al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

Керченская трагедия и новые "герои" - 2

Разное сейчас пишут, комментируют — ищут виновных, ищут причины, спрашивают — «что нужно сделать, чтобы такого больше не было?» и т,д. И отвечают — одни считают виноватым государство, другие — школу или систему образования, левые свои причины находят… но я думаю в несколько другом направлении.
Да очень многое в социуме может начать подталкивать (термин-то какой мне спонтанно пришел в голову! - а я не стремился сознательно делать отсылку к новомодной теории «подталкивания») психику в этом направлении, либо в каком-то другом направлении деструктивного (в т.ч. и ауто-) толка, многое в социуме может просто сломать психику, но такие перемены как правило не происходят быстро. И вот когда начинается что-то в таком духе, всегда есть возможность «перехватить» такие изменения. Но для этого нужны условия, которых тоже как правило нет.
Я имею ввиду культуру (психологическую) человеческих отношений и психологическую грамотность. Все это хорошо известно и довольно просто. Умение общаться, слушать, понимать других, эмпатия, а также умение понимать самого себя — без последнего не получится первое и наоборот. И все это вопрос научения. По сути, ничего сложного, но… Процесс не как правило не идёт, не запускается. Люди научаются непонимать — ни других, ни себя, ни окружающий мир. У существующей социальной организации (везде, в ц елом, а не в какой-то отдельной стране) есть запрос на человека в качестве винтика, а не на создание хомо сапиенса. А деформирование психики, которое в определённых случаях приводит к подобных трагедиям — это, грубо говоря, побочный такой ситуации.
Если у ребенка, у подростка, либо у взрослого человека начинаются какие-то проблемы (а они бывают у всех), если просто что-то идет не так, если возникают вопросы без ответа, каждый человек должен иметь возможность

элементарно выразить все это. Перед своими близкими, друзьями, знакомыми… И знать, что его готовы искренне и по-человечески выслушать и попытаться понять и поддержать, а не отвергнуть, не дискредитировать, не обесценить. У любого преступника, у любого деструктора (причем любого масштаба) обязательно бывает такой период, когда его психика только начинает формироваться в этом направлении (я, естественно, не рассматриваю всякую глупую мифологию про гены и инстинкты). Первые звоночки всегда есть, а проявления могут быть самые разнообразные — от повышения уровня враждебности, раздражительности, подавленность, психосоматика и пр. - всё уже давно описано, причем с точек зрения различных психотерапевтических подходов!
Просто (или так - «просто») нужны здоровые человеческие отношения, в которых люди (дети, подростки) моги бы выражать все то, что их беспокоит, тревожит, угнетает, заботит, да вообще любые свои мысли и переживания (и учиться выражать себя, совместно со всеми участниками отношений). И делать это можно по-разному, нет ничего лучше творческого подхода. Повторюсь, специалисты пишут об этом давно и каждый со своей колокольни. Так, один психоаналитик (или постюнгианец) писал о том, что было бы неплохо, если в семьях появилась бы традиция свободно рассказывать, например, за завтраком о любых своих сновидениях, без всякой цензуры. Эта идея совсем не поверхностна, если кому-то может так показаться, и я полностью поддерживаю такие предложения, если только не сводить все к чему-то узкому и однотипному.
Чтобы уметь понимать других людей, нужно уметь понимать самого себя и быть честным с самим собой. И вот это, вероятно, несколько сложнее… Этому тоже нужно учиться.
Почему родители не понимают своих детей, в том числе и на эмоциональном уровне? А как они могут понимать детей, со всеми их внутренними переживаниями, проблемами и вопросами, если они отказываются понимать самих себя. Любой усредненный взрослый (родитель) как правило тащит за собой (в своем бессознательном) немалый груз нерешенных и нерешаемых своих проблем, на которые он сам боится взглянуть. Гармоничный брак, гармоничные отношения — большая редкость; обычный брак — это клубок проблем. Родители обычно боятся даже самим себе и друг другу признаться в том, чем были их отношения с самого начала и (или) во что они превратились, они к самим себе невнимательны, как можно ожидать, что они к детям будут внимательны? Помимо отношенческих проблем, мало кто всерьёз готов задумываться о таких вопросах, как смысл жизни, и вообще об экзистенциальных проблемах. Все вытесняется и остается без ответа. Также очень немногие готовы задумываться о том, насколько они удовлетворены своей работой и вообще тем чем посвящается столько жизненного времени и т. д.
Таким образом, средний «нормальный» человек успешно научается эффективно отмахиваться как от всевозможных собственных тревог, переживаний, вопросов и пр., «мешающих» ему быть «нормальным», так и, например, и от каких-либо перемен в поведении и эмоциональном состоянии своего ребенка (да и кого угодно другого).
При этом я, разумеется, далек от мысли, что чуткость и внимательность к детям должна быть поставлена на службу механической «нормализации», чтобы опять изготавливать винтиков, чтобы никто не мешал работе не особо человечной Мегамашине. Любой симптом — это реакция на контекст, на существующую систему отношений; или, можно сказать и так, любой симптом это часть уже существующей и более широкой проблемы, поэму пытаться точечно «хирургически» устранять симптом — неверный, на мой взгляд, путь. Действия по решению проблемы не должны становиться частью проблемы, ибо тогда все будет бессмысленно.
Грамотное внимание к детям (и взрослым) начинающим испытывать серьезные проблемы, которые могут увести их на путь деструктивности, может помочь им сделать настоящий выбор и они поймут, что можно становиться не разрушителями реальности, а создателями новой реальности (уж это гораздо более интересный и увлекательный процесс, даже если он не лишен проблем и драматизма), как бы пафосно это не звучало, но я бы предложил посмотреть на это как процесс создания историй, то есть с точки зрения нарративной терапии. Я уже как-то писал об этом направлении, в котором мне многое близко. Здесь все записи и отдельно о книге Фридман, Дж. Конструирование иных реальностей: Истории и рассказы как терапия - здесь и здесь.

Разве было бы плохо, если бы из потенциальных деструкторов формировались, например, социальные активисты любого толка. Только не деструктивного. Левые, не-левые, зеленые, просветители, ученые типа Бурдье, Касториадиса и Гваттари, совмещающие научные исследования и активизм.
И мне также сложно не вспомнить книгу Фромма «Анатомия человеческой деструктивности», которую по-прежнему считаю одной из наиболее важных (для меня) . И судя по той информации о керченском стрелке, которая появляется в СМИ, даже с поправкой все неизбежные искажения, эта история может быть объяснена и понята на основе теории Фромма.

Еще конечно можно вспомнить о методе Ненасильственного общения (NVC, ННО) (вопросы перевода термина мы уже обсуждали) здесь и здесь.




Tags: Фромм, агрессия, антикапитализм, деструктивность, насилие, психоанализ, психология капитализма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments