Tags: Хиллман

Эдип,Фрейд, Хиллман и... я)

Этот пост связан вот с этими моими размышлениями. Есть также просто замечательная, если не сказать гениальная работа Хиллмана "Эдип вернулся", http://www.jungland.ru/node/1063
которую можно смело даже назвать постмодернистской (что удивиельно для юнгианца), но это не главное. Пересказывать эту небольшую книгу, с которой я по большей части согласен, смысла нет, добавлю лишь свои мысли.
Как уже говорил,  ничего не имею против фрейдовской интерпретации, если ее воспринимать лишь в качестве одного из вариантов множества интерпретаций. Попытки выдать ее за единтвенно  "истинную" вызывают лишь сожаление и говорят о слепоте и догматизме, о НЕ-проницательности психоаналитиков. 
Collapse )

О "норме" и "аномальности" в психологии

Понятия "норма" и "ненормальность" - это конечно условности, они относительны. Они создаются в процессе человеческого познания или даже простого восприятия. С одной стороны, они социально сконструированы, а с другой - выражают бессознательне фантазии о норме и анормальности.  Эти понятия, которые не являются  самотождественными, необходимо подвергнуть тщательной деконструкции и исследовать их генеалогию. Кроме того, понятия "безуме", "анормальность" отсылают к проблеме Доугого, Иного... Этими проблема занимались, помимо прочих, постюнгианец Хиллман, Мишель Фуко, Фромм, Р. Лэнг. (к вот этой дискуссии http://vilainen.livejournal.com/12573.html
Фромм:
"Насколько мне известно, первым сформулировал понятие "нормальной" (обычной) душевной болезни Бенедикт Спиноза. В своей "Этике" он писал:
Некоторые люди "упорно бывают одержимы одним и тем же аффектом. В самом деле, мы видим, что иногда какой-либо один объект действует на людей таким образом, что хотя он и не существует в наличности, однако они бывают уверены, что имеют его перед собой, и когда это случается с человеком бодрствующим, то мы говорим, что он сумасшествует или безумствует... Но когда скупой ни о чем не думает, кроме наживы и денег, честолюбец — ни о чем, кроме славы и т. д., то мы не признаем их безумными, так как они обыкновенно тягостны для нас и считаются достойными ненависти. На самом же деле скупость, честолюбие... и т. д. составляют виды сумасшествия, хотя и не причислены к болезням".
Как сильно изменились общественные отношения с XVII в. до наших дней, можно судить до тому, что позиция, за которую, по словам Спинозы, человек "заслуживал презрения", сегодня считается вполне похвальной.

Collapse )

Хиллман "О необходимости аномальной психологии: Анаке и Афина":
"...Быть нормальным в любом обществе значит воплощать определенный стиль фантазии, присущий данному обществу. За апелляцией к нормальности стоит защита от других архетипических установлений, которые, вследствие этого, с необходимостью должны быть признаны «аномальными»...

Collapse )

Мишель Фуко - это отдельная история. Ему принадлежат очень оригинальные и глубокие исследования в этих вопросах.


Хиллман: мифы о женственности у Фрейда и не только

Продолжение, начало здесь. Из книги Хиллмана "Мифа анализа" (ч. 3):
"Взгляды Галена и Фрейда имеют ряд сходных черт. Они не отходят от прошлых представлений; но, опираясь на авторитет множества письменных источников, они воссоздают прошлые представления в виде новой структуры, чтобы старое сохранилось в новой системе и влияло на нее изнутри. Наблюдение и воображение сливаются и теряют отчетливость. Таким образом, по отношению к женскому началу создается интегрированная система, которая, по-видимому, расстается с наблюдением; однако при внимательном рассмотрении можно увидеть, что своим возникновением она в большей степени обязана воображению. Наиболее очевидным для них обоих является то, что «теория человеческого тела всегда составляет часть философии». Особое значение для нашей темы имеют основные свидетельства женской неполноценности, приведенные Фрейдом, которые, как и свидетельства Галена, доказываются на основе методов сравнительной анатомии.

Collapse )

Хиллман. Женственность - мифы и фантазии

Продолжение. Начало здесь. Из книги Хиллмана "Мифа анализа" (ч. 3):
"Locus classicus"(Классический случай, пример (лат.) мужского превосходства и вторичной производной природы женщины в нашей культуре является рассказ об Адаме и Еве в библейском мифе о сотворении мира (Быт. 2). Тогда как Адам был сотворен по образу и подобию Божьему, Ева была сотворена только из Адама. Все, что есть божественного в Еве, перешло к ней из вторых рук от сущности Адама. «Вначале Адам, потом Ева» — можно вывести из этого рассказа несколькими путями. Во-первых, мужчина имеет приоритет во времени, потому что он был сотворен первым. Во-вторых, его превосходство заключается в том, что только он, как сказано, был сотворен по образу Бога. В-третьих, мужчина превосходит женщину в сознании, потому что Ева была извлечена во время глубокого сна Адама из его бессознательного. Сон Адама является состоянием падения. Яков Бёме, например, полагал, что у первоначального Адама не было век, что он всегда бодрствовал. Его сон кончается Евой; Ева — это «сон» мужчины. В-четвертых, Адам превосходит Еву по существу, субстанционально, поскольку она была преформирована в нем как часть целого. 
Collapse )

Джеймс Хиллман о фантазиях, теориях и мифах

Из книги юнгианца, а быть может постюнгиаца,  Джеймса Хиллмана "Миф анализа" (часть3):
"Фантазия вмешивается главным образом там, где не достает точного знания; и когда фантазия действительно вмешивается, этого точного знания особенно трудно достичь. Так возникает порочный круг, и мифическое узурпирует формирование теории; к тому же мифическое дано
фантастическому свидетельству (доказательству) в наблюении. Видение есть верование, а верование есть видение. 1ы видим то, во что верим, и подтверждаем свои вероваия тем, что видим...
Collapse )