той, для которой сформировать убеждение еще только предстоит, вычисляют вероятность, трезво принимают бесстрастное решение и больше никогда не возвращаются к этому вопросу. Столь кардинальная смена убеждений встречается в религии и политике настолько редко, что становится сенсацией, если речь идет о заметной фигуре, например, священнослужителе, который обращается в другую религию или отрекается от своей веры, или о политическом деятеле, который переходит в другую партию или обретает независимость.»
Мы цитировали этого автора еще здесь
https://vk.com/redpsychology?w=wall-111877082_358

В список литературы можно было бы также включить ряд книг советской эпохи, выпускавшиеся в сериях «Империализм: события, факты, документы»и пр., - это книги «По ту сторону рассвета», «Клерикализм - идеология духовного насилия», «В тисках духовного гнета: Что популяризируют средства массовой информации США» и т.д. - далеко не все устарело в этих книгах, а многое является очень актуальным и сейчас.
Tags: Бодрийяр, абсурд, антикапитализм, бред, имплозия, когнитивный диссонанс, шизо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments