Tags: религия

мракобесие и имплозия на марше :)

Интересный вопрос - как реагировать радикальному атеисту на манипулятивные «поздравления» с так называемыми «религиозными праздниками» (это ведь чистой воды манипулятивная коммуникация, аж тошно становится)))
Сегодня вот подумал, что можно было и так, но... не поймут))), точнее поймут по-своему)), все бесполезно))
На фразу «христос воскрес» можно отвечать так «...а разум умер», «...а хомо сапиенс умер»... или как-то в этом духе. И ведь это как-раз в каком-то смысле так и есть. Но, скорее всего, это тоже бессмысленно, «разорвать шаблон» не получится. Познавательная, мыслительная и творческая активность всегда есть результат научения, причем длительного и непростого (зато какого интересного и увлекательного, в противовес механическому повторению чужих догм и историй, схем мышления и стереотипов!). Можно конечно вспомнить замечательные дзенские парадоксальные коаны, мондо и пр., но они никогда не будут работать сами по-себе, в отрыве от обучающего и развивающего контекста. А этого в нашем современном обществе нет))
Ну а пока - торжество мракобесия и имплозии социального. Конечно, это есть крайне противоречивая и парадоксальная среда, а из противоречий может начаться развитие, но... могут возобладать и противоположные тенденции, увы.

Вот еще мои мысли по теме
Религия это одна из разновидностей системного поражения (нарушения и т..п.) мышления и человеческой коммуникации; причем это даже гротескная разновидность.
Надо бы это попытаться развить.

про религию :)


Моя точка зрения. Религия это одна из разновидностей системного поражения (нарушения и т..п.) мышления и человеческой коммуникации; причем это даже гротескная разновидность.

Поражение заключается в ограничении мышления, в наложении на него рамок, запретов и границ, в допущение существования того, что не нужно пытаться понять, осмыслить, деконструировать и, возможно, пересмотреть или вообще отвергнуть. Системность же этого поражения состоит в том, что согласие на появление границ и запретов в мышлении меняет ВСЕ, всю систему мышления. Мышление, не ставящее самому себе границы и запреты, имеет принципиальные и системные отличия от системы мышления с запретами. Главное научить принимать и ставить запрет и границу на мыслительный процесс, далее эти ограничения можно выставлять где угодно и как угодно. И можно начать верить во что угодно, в любую фантазию, в любой бред, или, как это называл Касториадис, забывать о действительном происхождении воображаемых социальных установлений, принимая их за реальность, к тому же еще незыблемую))

Кроме того, мышление ставящее запреты самому себе поразительно напоминает даблбайнд - «подумай, что не надо больше думать», «пойми, что не надо ничего больше понимать», « не забудь забыть» (задавать разные вопросы и т. д.), а если это даблбайнд, то имеем также системные последствия. Попутно можно заметить, что даблбайнд имеет не только патогенные и нередко весьма серьезные негативные последствия, но он также может стимулировать творческих активность, как в случае даблбайндовых дзенских коанов. Но такой эффект от даблбайндов и парадоксов бывает судя по всему не часто. Сам же процесс мышления, который «служит» не только «просто» познанию мира и самого себя является одновременно и процессом творческого созидания и мира и себя, поэтому тормозить и ломать этот процесс, который очень сложен по своей «природе», вряд ли нужно. Но можно предположить (не без доли иронии, в порядке гипотезы), что мышление как-бы само себе все-же создает проблемы в виде даблбайндов, парадоксов и противоречий с тем чтобы стимулировать свою творческую активность и становиться все более нестандартным, выходя за пределы парадоксов и ограничений, меняя при этом и мышление (усложняя его), и восприятие; но если так, то эффект в основном пока скорее негативный, мышление стереотипизируется до гротеска, либо вообще почти гасится.

Другая сторона проблемы состоит в нарушении человеческой коммуникации. Запреты не возникают сами по себе в «глубинах бессознательного», они приходят к нам от других, от социума.

