Tags: Адорно

О Франкфуртской школе

Стюарт Джеффрис - Гранд-отель "Бездна". Биография Франкфуртской школы.
Выборочно почитал - очень заинтересовала книга.
"Адорно полагал, что американское коммерческое радио сродни тоталитарному, знакомому ему по нацистской Германии, которому, по его мнению, было предписано «хорошо развлекать и отвлекать» массы, чтобы лучше их контролировать. Он пришел к выводу, что функция американского коммерческого радио состояла в том, чтобы отвлекать слушателей от политической реальности, превращая их в пассивных потребителей, выбирающих из предложенного.

К примеру, в своем очерке 1939 года «О навязчивом повторении» Адорно говорит, что музыка используется в музыкальных заставках и стандартизованных мелодиях из хит парадов, чтобы вызвать эмоциональную реакцию у так называемой жертвы. «Подобно тому, как, услышав звук корма, падающего в миску, собака бегом направляется к ней». Такая музыка уже и не музыка больше, а шаблонная системаCollapse )

Эдип, телешоу и детектор лжи))

Происходящее на всевозможных телешоу можно представить как деградировавшую литературу, в смысле уникальной человеческой способности творить и рассказывать истории. Некоторое время назад спонтанно возник у меня такой образ (который потом немного усложнился): все персонажи телешоу - это неким фантастическим образом сошедшие со страниц герои мировой классики, последние при этом также деградировали и изменились согласно требованиям контекста (наших социальных и культурных реалий).
На самом деле все истории из скандальных телешоу являются лишь повторением того, что было рассказано раньше, причем очень давно. И все их персонажи также не уникальны. Только если мы будем говорить о настоящей литературе (хоть классической, любой эпохи, хоть современной классике), то там все эти истории и их герои были частью сложной, многомерной и многозначной панорамы эпохи, сам язык повествования и его структура также часто бывают сложны… Но сейчас, повинуясь требованиям индустрии культуры (и капиталистического рынка!), все они смогли фантастическим образом выйти из произведений мировой литературы и стряхнули с себя сложную живую ткань повествования, превратившись в примитивных и одномерных персонажей, участников предельно упрощенных (примитивизированных) историй. Герои романов Достоевского, Чехова, Камю, Сартра, Гессе, Золя, Драйзера, Гоголя, Хаксли, Кафки, Лема и т.д...Каждый тут, конечно, сам вспомнит выберет наиболее интересные для него произведения, истории героев
И я открыл для себя весьма любопытное занятие (оно неплохо подходит для поднятия настроения)— представить как будет выглядеть та или иная история на телешоу, во что ее там превратят. Получился своего внутренний кинотеатр, ограниченный лишь твоим воображением и прочитанными книгами, но какой кинотеатр!
А можно еще вспомнить и, например, древнегреческую мифологию. Эдип на детекторе лжи — действительно ли ты хотел обладать своей матерью и убить отца???))) Или нет???))) И далее этот ужасный гул зала при ответе...)) Или вопрос Орфею — а может ты «на самом деле» хотел избавиться от Эвридики???))) Пример из современной литературы — разбор истории Постороннего (Камю) в студии… Но это уже на самом деле не очень смешно.
Иными словами, происходит уничтожение сложности, метафоричности, многозначности и контекстуальности в пользу предельного упрощения, буквализма и одномерности. Происходит по сути уничтожение воображения и сложного, творческого мышления, а точнее сказать — самой способности к мышлению, которое замещается игрой шаблонов, усвоенных извне.
Collapse )

