Tags: новый дух капитализма

Ричард Талер и эта буржуазная нобелевская...)

Как же всё-таки мелка буржуазная наука и буржуазная мысль!)) И это определяется системными особенностями всего капитализма.
Мелка — в сравнении и с марксизмом, и с постмарксизмом, и с постструктурализмом...

Вот что пишет сам Ричард Талер о сути «подталкивания» : «Мы не стремимся указывать людям, как им следует поступать. Мы хотим помочь достичь им своей цели.
...мы определяем свою цель как «влияние на решения в ситуации выбора таким образом, что тот, кто принимает решения, от этого только выиграет и сам это поймёт». (Ричард Талер. Новая поведенческая экономика. Почему люди нарушают правила традиционной экономики и как на этом заработать).
Тезисно всё это выглядит возможно и неплохо, но такие формулировки всё-таки слишком походят на попытку самооправдания и самообмана для тех, кто собирается использовать технологию «подталкивания». Нетрудно заметить, что «подталкивающий» должен быть уверен в том (или убедить себя в этом))), что он уже знает, что для другого будет лучше, от чего тот выиграет и проиграет, а также понимает все сложные последствия всех действий. То есть всё это уже предполагает вполне определённую позицию по отношению к «подталкиваемому». Можно, кстати, «подтолкнуть» и к согласию с тем, что кто-то другой знает лучше, что тебе «на самом деле» нужно. И многие примеры Collapse )

"отдавать себя целиком..."


"Традиционная тейлоровская модель основывалась на обращении с работниками как с машинами, однако она не позволяла подчинить поиску прибыли наиболее человечные характеристики работников: аффекты, мораль, представления о счастье. Будучи как раз более «человечными», новые механизмы менеджмента, которые требуют более полного включения работников и основаны на более сложной эргономике, включающей в себя достижения постбихевиористской психологии и когнитивных наук, в большей мере затрагивают внутренний мир людей.
От последних требуется, чтобы они, как говорится, «отдавали себя целиком и полностью» своей работе, что и обеспечивает возможность инструментализации и товаризации работников в том числе и в плане самых человечных их характеристик."

Л. Болтански, Э. Кьяпелло "Новый дух капитализма".

Раздел "Даблбайнд и капитализм".

про разные формы эксплуатации

Два отрывка из "Нового духа капитализма" Болтански и Кьяпелло. В одном речь идет о любопытных изменениях мира труда при капитализме, когда на смену тейлоризму, с его "бездушностью" и отношеним к человеку как винтику, машине, приходят новые формы организации труда, на словах ставящие в центр "человека", заботящиеся о "самореализации", "росте", "креативности" и нацеленные на использование всех личностных качеств, но на практике приводящие лишь у усилению эксплуатации, которая становится просто тотальной а также изощренной и скрытой. Обо всем этом, в принципе, уже писали и другие авторы, но тут - весьма обстоятельная монография, тоже все разложено "по полочкам".
Что хотелось бы отметить - эту ситуацию вполне можно определить как даблбайнд. Все признаки налицо (Метакоммуникация под запретом, как правило, - метакоммуникация часто просто ведет к увольнению, выйти из ситуации тоже проблематично...). А если мы лучше понимаем проблему, то это повышает вероятность ее разрешения.

Рост интенсивности труда за равную зарплату.
"…Другим следствием новых организационных механизмов предприятия является значительный рост интенсивности труда за туже самую зарплату. Речь идет, конечно, о росте производитель- ности, но она достигается скорее средствами усиления эксплуата- ции трудящихся, которые, обобщенно говоря, «работают больше, чтобы зарабатывать меньше», — а не о росте производительности, получаемом за счет технологических или организационных нововведений, благоприятных как для наемных работников, так и для предприятия
...
Стремление использовать новые резервы компетенций трудящихся, до этого обреченных только на определенные операции по работе, — содействуя их вовлечению в работу, — приводит к повышению уровня эксплуатации. Эксплуатация усиливается в силу использования в работе человеческих качеств (отношения с другими, готовность работать, гибкость, эмоциональное участие, вовлеченность и та), до которых тейлоризм, именно потому, что воспринимал людей как машины, не пытался и не мог добраться."

Другой отрывок про эксплуатацию в мире сети, когда мобильные эксплуатируют немобильных. Тоже важная тема.
Эксплуатация в мире сети

М. Прохоров и "новый дух капитализма".

Жан Бодрийяр: «Животные… были нашими предшественниками на пути либерального уничтожения. Все аспекты современного обращения с животными напоминают особенности манипулирования людьми, от экспериментов до ускоренного индустриального выращивания." - эта цитата из Бодрийяра вспоминается одной из первых после знакомства с неолиберальными программами...

М. Прохоров и "новый дух капитализма".
Михаил Прохоров о социальной политике. http://www.kommersant.ru/doc/2509458

Прохоров: "Я убежден: бизнес должен быть не "социально ответственным", а проникающим во многие сектора, которые по старой советской традиции относятся к "социальной сфере".

Совсем как раковая опухоль. Это сравнение просто напрашивается, причем уже давно.

Прохоров: "Воспроизводство современной личности — это критически важная сторона современной экономики. Она предполагает воспитание человека (формирование его социальности); его всестороннее образование (умения мыслить и анализировать); оптимальную включенность в процессы производства (использование развития человеческого капитала);..."

Все эти банальности были уже проанализированы уже давно, как с марксистских позиций, так и другими критиками.

Два блока библиотеки современной антикапиталистической мысли:
http://vk.com/wall-48902771_2039 (Касториадис, Болтански и Кьяпелло, К. Лаваль, Валлерстайн, Н. Кляйн, Хомский).
и http://vk.com/wall-48902771_2060

Читать неолиберальные программы тем не менее полезно, ибо в них не так уж сложно найти слабые места, а также понять, где и как лучше всего строить линии сопротивления им, учитывая именно современный контекст.

Collapse )

не командовать, и не подчиняться

В  книге "Новый дух капитализма" Л. Болтански и Э. Кьяпелло обращают внимание (к сожалению, вскользь) на одну из "НЕУКЛОННЫХ"(!), по мнению авторов, тенденций социального развития, которая весьма интересна и с точки зрения психологии. Правда, силу этой тенденции пока, увы, не следует переоценивать, так как она по большей части все-таки поглощается капиталистическим мейнстримом. Действительно, как может набрать полную силу тенденция, заключающаяся в во все большем нежелании людей не только быть управляемыми, но и управлять другими, когда в капиталистическом мире конкуренция только нарастает и ужесточается, а закон, выражающийся неуклонном в стремлении к повышению нормы прибыли, тоже никто не отменял. То есть, несмотря на все метаморфозы "духа капитализма", его наиболее важные законы остаются неизменными, о чем, собственно, и пишут французские социологи.
Но данная тенденция действительно любопытна, поскольку она может стать одной из сил, размывающих капитализм изнутри.
Нижеприведенная цитата выдернута из главы, где авторы анализируют изменения дискурса менеджмента.

"Характерный для 1990-х годов отказ от иерархии... не может не вызывать удивления, поскольку читателями соответствующих авторов являются менеджеры крупных или транснациональных компаний, которым, при всей их доброй воле, трудно было бы обойтись без элементов иерархической структуры. Антииерархическая направленность тех или иных работ основывается чаще всего на критериях морального плана и соотносится с более широким движением, направленным на упразднение отношения угнетатели/угнетенные. То есть речь идет о некоей неуклонной тенденции социального развития: люди не хотят, чтобы ими кто-то командовал, и сами не хотят командовать. Другие авторы полагают что устаревание иерархической модели определяется повышением общего образовательного уровня."

о критике капитализма (Болтански, Кьяпелло)

"В основе критики всегда лежит некий печальный опыт, заставляющий человека роптать: и не суть важно, пережит ли этот опыт самим критиком, или же он направляется судьбой другого (Chiapello, 1998). Такой опыт мы будем называть источником возмущения. Критика невозможна без этого первого эмоционального и почти что сентиментального порыва. Но одного зрелища страдания мало для членораздельной критики; критику требуется теоретическая база и аргументационная риторика, без них он не смог бы высказать, выразить индивидуальное страдание в терминах общего блага (Boltanski, 1990; 1993). Таким образом, можно утверждать, что существуют два уровня выражения критики – первичный и вторичный. Один восходит к области эмоций его невозможно заставить смолкнуть, он всегда готов вспыхнуть, стоит только обнаружиться каким-то новым ситуациям, вызывающим возмущение. Второй соотносится с теорией, рефлексией, аргументационной базой, именно он является опорой идеологической борьбы, он предполагает наличие ресурса концептов и схем, с помощью которых можно было бы связать подвергаемые критике исторические ситуации с определенного рода ценностями, способными приобретать универсальное значение. Говоря о безоружности современной критики, мы имеем в виду этот второй уровень. Но коль скоро задача критики заключается в том, чтобы выражать человеческое возмущение в рамках критических теорий и тем самым давать ему слово (что предполагает, впрочем, другие условия, которые мы не будем здесь рассматривать), не следует забывать, что способность человека к возмущению сохраняется даже тогда, когда кажется, будто критика умирает. Эта способность дает о себе знать с особенной силой среди молодых людей, которым еще неведомо характерное для старения ощущение закрытости поля возможностей; она может быть своего рода субстратом, на основе которого возможен новый подъем критики. Именно в нем заключена гарантия ее вечного обновления.