Collapse )

Духовный источник черносотенной тенденции в РФ

Хорошая статья на Социальном компасе:

http://www.socialcompas.com/wp-content/uploads/2014/04/ist_71-477x334.jpgПоследние годы понятно, что «второе издание капитализма» в России на надстроечном уровне сопровождается Реставрацией – как все предыдущие временные победы реакции, старающейся, чтобы часы истории пошли в обратную сторону. Ядром путинской политики выступает черносотенная тенденция, в точном соответствии с симпатиями последнего русского монарха. Она соединяет Реставрацию в публичном пространстве, в политике, с возрождением «традиционных ценностей» в быту, а проявляется с разных сторон – от культивирования царистских настроений с клерикализмом до апологии полицейского государства на улице и корпоративного – на работе. Всё остальное прикладывается – апология царизма, «героев белого дела» и прочего хруста французской булки, инвективы в адрес «революционных бесов» и «революционного террора», игра с огнём – настроениями национальной ненависти, где либеральный «антисталинизм» нечувствительно трансформируется в коричневые обличения Октября и Советской власти как «иудобольшевизма» [1].

Как сказано в одной мудрой книге, зло так или иначе приходит в мир, горе человеку, через кого оно приходит. Понятно, почему сейчас гг.буржуи вместе с обслуживающим их государством проводят реставрацию и ставят на черносотенцев. Вопреки всем пропагандистским усилиям, 43% россиян хотели бы жить при коммунизме, две трети или три четверти (в зависимости от вида вопроса) ностальгируют по советскому обществу, предпочитают плановую экономику рыночной и пр. При таких настроениях черносотенная тенденция – важный, а может и единственный способ «прикрепить» людей к современному капитализму, чтобы помыслить не смели рыпнуться из клетки к социальному равенству, несмотря на потери в численности...

читать далее

антиклерикальное

Некоторые заметки к тому, что называют обрядом "отпевания".

Самое первое впечатление. Когда умирает близкий человек, это всегда очень тяжело и больно, хочется еще и еще вспоминать что-либо о нем, "попрощаться" с ним, выразить что-то (ведь таким образом наша психика просто сопротивляется факту смерти - прощаться-то уже не с кем...), подумать о наших отношениях с ним... приходят мысли и конечности нашей жизни, но причем же тут церковь? Точнее сказать, тут не столько "хочется" вспоминать об умершем, сколько воспоминания, поток мыслей, образов и экзистенциальных переживаний сам захватывает тебя - вот, быть может, для этого и нужны так называемые обряды, чтобы человек не сам думал, и не прощался с умершим так, как у него "получается", а чтобы все было под контролем? Главная-то цель понятна - администрирование ВСЕЙ человеческой жизни; в данном случае мы имеем дело с частным проявлением такой "биополитики". Вместо запрета и подавления - "регулирование", контроль, направление в "нужное" русло.


Collapse )

традиции, фашизм, Гундяев и Умберто Эко

РПЦ конечно очень выгодно заиметь себе "оппозицию" в виде Пусек. Так легче уйти от вдумчивого и серьезного анализа религии и разных видов религиозности, а также религиозного дискурса и типа мышления.
Гундяев (Патриарх Кирилл) в лекции на церемонии по случаю присуждения ему степени honoris causa Московского государственного университета (очередной шизо-акт общества спектакля) сказал следующее:
"Я хотел бы сказать особенно о фундаменте традиции духовного и культурного преемства. При слове «традиция» современные люди, особенно молодые, нередко выражают недоумение и даже скептицизм. «Традиция», «традиционалист», «традиционный» связаны с чем-то давно прошедшим, ненужным, мешающим. На самом деле традиция — это ведь не воспоминание о прошлом, а традиция — это способ передачи ценностей из поколения в поколение. Ведь даже самый радикально настроенный в отношении традиции студент открывает учебник, написанный не его сверстниками, а человеком, которого, может быть, и в живых нет. Он возрастает на мыслях, на знаниях, на опыте тех, кого уже нет.

А как перешли эти знания, опыт, мысли, идеи? Они достались нам по традиции. Традиция — это способ сохранения и передачи ценностей из поколения в поколение. Это не значит, что традиция призвана сохранять все, что принадлежало прошлому. Ведь мы не сохраняем мусор, мы его выкидываем. Человек, живя и работая, производит много ненужного для сохранения на будущее. Но подлинная ценность передается не иначе, как по традиции. Поэтому я думаю, что нужно со всей серьезностью отнестись к пониманию того, что есть традиционное начало в жизни общества.


