?

Log in

No account? Create an account

al_ven


твои следы и есть твоя дорога

от фрагмента к фрагменту


Previous Entry Share Next Entry
Потреблённое «мрачное будущее». О (пост-)апокалиптике
al_ven
Не в первый раз об этом пишу, но жанр популярный и пользуется спросом, поэтому сложно оставить его без внимания. На этот раз в качестве характерных примеров будут Ричард Мэтисон («Я - легенда») и Паоло Бачигапули («Заводная», «Разрушители кораблей» и «Водяной нож»).
Темы — посапокалиписис, капитализм, потребление и как довести до бунта существо, запрограммированное только на подчинение
Постапокалипсис — жанр, конечно, любопытный и странный; первостепенное значение заключается в понимании контекста в котором он существует. Если говорить о позитивном (конструктивном) посыле произведений этого жанра, то он, возможно, заключается описании тех проблем и тенденций современности, которые могут привести к катастрофе.Иными словами, писатель как «канарейка в шахте». Но для этого требуется, так сказать, некоторая база — возможность причинно-следственные связи, навыки системного или комплексного, контекстуального (тут разные есть термины) мышления и т. д. (что касается и читателей, и писателей). Например, ужасы, связанные с тотальной нехваткой воды и радикальным ограничением на её потребление («Водяной нож») - они могут возникнуть не на пустом месте, не потому, вдруг «просто» закончились запасы воды». Или тема власти монструазных мегакорпораций, развившихся в космических масштабах (об этом я писал ранее здесь). Или тема всяких экологических катастроф...
И нехватка воды, и власть мегакорпораций — всё это является логическим продолжением, закономерным и изменениеями общества, основанного на классовом и социальном неравенстве, а оно в свою очередь основывается на вполне определённом экономическом строе. И это всё ваша частная собственность, господа буржуазные писатели))) Право частной собственности на воду, на природные ресурсы, на средства производства... ну а что вы хотели?))) Проблемы, на мой взгляд, куда глубже и сложнее, поэтому говорить только проблеме частной собственности тоже неверно, тут много о чём ещё надо сказать, но не здесь и не сейчас))
Если не мыслить таким вот образом, то вся эта «социальная фантастика» превратится просто в очередную страшилку, или в симулякр.
Паоло Бачигалупи вначале меня заинтересовал романом «Заводная», И, скорее, не темой постапокалипсиса, а историей с «заводной», с «существом» (или «новым человеком»), сконструированным генетически т запрограммированным на полное о абсолютное послушание человеку. В книге это женщина, поэтому тут ещё затронута и тема сексуальной эксплуатации — с ней можно делать абсолютно всё и она сама должна получать удовольствие от всего, даже во время жесткого изнасилования и унижений. В конце концов любители власти и эксплуатации довели её до совершенно неожиданного бунта, беспощадного, но не бессмысленного. Бунт этот произошёл не внезапно, автор показал как в её душе зрело недовольство, осознание неправильности происходящего и протест, но... Эту важнейшую тему он не раскрыл в должной мере. С одной стороны, автор говорит (и не только в «Заводной») - гены это далеко не всё, они не определяют всего, но вот ЧТО ещё важно, это не раскрывается, а можно было бы, если уж ты тяготеешь к научной фантастике и социальной проблематике. Да и сама эта тема генетического конструирования послушных (и любых других) особей сейчас уже ближе не к науке, а к мифологии, устаревшей, но весьма живучей. Ну какой может быть протест и бунт, если «все решают гены», а особь сконструирована исключительно для послушания? А вот показать сложность, многогранность и противоречивость всей социальной среды, отношений, коммуникации, предписаний, самого языка и т. д. - это, конечно, посложнее, но в тоже время — безумно интересно! Вместо примитивного линейного авторитаризма и подавления показать процессы социального научения, нелинейность, самоорганизацию живых систем, аутопоэзис... Гораздо актуальнее говорить не о фантазиях о конструировании абсолютно послушных особей, а, например, о предписании быть свободным, активным, самостоятельным и т. д., а также даблбайндовый характер таких предписаний. О глубоко противоречивом характере любых социальных перемен, о диалектике...
Короче говоря, Бачигалупи в итоге меня сильно разочаровал. По всем, как говорится, параметрам. В формате аудиокниги прослушать можно, но читать я бы не стал, на такое времени жалко.

«Я - легенда» Ричарда Мэтисона считается культовым произведением и написано он уже давно, но я прочитал (прослушал) его только сейчас.
С художественной точки зрения книга Мэтисона мне понравилась. Довольно хороший язык, стиль, особенно в сравнении со многими современными фантастами, даже признанными и отмеченными престижными премиями. Может быть и стоит ещё почитать Матесона, но этот жанр (близкий к хоррору, фэнтази) — всё-таки не моё. И «Я-легенда» в моём восприятии является не более чем эффектной страшилкой. Такого рода апокалипсис (как в книге) практически неотвратим, он не вытекает напрямую из каких-либо тенденций развития социума. Поэтому я могу в таких книгах найти лишь материал для того, чтобы заняться интерпретациями с помощью психоанализа, постюнгианства или экзистенциальной психологии. Игра на страхе смерти и экзистенциальных проблемах, отношения с Тенью, образы родителей и пр. Или рассматривать все эти ужастики с точки зрения маскировки социальных проблем, осознание которых вытесняется.
Впрочем в «Я — легенде» мне понравились три момента — попытка научных изысканий Нэвилла в ситуации, когда это почти лишено смысла — этакая тяга к познанию; очень пронзительный эпизод с собакой; и красочное (со знанием дела, вероятно))) описание погружения Нэвилла в пьянство. И в итоге «познавательная» линия оказывается действительно совершенно бесполезной, что мне уже совсем не понравилось))) Нет, не нравится мне муссирование темы безвыходности.
Все эти рассказы про мрачное будущее служат, скорее всего, смазкой, которая должна сгладить приспособление к проблемам современности — как-бы плохо не было сейчас, в будущем будет ещё хуже, что делать - «да все бесполезно», «ничего нельзя изменить»....
Конечно, я хорошо понимаю, что истории про мрачное будущее могут воспринимать очень по-разному, но в целом, как явление масскультуры, они стали просто симулякром. Или удобным для потребления продуктом.