Несмотря на то что капитализм изменился, его природа (Heilbroner, 1986) не подвержена радиальным изменениям. Таким образом, источники возмущения, питавшие с момента зарождения капитализма его критику, по существу, не меняются вот уже два столетия. Эти источники относятся к четырем планам:

а) капитализм как источник разочарования и ощущения не подлинности, связанного с восприятием вещей, людей и чувств, образа существования вообще;

б) капитализм как источник угнетения, как нечто такое, что противоречит свободе, независимости и творческим силам человека, подчиненного под гнетом капитала, с одной стороны, господство рынка, этой безличной силы, которая фиксирует цены и определяет приемлемость и неприемлемость людей, товаров, услуг с другой — субординационным формам наемного труда (производственная дисциплина, неотступный надзор со стороны начальства, всесилие инструкций, регламентации, процедур); в) капитализм как источник нищеты рабочих и невиданного прежде неравенства;

г) капитализм как источник оппортунизма и эгоизма, поощряя исключительно индивидуальные интересы, он разрывает социальные связи, нарушает сплоченность общества, исключает какую бы то ни было близость между богатыми и бедными.

Одна из проблем критики капитализма определяется тем, что эти мотивы возмущения практически невозможно рассматривать все сразу, невозможно интегрировать в рамках связного и цельного анализа." (Болтански, Кьяпелло "Новый дух капитализма").

противоречия

В "Новом духе капитализма" Болтански и Кьяпелло в определенных вопросах солидаризируются с Касториадисом.

"В отличие от предшествующих форм социального устройства, «...капитализм действительно строится на внутреннем противоречии — настоящем противоречии, в буквальном смысле этого слова. Капиталистичес­кое устройство общества столь же противоречиво, как противоречив страдающий от невроза индивид: капитализм пытается осуществить свои намерения исключительно через такие действия, которые этим намерени­ям неизменно противоречат. Возьмем, например, производство, осново­полагающий уровень капитализма: капиталистическая система может существовать не иначе как все время пытаясь свести наемных работников к положению исполнителей — вместе с тем она может функционировать только в той мере, в какой такого рода редукция остается нереализован­ной; капитализм не может обойтись без активного участия наемных работников в процессе производства, он постоянно стремится обеспечить участие, и он же делает его невозможным» (Castoriadis, 1979, р. 106; см. также Castoriadis, 1974, p. 15s). Само понятие духа капитализма основано этом противоречии, ведь речь идет о том, чтобы привлечь, мобилизовать определенные инициативы для процесса, который сам по себе мобилизовать их не может. Капитализм все время мучается искушением разру­шить этот дух, который ему служит, ибо он служит капитализму, ставя препятствия на его пути."

Collapse )

движение против третьего духа капитализма

Вот что нужно. Болтански и Кьяпелло совершенно правы в том, что "второй дух" капитализма уже ослабевает, противоречия в нем и в системе неуклонно нарастают, ему уже все сложнее "вовлекать" массы в капитализм, поэтому сейчас идет формирование "третьего духа" капитализма. И в его формировании (а значит и в воспроизводстве капитализма) может с большим "успехом" участвовать критика (любая, в т.ч. и марксистская), которая не учитывает всех этих вопросов.  С французскими социологами можно в чем-то спорить, но очень во многом они правы. Надо ОЧЕНЬ хорошо думать, как критиковать капитализм и противостоять ему. В конце концов, имеет смысл учиться на прошлом опыте и ошибках (чего добилась прошлая критика капитализма?). Кто знает, может быть именно сейчас наступает тот самый "хороший момент" (Кайрос)?  А то ведь во времена первого духа капитализма - тогда еще мало кто понимал, что происходит; начало второго духа капитализма - откровенно проебали; что сейчас?
Безусловно, в "Новом духе капитализма" не теория относительности отрыта, очень многое было понято и другими авторами. Делез и Гваттари указывали, что Пределы капитализма не устанавливаются в приказном порядке, но определяются (и пересматриваются) прагматично и носят импровизационный характер. Это делает капитализм очень похожим на Нечто из фильма Джона Карпентера с одноименным названием: чудовищное, бесконечно пластичное существо, способное к усваиванию и поглощению всего, с чем оно соприкасается. Капитал, говорят Делез и Гваттари, «пестрая картина из всего, что когда-либо было»; странный гибрид ультрасовременного и архаичного. (по М. Фишер). У Бодрийяра есть также весьма яркие схожие формулировки и т. д.  Но книга Болтански и Кьяпелло очень основательна, это не провокационное эссе, не игра в деконструкцию.
Короче, так...Collapse )

