?

Log in

No account? Create an account

al_ven


твои следы и есть твоя дорога

от фрагмента к фрагменту


Previous Entry Share Next Entry
О страхах
al_ven

В продолжении темы из предыдущей записи. Цитаты и ссылки (дублирую из ВК)

Кори Робин "Страх. История политической идеи"
"…самый заметный политический страх, наиболее глубоко структурирующий наши жизни и определяющий границы наших возможностей, — это страх менее сильных перед более сильными…


...важнейшей формой страха является страх обычных американцев (цитируя американского социолога, мы тем самым вовсе не хотим сказать, что капиталистическая Россия хоть чем-то отличается от США в лучшую строну - прим. Психологов...) перед вышестоящими, поддерживающими и пользующимися несправедливостью в повседневной жизни. Это репрессивный тип страха, сковывающий действия слабых и дающий возможность действовать сильным. Он является гарантом того, что безвластные будут считаться с высказанными или подразумевающимися желаниями их начальства либо просто не делать ничего для противостояния или подрыва существующей системы распределения власти. Такие страхи оказываются определяющими для власть предержащих, поскольку дают им возможность спокойно преследовать свои собственные цели и гарантируют им, что они смогут пользоваться своим положением еще некоторое время.
Неплохим пунктом для начала расследования об устрашении в современной Америке является рабочее место, ведь именно здесь, среди нерегулируемой практики найма и увольнения, повышения и понижения, в тесных связях подчиняющих и подчиняющихся, работодателя и работника, контролеров и контролируемых, оно носит особенно вредоносный характер. Несмотря на то что взрослые американцы проводят основную массу времени на работе и что деловая пресса открыто признает, что рабочее место никогда не было свободно и не должно быть свободно от страха, и страх может быть мощным инструментом менеджмента, рабочее место остается обширнейшей terra incognita , скрытой от общественного обозрения за башнями судебных разбирательств и политического безразличия42.
Посредством угроз увольнения, понижения, притеснений и других санкций менеджеры и работодатели пытаются подавлять речь и действия, обезопасить себя от противоречий и противодействия со стороны работников. Работодатели действуют так не потому, что они жестоки, но потому, что верят, как пишет бывший руководитель Intel ceo Эндрю Гроув в своей книге «Выживают только параноики», что страх подстегивает лихорадочный темп современной промышленности и является основным двигателем политической экономии43.
...именно сочетание угрозы позитивным перспективам и негативных санкций порождает страх; в первую очередь страх, обусловленный карьерными соображениями, который является мощным стимулом для действий. И работодатели это понимают. Эндрю Гроув, бывший глава корпорации «Интел», которому нравилось иметь в руке дубинку и стучать ею по столу во время общения с работниками, в 1996 году написал книгу «Выживают только параноики». В ней он представил евангелие американской компании: «Выдающийся гуру У Эдвардс Диминг выступал за распространение страха в корпорациях. Меня смущает простодушие данного вердикта. Важнейшая задача управленческого звена — создавать атмосферу, в которой люди беззаветно стремятся к рыночному успеху. Страх перед конкуренцией, страх банкротства, страх перед ошибкой, страх поражения — все это может быть мощными элементами мотивации. Как мы культивируем в наших работниках страх поражения? Нам удается это делать только потому, что мы сами его испытываем»44…
Читать полностью https://vk.com/@redpsychology-kori-robin-strah

З.Бауман : Для чего нужна бедность?(из книги «Индивидуализированное общество»)
"Карл Маркс однажды – во времена только еще формировавшегося, дикого и необузданного капитализма, слишком малограмотного, чтобы рас­шифровать даже ясные предострежения – ска­зал, что рабочие не могут освободиться сами, не освободив и всех остальных членов общества. Сегодня, в эпоху триумфа капитализма, не нуждающегося в предостережениях и даже границах, можно сказать, что все человечество не может освободиться от атмосферы стра­ха и бессилия, если беднейшая его часть не освободится от нужды и бедности.
Короче говоря: наличие большой армии бедняков и широко известная бедственность их положения являются для существующего порядка важ­нейшим и, возможно, даже решающим, уравновешивающим фактором. Его значение заключается в смягчении восприятия условий жизни потребителя, пребывающего в вечной неопределенности, условий которые в иной ситуации выглядели бы отталкивающими и отвратительными. Чем безысходней в их восприятии нужда и бесчеловечность существования бедняков, живущих в других странах или на соседней улице, тем лучше они играют свою роль в той драме, сценария которой они не писали и на которую не проходили проб.

С давних времен людей вынуждают мириться с судьбой, какой бы суровой она ни была, для чего им демонстрируют красочные картинки ада, готового поглотить всякого бунтовщика. Подобно атрибутам того света, предназначенным для этих целей, преисподняя перенесена сегодня на землю, прочно укоренена в мирскую жизнь и представлена в виде, готовом для мгновенного употребления. Нынешние бедняки – это коллективный «другой» перепуганных потребителей; они теперь олицетворяют ад, причем гораздо более осязаемо и убедительно,
чем это показано в книге Сартра «За закрытой дверью».