Индустрия культуры

Еще раз вспомнил о культуриндустрии (индустрии культуры — понятие, введенное Адорно и Хорхаймером). По-моему, все это по-прежнему очень актуально. Здесь - ссылка на расшифровку лекции, здесь — отрывки из книги и ссылка на «грустную рецензию о грустной книге». Эта индустрия, к сожалению, настолько «эффективно» работает, что поглощает даже способность осознать всю эту машинерию. И там же у меня ссылка на грустную рецензию "Эта очень грустная книга".
Но я бы добавил психологический взгляд. Хорошо бы понимать нелинейный (циркулярный) характер отношений, хотя тут тоже все непросто. Переделав немного слова Бодрийяра, скажу так: «индустрия культуры — это восхитительный союз тех, кому нечего сказать, и тех, кто не хочет ничего слышать (и думать тоже не хочет). Всем все «удобно». Производители продукта (кино, сериалы ТВ) лишь делают вид, что они что-то производят (в смысле искусства, творчества, настоящего продукта культуры, идей, смыслов), на деле они лишь ширма, нужная капиталу, который беспрестанно ищет новых областей для инвестиций, ускоренного обращения и роста. Потребителям надо просто «убивать время», они просто не знают, что делать со своими жизнями в свободное время. И они тоже только делают вид, что им нужен хоть какой-то продукт, на деле сойдет и пустота. Кроме того, поток бессмысленных образов и зрелищ помогает убежать от собственных сомнений, вопросов и тревог. Да и просто «проще» получать стимулы, а также жизненные ориентиры и пр. извне, чем создавать их самому, потом будет кого обвинить в том, что «нас опять обманули»; но тут идет очень сложное взаимодействие (коммуникация), часто шизогенная, даблбайндовая.
Короче говоря, «они играют в то, что они ни во что ни играют» (Лэйнг).
Collapse )

о так называемом "сторителлинге"

Сторителлинг как «вызов» Бодрийяру, :)) который считал, что происходит радикальное упрощение всего и вся (например, реклама как упрощение всех разновидностей языка). Но Бодрийяр ответил бы на него достойно, не сомневаюсь) Однако его уже нет, поэтому отвечать надо нам.
Нашел в сети книгу «Сториномика. Маркетинг, основанный на историях, в пострекламном мире», посмотрел ее местами.
Авторы хотят подвести под свои идеи серьезную наукообразную базу, но выглядит все это более чем сомнительно. Хотя сама тема, безусловно, очень интересная — что такое истории, какова их роль не только в нашей жизни, но даже в эволюционном процессе… Просто, если ты начинаешь что-либо использовать в коммерческих целях, ради получения прибыли, это неизбежно радикально трансформирует ВСЕ. Важны примеры, и они есть в книге. Для меня  важным примером была история со Стивом Джобсом, она показывает и уровень мышления авторов книги…
Упрощение все-таки имеет место быть))
Я вижу принципиальный момент вот в чем. Истории могут служить делу просто развития людей, служить расширению сознания, культурному росту и т. д., без всяких иных целей, в том числе и без цели извлечения выгоды (не только финансовой, но и, скажем, приобретению власти). А вот если у тебя есть цель получить прибыль (с помощью

Collapse )

Культуриндустрия

… и индустрия кино как ее часть — Адорно с Хоркхаймером еще когда очень сильно писали об индустрии культуры, но все по-прежнему так и идет.
Кто в культурнидустрию пропал, тот заблудился и пропал. Перемалывает эта Мегамашина действительно все.
Твин Пикс решил не смотреть, совсем или пока — не знаю еще. Может потом сразу несколько серий попробую. Несмотря на первое заинтересованное и скорее положительное впечатление, окончательно меня остудила та сцена жестокого убийства, которую Линч просто смаковал. Не ожидал я такого от него. В моем понимании такие ходы (акцент на жестоких убийствах и жестокости) говорят просто о бездарности режиссера (или писателя), об отсутствии идей, которые он хотел бы выразить и о банальном желании сделать деньги на «продукте». И я уже где-то видел комментарии, что Линч скорее всего просто продался.
И в целом сериал оставлял (я на 6 серии остановился) какое-то слишком рваное или экспериментальное впечатление, несмотря на некоторые моменты, которые мне очень понравились. И не люблю я формат «раз в неделю»)), он не настраивает на серьезное восприятие, зато служит индустрии кино и прибыли))

Попробовал посмотреть «Рассказ служанки». Книгу не читал, но от первых двух серий впечатление ужасное, бросил. Этот образ тоталитарного общества не только выглядит слишком примитивным и упрощенным (уже, кстати, давно, после «Дивного мира» Хаксли), но и сильно смахивает на хорошо известную уловку. Так, например, Бадью отмечал, что Collapse )