интериоризация схем принуждения при капитализме

"Новый дух капитализма" Болтански и Кьяпелло - хороша книга. Жаль, что мало обсуждается это все у нас, мало публикаций. Хотя найти кое-что можно. Например:

ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ ДУХА КАПИТАЛИЗМА КАК ИДЕОЛОГИИ ЧЕРЕЗ ТЕХНИКИ ЗАБОТЫ О СЕБЕ/ Савельева Н.
Аннотация.   В  статье  на  основе работ  М.  Вебера, Л.  Болтански и Э. Кьяпелло, Л. Альтюссера и М. Фуко  рассмотрены механизмы интериори- зации «нового духа капитализма» как доминирующей идеологии. Обоснована гипотеза о том, что в отличие от прежних идеологий капитализма современная «литература для менеджеров» помимо поведенческих предписаний предлагает техники субъективации, ведущие к коренной трансформации субъекта в целом.

Collapse )


читать полностью здесь

Все-таки крайне вредна вся эта литература по "менеджменту", как и деятельность пытающихся пристроиться к бизнесу разных социологов и психологов. Надо выводить все это на чистую воду))

О книге "Новый дух капитализма"

Отечественные марксисты А. Бузгалин и А. Колганов о книге Л. Болтански и Э. Кьяпелло "Новый дух капитализма".

"в ней сразу же привлекает четкая постановка ряда проблем: нынешнее общество – это именно капитализм (с. IX); капитализм развивается и в своем развитии проходит ряд этапов (с. X-XIII); на всех этапах принципиально важной является «критика» (очень значимый термин у авторов книги) этой системы (с. XII-XVI), эта критика является важным источником изменений капиталистической системы и имеет два подвида: социальная и художественная (artistic). Привлекает и постановка своего рода сверхзадачи: внести безопасность и справедливость в мир, где господствуют такие реперные точки, как гибкость, подвижность и сетевые модели организации (с. XV).
Collapse )
Вернемся к книге Л.Болтански и Е.Чиапелло. Как я уже заметил, она нам интересна, во-первых, тем, что здесь подчеркивается важность исследования «духа» капитализма и эволюции этого духа. При этом авторы жестко критичны по отношению к этому «духу»: последний, по их мнению, не только (1) вызывает иллюзорное бытие действительных объектов, персон и даже эмоций, но и распространяет атмосферу (2) угнетения как антитезы свободе, самостоятельности и творчеству человека (эта тема активно развивается в книге, где показано подавление личности рынком, труда – капиталом, работника – боссом и т.п.); (3) нищеты и беспрецедентного неравенства; (4) эгоизма и доминирования частного интереса, разрушающего общественные ценности (с.37). Согласитесь: ныне мало кто из ученых способен столь откровенно и четко охарактеризовать социально-духовную и этико-эстетическую атмосферу («дух») капитализма.
Во-вторых, книга интересна идеей культурной критики капитализма. Авторы подчеркивают, что ныне идет возрождение этого типа критики капитализма и что эта критика должна быть направлена на ограничение и сокращение мира рынка («сферы жизни товаров»). Что ж, идея активного социо-культурного наступления на столь развившийся ныне рыночный фундаментализм – это очень и очень важная теза, на которую мало внимания обращают «традиционные» левые. Между тем тотальная гегемония сетевого рынка нового века – это враг нового общества не менее значимый, нежели капиталистическая эксплуатация, и здесь культурная критика капитализма (активное творение новых, неотчужденных форм жизни при помощи культуры, в культуре, через культуру – в скобках формулировки автора рецензии) не должна недооцениваться.
В-третьих, книга интересна тем, что здесь предлагается относительно новая гипотеза особого, характерного для сетевого общества, типа социальных противоречий и форм эксплуатации."