?

Log in

No account? Create an account

al_ven


твои следы и есть твоя дорога

от фрагмента к фрагменту


Previous Entry Share Next Entry
Видоизмененный углерод
al_ven
Попытался я все-таки посмотреть этот сериал, но… безуспешно. Зато в очередной раз задумался о некоторых вопросах, которые там были затронуты; именно главным образом о них я и хочу сказать. Книгу-то я прослушал (аудио) ещё года два назад и она оставила у меня весьма смешанное впечатление — кое-что заинтересовало, затронуты социальные темы (неравенство, автор — вроде бы леволиберал!)), даже немного экзистенциальные, но стиль — не мое; да и порой слишком уж походит на коммерческий продукт.
В силу того, что я смотрел сериал с нарастающим чувством разочарования (и закончил на третьей серии), отмечал, конечно, негативные моменты.
Самое начало истории. Пересказывать ее полностью я конечно не буду (пересказ есть в википедии), но суть начала состоит в том, что осужденный и пребывающий в тюрьме в состоянии глубокой заморозки главный герой (суперспецагент)) вызывается к жизни сверхбогатым человеком, нанимающим его для расследования так сказать попытки своего убийства. Опять получается - «богатые дают работу», а тут ещё и возвращают к жизни, по сути; эти богачи конечно мерзкие и опасные типы, но они же «многое делают для общества», «создают рабочие места», поэтому нельзя без них — такая шизофрения обыденной жизни при капитализме))) Может я конечно придираюсь, сюжет-то не нов — буржуй нанимает бывшего полицейского (частного детектива, агента спецслужб, военного и т. п.) для расследования какого-то дела, это да, но тут все выглядит именно как возвращение к жизни и дальнейшее освобождение. В обычных-то жанрах (не фантастика) как правило нанимаемый вполне может отказаться от предложения и спокойно жить дальше.
А здесь, в «Видоизмененном углероде», вроде и есть антибуржуазные мотивы, например, очень нелицеприятные образы сверхбогатых, показана и их готовность ко всяким нехорошим, даже отвратительным действиям, но… Еще большой вопрос, можно ли это назвать антибуржуазным фильмом (и книгой). Хотя, безусловно, многое зависит от восприятия (я, например, считаю в определенном смысле антибуржуазным все телевидение, потому что оно во всей красе демонстрирует как деградирует при капитализме культура)))
В от ношении Видоизмененного углерода дело вот ещё в чем. Можно сколько угодно и очень ярко, и даже оригинально демонстрировать образы «зла», коими в данном случае являются сверхбогатые. Но если при этом не понимания реального проблем и устройства общества, если нет понимания той социально-экономической «механики», благодаря которой появляются эти самые сверхбогатые, то с точки зрения социальной критики все это бесполезно (на месте «зла» могут находится, например, преступность, наркомафия, терроризм и пр.). Тогда все это будет мышлением и критикой проблем, которые сами становятся частью проблемы, которую как-бы критикуют.
Таким образом, зафиксировав несколько сомнительных моментов по идейной части)), и окончательно убедившись, что создатели этого сериала, несмотря на весьма щедрую поддержку мирового капитала)) и мастеров компьютерной графики, безумно далеки от искусства работать с образами, как это делал, например, совсем недавно ушедший Бертолуччи, то есть в художественном плане там сложно ожидать чего-либо интересного, я закончил просмотр на третьей серии и продолжать не планирую. И больше про него писать как-то не интересно.

А вот попытаться получше понять, так сказать, карту мира обывателя и то, какое место там занимают образы богатых (крупной буржуазии), и исследовать сами эти образы — вот это по-настоящему интересно. Не могу конечно сказать, что именно просмотр сериала меня на это раз подтолкнул к этой теме, на самом деле я нередко в обычных разговорах о работе подмечаю своеобразное (в моем понимании) отношение к богатым. Да, все выглядит так, как я об этом писал выше — от богатых «простые люди» хотят работы денег (хоть каких-то). И я бы обратился здесь к фрейдомарксизму, который, на мой взгляд, далеко не исчерпал своего критического и аналитического потенциала (просто надо творчески к нему относится)). Богатый, крупный буржуа — это Отец, Всесильный Отец. При этом обыватель как правило совсем не стремится «занять его место», «убив» его, нет — ему достаточно продолжать оставаться зависимым ребенком, от чего он, кстати, получает свои дивиденды. В принципе, я меньше всего хочу ограничиваться одним психоанализом и фрейдомарксизмом; потом как-нибудь разовью эти мысли. Тут и трансактный анализ можно использовать, и теорию коммуникации, используемую в системной терапии, и концепцию просвещенного цинизма Слотердайка…
Интерпретации тут могут быть как в русле классического психоанализа, так и более широкие. Совсем не обязательно сразу искать фаллические символы. Богатые, буржуазия как класс, это Могущественные Родители, которые обладают неизмеримо большими возможностями, чем дети-обыватели; они даже могут производить сами возможности, они могут производить производство, законы, правила… Старые фрейдовские формулировки слишком узкие. Дело не в том, что Отец занимает вожделенное место рядом с Матерью, а в том что у него просто огромные возможности делать то, что ребенок делать не может.
И, увы, я слишком часто вижу либо желание работать при богатых, либо удовлетворенность от такого своего положения, несмотря на сложное двойственное отношение к своим работодателям.
Ещё я вижу массовый страх перед ними (капиталистами) — они же могут выкинуть одних детей и нанять других, а также заменить их роботами. Гарантии полной занятости при капитализме нет и не будет, а работа это деньги, а значит жизнь, опять же в условиях капитализма; поэтому страх быть отвергнутым капиталистом — это как страх быть отвергнутым родителями, то прямая угроза жизни. Но страх перед всесильным капиталистом как правило подавляется и смещается на, например, чиновника или мигрантов. Или на Президента. От госвласти тоже много проблем, но основная проблема - в слиянии Большого Капитала и госвласти, о чем предупреждали марксисты очень-очень давно.
Помимо страха есть конечно стремление подражать, очень похожее на карго-культ)), и который давно используется для манипулирования потребителями ( по Зиммелю, богатые пытаются сконструировать границу, отделяющую их от большинства с помощью новых моделей потребления, массы, ориентируясь на них, пытаются догнать, а богатые, уходя от этого символического преследования, придумывают все новые символы отличия, а Бодрийяр провел ещё более изощренный анализ), да и конечно система отношений в обществе гораздо сложнее, запутаннее и парадоксальнее, чем я тут написал.
Таким образом, психологически капитализм базируется на глубоком регрессе и инфантилизации. Он порождает такую психологию, а она, свою очередь, требует воспроизводства соответствующих отношений — со Всемогущими Родителями, зависимостью и пр.