(no subject)

"Фабрикант не спускает глаз со своих должников, рабочих, на фабрике и контролирует выполнение ими своих обязательств, прежде чем выдать им деньги. То, что произошло в действительности, они начинают ощущать лишь тогда, когда видят, что они могут на это купить: даже самый незначительный магнат способен располагать таким количеством услуг и благ, как ни один из прежних властителей; трудящиеся же, однако, получают лишь так называемый культурный минимум. Мало того, что на рынке они узнают, сколь мало благ достается на их долю, в придачу к тому продавцом еще и рекламируется то, что они себе не могут позволить. Лишь в соотношении заработка и цен обнаруживает себя то, чего лишены трудящиеся. Получая зарплату, они соглашаются одновременно и с принципом расчета за их труд. Торговец предъявляет им тот вексель, который был подписан ими фабриканту. Он, таким образом, оказывается судебным исполнителем, представляющим интересы всей системы в целом, и принимает ненависть к другим на себя. Ответственность сферы обращения за эксплуатацию есть общественно необходимая видимость."
Адорно, Хорххаймер "Диалектика просвещения"
рэй

Индустрия культуры (Адорно, Хоркхаймер)

"Выжечь в сердцах обездоленных претендентов на рабочие места клеймо всесилия последнего (КАПИТАЛА)  как клеймо их подлинного господина - вот в чем состоит задача всякого фильма, независимо от сценария, который предусматривается руководителями производственного процесса в каждом отдельном случае."
http://consumption-ru.livejournal.com/43404.html
"Ту функцию, исполнение которой все еще ожидалось кантовским схематизмом от субъекта, а именно функцию предваряющего приведения в соответствие чувственного многообразия с фундаментальными понятиями, берет на себя сегодня вместо субъекта индустрия. Она практикует схематизм в качестве самой первой услуги клиенту. Кант полагал, что в душе человека действует тайный механизм, уже препарирующий все непосредственные чувственные данные таким образом, что они оказываются точно соответствующими системе чистого разума. В наши дни эта тайна наконец разгадана. В то время как планомерное функционирование этого механизма обеспечивается теми, кем вообще поставляется чувственно данное, а именно работниками культуриндустрии, а самой последней он навязывается гравитационным полем остающегося, несмотря на все попытки его рационализации иррациональным обществом, при прохождении через различные инстанции имеющего тут место производственного процесса эта злосчастная тенденция преобразуется в хитроумный замысел его исполнителей. Самим потребителям уже более не нужно классифицировать ничего из того, что оказывается предвосхищенным схематизмом процесса производства. Бескрылое искусство для народа заполняет собой место того мечтательного идеализма, который был явно не по размеру идеализму критическому."

общество отчаявшихся (или анатомия не-протеста - 4)


Collapse )

Общество является обществом отчаявшихся и потому добычей для рэкета.
...
Поведение отдельного человека по отношению к рэкету, будь то в сфере бизнеса, профессиональной или партийной... приобретает своеобразные мазохистские черты. Манера держать себя, которая навязывается каждому для того, чтобы позволить ему все вновь и вновь доказывать свою пригодность для этого общества, напоминает тех мальчиков, которые в ритуале приема в племя под ударами жрецов, стереотипно улыбаясь, двигаются по кругу. Существование в условиях позднего капитализма есть не что иное, как непрерывно длящийся обряд инициации. Каждый обязан демонстрировать, что он без остатка идентифицирует себя с властью, ударами его осыпающей.

Collapse )
(Адорно, Хоркхаймер "Диалектика просвещения").
Дополнить это хорошо бы описанием нелинейности взаимодействий. Не просто А вызывает определенное поведение В, но и В своими действиями вызывает поведение А -  это очень грубо и упрощенно (и когда и как все это началось, "кто первый начал" - это все не имеет первостепенной важности). Представления о линейности отношений - удобны, они маскируют сложность жизни.