Один только вид бедных держит обеспеченных в состоянии страха и покорности. Тем самым он увековечивает их жизнь в условиях неопределенности. Он подсказывает им, что непреодолимое нарастание «гибкости» мира и рискованности своего положения следует либо терпеть, либо принимать за данное и переносить с покорностью. Этот вид ограничивает их воображение и связывает руки. Они не отваживаются вообразить иной мир и становятся слишком осмотрительными, чтобы попытаться изменить этот. И пока такое положение сохраняется, шансы [на возрождение] автономного самоучреждающегося общества, на установление демократической республики, основанной на принципах гражданства, остаются, мягко говоря, ничтожными и туманными.
Все это представляет собой вполне достаточную причину для того, чтобы политическая экономия неопределенности рассматривала «проблему бедности» в качестве неотъемлемого своего элемента, но либо в терминах за­конности и правопорядка, либо как объект для гуманитарной заботы – и никак не иначе и не более чем так.
...Сокращение масштабов занятости не является, однако, единственным основанием для подобного чувства. Те рабочие места, которые еще сохранились, не защищены от непредсказуемых вызовов будущего; можно сказать, что в наши дни работа становится для человека ежедневной подготовкой к тому, чтобы оказаться лишним. «Политическая экономия неуверенности» позаботилась о том, чтобы тра­диционные рубежи обороны были демонтированы, а войска, занимавшие эти позиции, – демобилизованы. Труд стал «гибким», а на повседневном языке это означает, что работодателю легче стало увольнять работников в любой момент и без компенсации, солидарные же – и потому эффективные – действия профсоюзов по защите несправедливо уволенных все больше выглядят как несбыточная мечта..."
https://vk.com/@redpsychology-z-bauman-dlya-chego-nuz..



Ролло Мэй, классик экзистенциальной психотерапии, книга «Смысл тревоги»
"Манхейм: «Важно помнить, что наше общество переживает не кратковременный период беспокойства, но радикальное изменение своей структуры». Так, во времена безработицы человека беспокоит не только временная потеря средств к существованию:
«Катастрофа [в связи с безработицей] заключается не только в том, что у человека исчезает возможность найти себе работу, но и в том, что его сложная эмоциональная система, тесно связанная с налаженной работой социальных институтов, теряет объект, на котором она могла бы фиксироваться. Маленькие цели, на которые человек направлял все свои силы, внезапно исчезают, и теперь он потерял место работы, ежедневное занятие и возможность использовать свои конкретные способности, сформировавшиеся в течение долгого периода обучения. Более того, его привычные желания и импульсы остаются неудовлетворенными. Даже если его обеспечивают средствами, например, если он получает пособие по безработице, вся организация его жизни, все стремления его семьи оказываются уничтоженными»
Как я предполагаю, распространенность тревоги в наше время объясняется тем, что под угрозой оказались сами ценности и нормы, лежащие в основе нашей культуры.
А также: Ролло Мэй о порочном круге конкуренции, враждебности и тревоги
https://vk.com/@redpsychology-rollo-mei-o-porochnom-k..

Пьер Бурдье. Негарантированность повсюду
"Сегодня стало ясно, что негарантированность вездесуща. Ее можно увидеть в частном и общественном секторе, где многократно возросло число ограниченных по сроку контрактов и рабочих мест на неполное время занятости, на предприятиях промышленности и в учреждениях по производству и распространению культуры, в образовании, журналистике, в СМИ и т. д. Почти повсюду она оказывает одинаковое воздействие, которое проявляется особенно четко в крайнем варианте – у безработных: деструктурирование жизни, лишенной, в частности, своих временных структур и проистекающий отсюда упадок любых связей с миром, с пространством и со временем. Негарантированность глубоко поражает тех, кто страдает от нее.
Сталкивая человека с неопределенностью будущего, она одновременно лишает свои жертвы всякой возможности рационального планирования будущего, лишает их того минимума надежды и веры в будущее, который необходим для коллективных действий против невыносимого настоящего.
К этим последствиям негарантированности для тех, кто непосредственно затронут ею, добавляется воздействие на тех, кто, на первый взгляд, оказывается ею пощаженным. О ней невозможно забыть, она всегда присутствует во всех головах...
Негарантированность не оставляет в покое ни сознательное, ни бессознательное. Существование обширной резервной армии, которую из-за перепроизводства дипломов можно обнаружить далеко не только среди лиц с низкой квалификацией, внушает каждому наемному работнику чувство, что он отнюдь не является незаменимым и что его работа, его место служит, в известной мере, привилегией, правда, весьма хрупкой и находящейся под постоянной угрозой (об этом ему напоминают, по крайней мере, его работодатель при малейшей ошибке и журналисты при ближайшей забастовке).
Объективная ненадежность положения способствует всеобщей субъективной неуверенности, поражающей сегодня в условиях высокоразвитого народного хозяйства всех наемных работников, включая тех, кто вообще не затронут ею или затронут косвенно.

...Негарантированность – это часть новой формы господства, которая опирается на утверждение негарантированности как всеобщего длительного состояния и преследует цель побудить наемных работников покориться и согласиться со своей эксплуатацией и отчуждением. Для характеристики этой формы господства, по своим воздействиям сильно похожей на дикий капитализм эпохи ранней индустриализации, но совершенно беспримерной, кто-то предложил точную и выразительную концепцию флексплуатации (от слов «флексибль» - гибкий и «эксплуатация»).
Это понятие весьма точно выражает сознательное использование негарантированности."
https://vk.com/@redpsychology-per-burde-negarantirova..

Это конечно далеко не все по данной теме. Надо и через теорию даблбайнда посмотреть на эти проблемы, но как-нибудь в другой раз.