al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Category:

про офшоры

Отрывок из книги социолога В Волкова "Государство, или Цена порядка", посвященный "одному из ключевых для понимания современного миропорядка феноменов — возникновение микрогосударств, которые торгуют собственным суверенитетом, создавая на своих крошечных территориях гигантские офшорные зоны".

"По оценкам ОЭСР, в 2010 году объем находящихся в офшорном секторе финансовых активов составлял от 21 до 31 триллиона долларов. По последним оценкам в 2015 году его объем составляет от 24 до 26 триллионов долларов. К этому надо прибавить до 10 триллионов долларов материальных активов типа недвижимости, яхт, драгоценностей, частных самолетов, нефтяных скважин, объектов искусства и т. п., юридически спрятанных в офшорах своими владельцами от налогообложения, конфискации или раздела имущества в случае развода [6].

До 90% этого богатства принадлежит менее 10 миллионам человек или 0,014 населения Земли.

Какова природа офшорных юрисдикций? География и климат имеют значение. Большинство из них представляют собой наногосударства — крохотные земли или острова, часто расположенные в теплых тропических зонах. В таких местах издержки на инфраструктуру (а это важнейшая часть государственных расходов) минимальны. При этом все подобные юрисдикции обладают полноценным суверенитетом и вытекающими из этого правами, включая создание законов и юридических лиц. Двенадцать из тридцати крупнейших «офшорных гаваней» обладают территорией меньше тысячи квадратных километров, а четырнадцать из них — населением меньше миллиона. Все вместе они занимают 0,23% земной поверхности. Но при этом являются держателями от 10 до 15% мировых финансовых активов; через эти точечки на карте мира проходит до половины всех финансовых трансакций в денежном выражении.

Если отделить суверенитет от территории, им можно торговать в розницу. Кроме банковских счетов, защищенных режимом секретности, офшоры специализируются на производстве и экспорте юридических лиц (т. е. продают их нерезидентам). Эти юридические лица защищены секретностью и законом — как правило, английским правом, чтобы иметь доступ к английским судам. Ничтожные налоги и отсутствие бухгалтерской отчетности минимизируют затраты на обслуживание таких юридических лиц, но дают все права для ведения экономической деятельности в масштабах планеты. Владельцы таких компаний оптимизируют налоги, избегая прозрачности для правительств тех стран, на территории которых они ведут бизнес. Суверенные экспортеры юридических оболочек, в свою очередь, получают достаточную прибыль, чтобы поддерживать максимально либеральный налоговый и отчетный режим [7].

В одном из старейших офшоров, княжестве Лихтенштейн (примерно 24 км в длину и 6 км в ширину), зарегистрировано около 74 тысяч компаний, что вдвое превышает количество его жителей. На Каймановых островах зарегистрировано 279 банков и более 600 тысяч компаний; в расположенном там офисном центре Ugland House, например, значится 18 тысяч компаний, а работает всего 241 человек [8]. По разным оценкам, всего в офшорном секторе зарегистрировано от 1,7 до 3,5 миллионов юридических лиц, что сопоставимо с их числом в ФРГ, Италии или России. Таким образом, глобальная специализация этих наногосударств состоит в массовом производстве юридических лиц на экспорт, что, в силу географических и политических причин, а также эффекта масштаба, получается у них гораздо дешевле, чем у остальных.
Офшорный сектор, однако, порождает все более острые идеологические и политические конфликты. С одной стороны, он олицетворяет либерализм и свободу движения капитала. Его сторонники указывают на то, что конкуренция юрисдикций оздоровляет экономику, поскольку ставит пределы налоговым аппетитам территориальных государств, позволяет более оперативно переносить производство в масштабах мира исходя из соображений эффективности. С другой стороны, критики глобализации справедливо указывают, что офшоры используются для того, чтобы уходить от налогов, выводить прибыль из тех стран, где она производится, делая ее недоступной для учета — скрывать богатства меньшинства от большинства. Это похоже на теневую экономику для богатых.

Но если традиционная теневая экономика ограничена сетями личных связей, то офшорный сектор имеет глобальный масштаб и самые совершенные финансовые инструменты".

Приведенный отрывок имеет также отношение к теме попыток улучшения капитализма, не выходя за его рамки.
Автор пишет о второй волне роста оффшорного сектора как реакции капиталистической системы на (условно) левый поворот в конце 60-х годов:
"В Великобритании к власти пришла партия лейбористов, акции протеста парижских студентов обещали разжечь новую революцию в континентальной Европе, а в США активизировалось движение рабочих и защитников гражданских прав. Все это побудило правительства повысить налоги и расширить систему социального обеспечения. В ответ на эти изменения группа юристов создала особые правовые режимы на островах Карибского бассейна, в частности на Каймановых и Британских Виргинских островах, которые стали называть «офшорами» [3]"

Такова судьба любого "левого" поворота, который боится выйти за рамки капиталистической системы.

И мне тема офшоров интересна только в связи с радикальной критикой капитализма. Необходим полный демонтаж системы, со всей этой частной собственностью и т. д. Фантазии о возможности какого-то контроля над Мистерами Миллиардами, над крупной буржуазией — не просто наивность, как вера в возможность справедливости и равенстства вм капиталистическом обществе. Это ближе к каким-то невротическим играм (по Берну), либо шизоиграм, либо что-то в этом духе. Заключенный, верящий в то, что в его тюрьме всё пронизано равенством и свободой (не совсем корректный пример, но ничего))).
А как ещё? Соглашаться в тем, что горстка Миллиардов будет иметь колоссальную власть, но не будут её использовать, не будут делать всё (абсолютно) ради сохранения и воспроизводства той системы, которая гарантирует им эту власть. Вообще, власть — это система отношений, а не какая-то сущность или сила которой обладает кто-либо. Поэтому-то и нужно менять саму систему отношений, не «наивно» верить в «улучшении» ситуации после смены какого-то отдельного президента, отстранения чиновников, наказания какого-то отдельного буржуя)) Это будет работа на воспроизводство патологической системы отношений.
Tags: антикапитализм, власть, шизо
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment