Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Зарплата и социальный контроль в мире капитала

Жан Бодрийяр о неявных формах социального контроля в мире Капитала.
«Помимо того, что зарплата и доходы трудящегося дают капиталу средства для эко­номического капиталовложения (кончилась эпоха наемного труда как эксплуатации, наступает эпоха наемного труда как акционерного участия в капиталистическом обществе — то есть стратегическая функция трудящегося смещается в сторону потребления как обяза­тельной службы обществу), на сегодняшней стадии зарплаты/статуса преобладающим оказывается другое значение слова «вложение» [investissement]: капитал облекает [investit] трудящегося зарплатой как некоторой должностью или ответственностью. Или же он дей­ствует как захватчик, который осаждает [investit] город, — глубоко охватывает его и контролирует все входы и выходы.

Мало того, что капитал посредством зарплаты/дохода заставля­ет производителей пускать деньги в оборот и тем фактически превра­щает их в воспроизводителей капитала, но он еще и более глубоким образом, посредством зарплаты/статуса делает их получателями мате­риальных благ, в том же смысле в каком сам он, капитал, является полу­чателем труда. Каждый пользователь обращается с потребительскими вещами, сведенными к их функциональному статусу производства услуг, подобно тому как и капитал обращается с рабочей силой. Тем самым каждый оказывается инвестирован мыслительным порядком капитала»,

Зарплата "представляет собой таинство вроде крещения (или же соборования), делающее вас полноценным гражданином политического социума капитала".

Collapse )

Job insecurity: восприятие ненадежности рабочего места

"Исследователи выделяют такой феномен, как job insecurity [26, 27]"
Очень интересно было бы почитать, кто и как исследует эту проблему, но переводов по-моему нет. Хотя здесь я  и сам многое могу сказать, опираясь на ряд подходов. Но об этом потом.

"Согласно словарю американской психологической ассоциации [28], insecurity обозначает чувство несоответ- ствия, отсутствие уверенности в себе и бес- покойство о целях, способностях или отноше- ниях с другими. Понятие «job insecurity» было введено в науку Л. Гринхалом и З. Розенблатом (L. Greenhaigh и Z. Rosenblatt) [29], которое они определяли как воспринимаемую невозмож- ность (бессилие, беспомощность) поддержания преемственности и стабильности в ситуации угрозы рабочему месту. Оценка угрозы зависит от восприятия индивидом возможных потерь и субъективной вероятности их возникновения [30‒32]. С. Свит (S. Sweet) [33] и И. А. Петро- ва [34] указывали в данном случае на любую угрозу стабильности, определенности. Таким образом, данное понятие связано с негативным переживанием риска потери работы.

Collapse )

современное рабство и наемный труд

Тут не хватает лишь описания этой ситуации как шизофреногенной (см., например, книгу М. С. Палаццоли "Парадокс и контрпарадокс" - в шизофреногенных играх на определение отношений наложен запрет, метакоммуникация блокируется).
статья  "Работает ли работа" http://antijob.net/library/id1162/

Collapse )

Термины вроде «хозяина» и «раба» не часто используются, в описании договора найма внутри капиталистических рыночных отношений, однако, это не значит, что эти термины не подходят. Избегая таких терминов и, вместо этого, настаивая, что условия договора являются честным, справедливыми и основанными на свободе рабочего распоряжаться своей рабочей силой, система начинает казаться честной, справедливой и свободной. Одна из проблем, связанных с неправильным определением природы отношений работника и нанимателя, это то, что работники испытывают рабство на себе, не осознавая этого. Не важно, какую работу выполняет работник, умственную или ручную, хорошо или плохо оплачиваемую, сущность договора в том, что работник в итоге все равно вынужден подчиняться работодателю. Наниматель всегда прав. Работнику говорят, как работать, где работать, когда работать и над чем работать. Это касается профессоров в университетах и машинистов, юристов и работников химчисток, когда ты работаешь, ты теряешь свое право на самоопределение. Эта потеря свободы остро чувствуется, поэтому многие работники мечтают о своем деле, мечтают быть собственными начальниками, быть самозанятыми. Большинство впрочем, никогда не осуществит свои мечты и будет и дальше обречено продавать свою душу за деньги. Мечта, однако, не исчезает, и тяжесть, несчастье и бессмысленность работы продолжают пожирать их, даже когда они защищают систему своего порабощения.

Это неправильно. Нет ничего священного в договоре найма, что бы защищало его от посягательств и навеки закрепляло как форму трудовой организации. Мы способны воспринимать собственную несчастность в качестве работников не как психологическую проблему, которую можно лечить прозаком, а скорее как естественную человеческую реакцию на подавление. Мы можем представить себе лучший способ работать и можем им воспользоваться прямо сейчас, сегодня, в нашей жизни. Следуя ему, мы сможем освободиться от системы оплачиваемого рабства, подорвать ее и заменить более свободными формами организации труда.

Как должен выглядеть «лучший способ работать»?
...
Если идентичность человека основана на работе, а работа основана на договоре найма, а договор является обманом, значит, наша идентичность основана на лжи."