Collapse )
Православные христиане, по заповеди апостола, молятся «за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте» (1 Тим. 2:2), понимая, что такая жизнь обеспечивается служителями государства, которые пресекают злую волю преступников и готовы отразить нашествие иноплеменников. Поэтому большое место в православной традиции занимает этика государственного служения. В наших святцах немало имен царей, князей, правителей, воинов, отдавших свою жизнь служению ближним и защите Отечества. И это вовсе неслучайно, ведь представители государственной власти, которые поддерживают порядок и пресекают беззаконие, исполняют миссию, возложенную на них Самим Богом."

...
У Умберто Эко есть лекция, посвященная "вечному фашизму", где он указывает на размытость термина "фашизм", употребляемого применительно порой к довольно разным явлениям, что может уводить от понимания его сути.

"Термин «фашизм» употребляется повсеместно, потому что даже если удалить из итальянского фашистского режима один или несколько аспектов, он все равно продолжает узнаваться как фашистский. Устранив из итальянского фашизма империализм, получаем Франко или Салазара. Устраняем колониализм – выходит балканский фашизм. Прибавляем к итальянскому фашизму радикальный антикапитализм (чем никогда не грешил Муссолини), и получается Эзра Паунд. Прибавляем помешательство на кельтской мифологии и культе Грааля (абсолютно чуждое итальянскому фашизму), и перед нами один из наиболее уважаемых фашистских гуру – Юлиус Эвола.

Чтобы преодолеть этот разброд, по-моему, следует вычленить список типических характеристик Вечного Фашизма (ур-фашизма); вообще-то достаточно наличия даже одной из них, чтобы начинала конденсироваться фашистская туманность.

1. Первой характеристикой ур-фашизма является культ традиции. Традиционализм старее фашизма. Он выступает доминантой контрреволюционной католической мысли после Французской революции, но зародился он в поздний эллинистический период как реакция на рационализм классической Греции.


Collapse )
Далее У. Эко перечисляет еще ряд признаков и добавляет:
"Ур-фашизм до сих пор около нас, иногда он ходит в штатском. Было бы так удобно для всех нас, если бы кто-нибудь вылез на мировую арену и сказал: «Хочу снова открыть Освенцим, хочу, чтобы черные рубашки снова замаршировали на парадах на итальянских площадях». Увы, в жизни так хорошо не бывает! Ур-фашизм может представать в самых невинных видах и формах. Наш долг – выявлять его сущность и указывать на новые его формы, каждый день, в любой точке земного шара."
Полностью текст этой лекции можно прочитать, например, здесь http://lib.rus.ec/b/115623

Если такой человек, как Гундяев, набирает в обществе такой вес - это очень плохой симптом для общества, но, к сожалению, это не самый плохой симптом.
Тут, конечно, тема Власти - диффузной, распыленной, проникающей во все поры общества, психики и межчеловеческой коммуникации.

имплозия социальная и "религиозные чудеса"

Левада сообщает: Более половины россиян верят в религиозные чудеса, царствие небесное, сглаз и порчу

socialis lucidity - Бодрийяр очень актуален (см. эссе "В тени молчаливого большинства.."). Но не только он актуален. Важно понять способы "обработки людей людьми" и "конструировании" человека.
Что касается Бодрийяра, то он глубоко смотрел: "То, что их (массы) привлекло, это феерия мучеников и святых, феерии страшного суда и пляски смерти, это чудеса, это церковные театрализованные представления и церемониал, это имманентность ритуального вопреки трансцендентности Идеи." Но - и это очень важно - так происходит в результате очень длительного процесса "социализации",  а точнее - насильственного процесса, в ходе которого "смыслы" и "идеи" насильственно навязывались; и мы имеем дело с чем-то похожим на защитную реакцию (парадоксальное активно-пассивное сопротивление как ответ на безраздельно господствующие паттерны парадоксальной коммуникации, манипулятивного толка), но все гораздо сложнее, конечно.
Тут очень кстати теории, описывающие прагматику человеческой коммуникации (Вацлавик, Бейтсон, Поршнев). Преобладание в коммуникации командной ее составляющей является разрушительным и для отношений, и для человека. Но так всегда и происходило, так и структурируется человеческое общество, что и является одной из его "бед", вовсе необязательных, надо заметить.
Не имеет большого значения во что верят массы (в богов, в чудеса, в традиции,  в рынок, в деньги, во что угодно), главное, чтобы сохранялась (передавалась из поколение в поколение) эта готовность "верить".
Поэтому не сами результаты левадовского исследования производят несколько удручающее впечатление, но вот эта самовоспроизводящаяся ситуация, этот способ организации социума, когда человека с детства отучают творить свой мир и свою субъективность, но только интернализировать. Воистину, интернализация - это "наше все".

ленинский фрейдомарксизм (о религии, капитале и зависимости)

"Ленинский фрейдомарксизм" - это конечно в какой-то мере игра словами, но ход критической мысли весьма схож как в одном, так и в другом случае.
Ленин ("Об отношении рабочей партии к религии") : "Борьбу с религией нельзя ограничивать абстрактно-идеологической проповедью, нельзя сводить к такой проповеди; эту борьбу надо поставить в связь с конкретной практикой классового движения, направленного к устранению социальных корней ре­лигии. Почему держится религия в отсталых слоях городского пролетариата, в широких слоях полупролетариата, а также в массе крестьянства? По невежеству народа, отвечает буржуазный прогрессист, радикал или буржуазный мате­риалист. Следовательно, долой религию, да здравствует атеизм, распространение атеи­стических взглядов есть главная наша задача. Марксист говорит: неправда. Такой взгляд есть поверхностное, буржуазно-ограниченное культурничество. Такой взгляд недостаточно глубоко, не материалистически, а идеалистически объясняет корни рели­гии. В современных капиталистических странах это — корни главным образом соци­альные. Социальная придавленность трудящихся масс, кажущаяся полная беспомощ­ность их перед слепыми силами капитализма, который причиняет ежедневно и ежечас­но в тысячу раз больше самых ужасных страданий, самых диких мучений рядовым ра­бочим людям, чем всякие из ряда вон выходящие события вроде войн, землетрясений и т. д., — вот в чем самый глубокий современный корень религии. "Страх создал богов". Страх перед слепой силой капитала, которая слепа, ибо не может быть предусмотрена массами народа, которая на каждом шагу жизни пролетария и мелкого хозяйчика гро­зит принести ему и приносит "внезапное", "неожиданное", "случайное" разорение, ги­бель, превращение в нищего, в паупера, в проститутку, голодную смерть, — вот тот ко­рень современной религии, который прежде всего и больше всего должен иметь в виду материалист, если он не хочет оставаться материалистом приготовительного класса. Никакая просветительная книжка не вытравит религии из забитых капиталистической каторгой масс, зависящих от слепых разрушительных сил капитализма, пока эти массы сами не научатся объединенно, организованно, планомерно, сознательно бороться про­тив этого корня религии, против господства капитала во всех формах."

Collapse )

От себя я добавлю, что ленинские определения интересны как пример критической мысли, который нельзя превращать в догму.
На мой взгляд, страх пробуждает не только капитал и капитализм. Если говорить более строго, то чувство страха, беспомощности, неуверенности и т.п. пробуждает, если говорить очень кратко, несправедливая организация социальной жизни (и человеческих отношений). Страх может вызывать тотальная зависимость от кода, от знаковых систем, от общества, првратившегося в Мегамашину, а также, например, тотальная сеть патогенных коммуникаций или экзистенциальные проблемы.
Жижек говорит: "чтобы быть настоящим марксистом, сейчас нужно идти дальше Маркса". :)  Поэтому имеет смысл дальше задаваться вопросом о том, что такое капитал, какие еще он имеет смыслы и значения. Бейтсоновский double bind  - это самовоспроизводство зависимости, зависимых отношений (это - одна одна из интерпретаций). Возможно и современный капитализм является наиболее совершенной формой общества, где зависимость (в ее репрессивных, патогенных и деструктивных формах) достигает наибольшей изощренности и силы. Что появилось раньше - зависимые отношения, или накопление капитала? :) Важнее то, что сейчас все это связано в деструктивную систему.
А что касается религиозности, то я все же думаю, что она бывает разная. Часто - такая, как описывали Ленин и Фрейд, но у кого-то, как я полагаю, иная. Также и нет единого марксизма.

за зрелища!!!

А что, собственно, остается??? Падающего -  подтолкни...))) Фатальные стратегии... Навязывать-то никому ничего нельзя, да и бессмысленно это, бесперспективно.
Короче, почему нет специального праздника, "дня зрелища"? Все стало зрелищем? Впрочем, это лишь игра слов.

Collapse )

Что касается невозможности распространить здесь смысл, то лучший пример тому — пример Бога. Массы приняли во внимание только его образ, но никак не Идею. Они никогда не были затронуты ни Идеей Божественного, которая осталась предметом заботы клириков, ни проблемами греха и личного спасения. То, что их привлекло, это феерия мучеников и святых, феерии страшного суда и пляски смерти, это чудеса, это церковные театрализованные представления и церемониал, это имманентность ритуального вопреки трансцендентности Идеи. Они были язычниками — они, верные себе, ими и остались, никак не тревожимые мыслями о Высшей Инстанции и довольствуясь иконами, суевериями и дьяволом. Практика падения по сравнению с духовным возвышением в вере? Пожалуй, даже и так. Плоской ритуальностью и оскверняющей имитацией разрушать категорический императив морали и веры, величественный императив всегда отвергавшегося ими смысла — это в их манере. И дело не в том, что они не смогли выйти к высшему свету религии, — они его проигнорировали.

Collapse )
Я бы добавил к этому замечательному эссе вот что (мне кажется, что у Бодрийяра тоже звучит эта нотка).
Дело-то не в том, что люди или массы, якобы, такие вот "глупые" и т.п. Ведь нет никакой "человеческой природы" как субстанции.
Процесс взросления и социализации построен на том, чтобы "сплачивать" индивидов в некую общность, в массу, которая будет обеспечивать функционирование общества-системы как Мегамашины (замечательный образ у Мамфорда, все-таки), и не просто функционирование, но какой-то "слепой" ее рост (аналогии тут известны, они, увы, онкологические...). И это "сплачивание" более чем настоятельно требует "кастрации" индивидов, то есть контроля (администрирования))) над мышлением, над организацией внутреннего мира в целом (хоть ломкой ризомы, по Делезу, это называй, хоть ломкой критического мышления или способности к верной идентификации сообщений, по Бейтсону  - один черт)...
А страсть к зрелищам - это, скорее, лишь этакая ответная (защитная) реакция. В условиях, когда "смыслы" навязываются и непонятная грань между содержанием сообщений и взаимоотношениями. Об этом - далее.

"курбам-байрам" как собирательный образ

Еесли бы я не поленился графически оформлять эту запись, то я поставил бы в один ряд  хорошо известные фотографии мусульманских праздников, и фотографии московских пробок  перед  супермаркетами и рынками, и толпы спортивных болельщиков, и фотографии разных "госпраздников", и толпы последователей других конфессий, и военные парады, патриотические мероприятия и т.п.
Что такое футбол? Языческие воины были непрочь попинать отрубленные головы поверженных врагов, потом вот появился футбол, и футбол, в его нынешнем виде (если это не просто дворовая игра, забава) для меня символизирует пинание (своего) отрубленного разума (мозга).
Во время курбам-байрама также приносят в жертву свой разум. Вопрос тут в том, что одни способы кровавы и связаны с реальным убийством других живых существ, другие способы могут быть внешне иными, но это не означают, что они менее опасны по последствиям.Collapse )

Четыре истории о Сербском патриархе Павле

http://yurij-maximov.livejournal.com/268040.html   Его фигура уникальна даже для Сербской Церкви и следующий патриарх, конечно, будет уже другим. (via hubris_ipod )

...Известно, что Сербский патриарх и будучи наделён столь высоким саном, продолжал аскетические подвиги, и старался держаться очень скромно, причём это у него выходило очень естественно, без какого-либо нарочито показаного оттенка. Он ходил по городу пешком или ездил на обычнычном транспорте, среди людской давки, был нестяжательным, и питался так мало, как древние отцы-пустынники, - просто потому, что он был таков. На первом фото, к слову, фотограф как раз запечатлел его на обычной белградской улице...
Collapse )