al_ven (al_ven) wrote,
al_ven
al_ven

Categories:

Бредовая экономика, бредовая работа. Памяти Д. Гребера

2 сентября в возрасте 59 лет умер Дэвид Грэбер. Он был, наверное, одной и наиболее значимых фигур в левом движении. О причинах смерти информации нет, я найти не мог.
Про "Бредовую работу" я недавно писал в ЖЖ, а также здесь.
"Книги Грэбера оказывают терапевтическое воздействие - они по-дружески, но основательно доносят до читателя простую мысль: Нет, это не нормально. Нет, мир бывает устроен иначе. Нет, те, кто убеждает вас в обратном, врут" (социолог Г. Юдин).
И действительно, его "Бредовая работа" выстроена психологически очень правильно. Да, тут можно высказать претензии с точки зрения теории марксизма - уход от темы классовых отношений и т.п., но есть ли смысл всегда и везде настаивать именно на таких формулировках, если нас просто не слышат? А Гребер просто дал слово тем, кто глубоко переживает бессмысленность (бредовость) своей работы, а значит, возможно, и жизни, но неудовлетворенность и неверие в капиталистическую систему - точно, пусть это и не всегда ясно осознается. Такие книги, такие истории, такие голоса и такие инициативы могут сыграть важную роль в радикальном изменении общества.
Пусть для меня Гребер не относился к САМЫМ интересным и самым глубоким мыслителям, но интересных и важных идей у него хватало, не говоря уже о его деятельности (Оккупируй Уолл-Стрит чего только стоит). Решил, наконец, посмотреть его "Утопию правил" - там там тоже очень неплохо про структурное неравенство и структурное насилие, порождающие искаженные структуры воображения.
И про пандемию коронавируса он тоже хорошо говорил, в своем последнем выступлении.

"Во время пандемии мировая экономика была поставлена на паузу, а многие работники оказались дома, предоставленные самим себе. Сейчас, когда по всему миру обсуждаются меры по восстановлению экономики и возвращению к докарантинному статус-кво, раздается и несколько скептических голосов. Американский антрополог Дэвид Гребер, автор книги «Бредовая работа», — один из них. В своей статье для французского издания Liberation, написанной незадолго до своей гибели, он предлагает переосмыслить предпосылки, которые позволяют нам ставить экономику выше человеческих жизней.

"В Великобритании и Америке постоянно говорят о необходимости «перезапустить экономику», «поднять нашу экономику и заставить ее работать» и другие подобные фразы. Звучит так, будто экономика — это какая-то огромная жужжащая турбина, которую временно отключили и которую нужно заново запустить. Нас часто подталкивают думать об экономике именно так, хотя раньше говорили, что это машина, которая в основном работает сама по себе. У нее определенно не было кнопок «пауза» или «выключить», а если и были, то нажатие на них могло закончиться только мгновенной катастрофой. Тот факт, что такие кнопки существуют, безусловно, интересен. Но можно задаться вопросом: что именно мы вообще подразумеваем под «экономикой»? В конце концов, если экономика — это просто способ, при помощи которого поддерживается жизнь людей — они кормятся, одеваются, получают жилье и даже развлекаются — то для большинства из нас экономика продолжала отлично работать и во время локдауна. Но если экономика — это не просто предоставление товаров и услуг первой необходимости, тогда что же это?

Очевидно, существует много аспектов социальной жизни — от кафе до боулинга или университетов — которые любой разумный человек хотел бы снова увидеть после карантина. Но большинство людей называют это «жизнью», а не «экономикой». Жизнь — это определенно не то, о чем говорят политики. Но покуда они призывают людей рисковать своими жизнями ради экономики, очень важно понять, что они подразумевают под этим термином.

Хотя сейчас это считается естественным, сама идея существования чего-то, что называется «экономикой», возникла относительно недавно. Это выражение ничего не означало для Лютера, Шекспира и Вольтера. Даже после того, как его существование было широко признано, значение понятия продолжало меняться. Например, когда термин «политическая экономия» впервые вошел в обиход в начале девятнадцатого века, его определение было очень близко к «экологии» (с которой понятие «экономика» этимологически связано). Оба слова отсылали к саморегулирующимся системам, которые при естественном равновесии производили что-то дополнительное (прибыль, рост, природное богатство...) для потребления людей. Теперь, кажется, мы достигли точки, когда «экономика» относится не к механизму обеспечения человеческих потребностей или даже желаний, а скорее к тому самому дополнительному элементу: к тому, что растет с увеличением ВВП. Как мы только что узнали благодаря локдауну, это по большей части пыль в глаза. Другими словами, мы достигли точки, где «экономика» — это в основном кодовое слово для бредовой экономики. Это излишек, но не такой излишек, который ценится за свою бесполезность, как предметы роскоши для аристократов, а излишек, который агрессивно продвигают как сферу необходимого, «полезного», «продуктивного», как нечто сугубо «реалистичное»..."

Г. Юдин:
"Внезапный уход Дэвида Грэбера - чудовищное потрясение для множества людей, на которых он повлиял. Сын рабочих-активистов из Нью-Йорка, Грэбер увлёкся антропологией и провёл полтора года на Мадагаскаре, работая над диссертацией под руководством великого антрополога Маршалла Салинза. Вскоре Грэбер стал величиной, соразмерной своему учителю, превратившись в ведущего политического интеллектуала наших дней.

Антропология научила Грэбера ключевому искусству, которое так часто беспробудно спит глубоко внутри нас - воображению. Умение смотреть на знакомые структуры привычного нам мира как на что-то случайное, необязательное, а порой идиотское и ненужное - в этом Грэбер стал виртуозом. Его наиболее известные книги ставят под вопрос элементы общества, с которыми мы полностью свыклись и которые доставляют нам множество мучений. В 2011-м Грэбер написал книгу "Долг: Первые 5000 лет истории", и она немедленно принесла ему всемирную славу.

На фоне растерянности экономистов по поводу причин финансового кризиса книга предложила глубокое и убедительное объяснение долговых катастроф, регулярно сотрясающих экономику в последние десятилетия. Но главное - в ней узнали себя миллионы людей по всему миру, которые не решаются задать себе вопрос: "Почему я честно тружусь, но постоянно чувствую тяжёлую вину из-за того, что вынужден всё время брать кредиты и жить в долг?"

Затем последовали "Утопия правил" (2015) и "Бредовая работа" (2018). Обе книги стали бестселлерами по той же причине - написанные предельно доступным языком, они прямо обращались к невысказанному беспокойству огромного множества людей "
Tags: антикапитализм, психология капитализма, психология труда
Subscribe

  • Об «экономизации», человеке экономическом и пр.

    Нашел очень неплохую, на мой взгляд, статью Венди Браун «Разрушение демократии: как неолиберализм преобразовывает государство и субъекта",…

  • Индустрия культуры

    Еще раз вспомнил о культуриндустрии (индустрии культуры — понятие, введенное Адорно и Хорхаймером). По-моему, все это по-прежнему очень…

  • про офшоры

    Отрывок из книги социолога В Волкова "Государство, или Цена порядка", посвященный "одному из ключевых для понимания современного…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment